ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как же здорово просыпаться под пение птичек за окном! А в открытую форточку прохладный ветерок приносит такие травяные ароматы, что голова кругом… Я подняла голову и сладко потянулась. Удивительно – внутри такая детская радость, восторг, необъяснимый, неизбывный! И тело полно сил. Словно и не было вчерашней усталости.

Олежки рядом не было, вероятно, утро уже в самом разгаре. Я быстренько оделась – так хотелось поскорее попасть на улицу! В прихожей столкнулась с Васей, похоже, она тоже только что встала.

– Приветик, как спалось? – улыбнулась она, протирая глаза.

– Как никогда супер! Можно подумать, тебе плохо, – засмеялась я, – будто заново родилась!

– Везет тебе… – протянула Вася. – А мы с Фимой полночи не спали…

– Как? Мы же после полуночи только легли.

– Вот, а уснули мы только утром! Тут какая-то птичка еще всю ночь нам серенады пела, Фимка в такое романтическое настроение пришел!

– Так это тебе везет! – ущипнула я подругу. – А я сразу вырубилась… А где все?

– Наверное, во дворе. Я слышала, вроде как, машина подъехала… Умываться будешь?

– Потом! – махнула я. – Пойдем посмотрим, кого там принесло.

Все наши дружненько сидели за столом и пили чай с остатками торта, потому что приехал еще один гость – Борис Тимофеевич. С цветами и огромным плюшевым медведем, почти в пол – роста самой Светки. Она смущенно краснела и беспрестанно благодарила шефа, подливая ему чая.

Мы поздоровались и уселись тоже. Олег о чем-то увлеченно спорил с Матвеем и Борисом Тимофеевичем. Фима налил нам чаю.

Потом беседа плавно перешла к работе, как это обычно бывает даже на отдыхе в присутствии шефа.

– Для вас, девчонки, милые мои, уже не секрет, да и для кого секрет-то… Закрываемся мы. Вчера был в администрации, почву прощупывал. Падает спрос на пейджинг-связь. Сотовая эра наступает, – посетовал он.

– Борис Тимофеевич, и что теперь? – участливо спросила Вася.

– Не знаю, не знаю… Попытаюсь приспособиться и пробиться на новый рынок. Обидно, что вы без работы останетесь! Но я уж вам обещаю: как только что у меня получится, работа у вас сразу будет, если дождетесь.

– Борь, опоздал! – засмеялся Матвей. – Нас всех уже Серафим переманил.

Мы вкратце поделились задумкой. Борис Тимофеевич крякнул и похвалил:

– Молодчина, есть деловая хватка! Кадры ценные увел!

Все засмеялись.

– Это и к лучшему. А то боялся вас расстроить. Только вот Татьяне с Ольгой еще не сказал…

– Да они знают. Догадываются, – поправилась я.

– Возьму их координаты, сейчас непросто устроиться, тем более в таком возрасте, как будет возможность – позову к себе.

Борис Тимофеевич очень переживал за своих работников. Редкий начальник будет так убиваться.

– И с нами связь не теряйте, – сказала Светка, – мы в этом же здании и остаемся, только теперь у нас помещение побольше будет, с Мат веем соединимся.

– А я, скорей всего, съеду. Но к вам забегу, забегу…

– Борис, все у вас будет хорошо, сложится все удачно, – вдруг сказал Фима, – сегодня вам позвонят после обеда – не раздумывайте, соглашайтесь, хотя предложение покажется не очень заманчивым. Но потом все повернется наилучшим образом. Если упустите, такой удачи больше не будет.

– Спасибо, ага, – растерянно проговорил Борис Тимофеевич, – это ты мне сейчас как экстрасенс говоришь, да? Пророчество?

– Пророчество, – усмехнулся Фима, – иногда осеняет.

– Да, честно говоря, я сейчас в таком разброде, что сам мыслить четко не очень… Совет ох как нужен! И тебе я очень верю! Просто гора с плеч. Я ведь координаты в новых кругах оставил, но не надеялся, что так быстро позвонят.

– Позвонят, – кивнул Фима и дальше налег на тортик.

– Ну я тогда, пожалуй, поеду домой! – засобирался Борис Тимофеевич. – Волнуюсь очень, простите! Вот так получилось, набегом…

– Ничего, – улыбнулась Светка, – спасибо вам огромное, что отпустили нас, что приехали поздравить! Мне очень приятно!

– Да пустяки, – смутился он, – всего тебе наилучшего! Еще обязательно увидимся. Расскажу, как у меня сложилось, – он подмигнул.

Светка не выдержала и повисла у него на шее. Борис Тимофеевич еще больше смутился и тепло, по-отечески похлопал ее по спине.

Когда он уехал, я тут же набросилась на Серафима, продолжающего невозмутимо поглощать сладкое.

– Ты же говорил, что четкого будущего не существует, что нет одной линии, одного развития событий.

– Так и есть, – не смутился Фима.

– А почему ты так уверенно предсказал сейчас Борису Тимофеевичу, что и как произойдет?

– Тут есть две линии развития ситуации, – он облизнул ложку, – первая: он уходит в депрессию, не верит в свои силы, не видит перспективы – в этом случае ее и не будет. Все счастливые возможности попросту обойдут его стороной. Крах всему. Вторая линия: он верит в себя и свои силы, верит в то, что все сложится благоприятно и в его пользу, что он легко перестроится, – и тут же ему выпадает такая возможность. На самом деле в жизни каждый получает то, во что верит безоговорочно, без сомнений. Как в хорошее, так и в плохое. Если человек постоянно ноет и жалуется, так и будет дальше складываться. А если смеется и знает, что все будет хорошо, сложится именно так. А Борис сейчас был на эмоциональном распутье. Я всего лишь ему путь подсказал. Но пошел он сам, не стал отнекиваться, сомневаться, говорить, что не верит. Значит, ему действительно заслуженно дастся. Он выбрал эту линию.

– А-а-а… – потрясенно протянули мы с Васей.

– Ага… – передразнил нас Фима, и все расхохотались.

– Многому тебе еще предстоит нас научить, – сказала я.

– Многому нам всем еще предстоит взаимна научиться друг у друга, – поправил Фима и почему-то посмотрел на Олега. И мне показалось, что Олег понял его и кивнул.

Как ни хотелось побыть здесь подольше, на нам с Олежкой надо было возвращаться. Ему должны были звонить сегодня по работе, ну и еще мы очень хотели хотя бы денек побыть вдвоем, это такая редкость… Неожиданно Фима с Васей тоже засобирались.

– Вы чего так быстро? – удивилась Светка. – Завтра никому не надо на работу, Борис Тимофеевич же сказал…

– Как это не надо? – сурово нахмурился Серафим. – Уже забыли, что вы теперь не безработные? Завтра всем в девять ноль-ноль как штык в моей… нашей приемной! Столько надо решить, сделать! Я даже составлю свой график так, чтоб освободить хотя бы дня три. Будем переделывать офис, планировать… Работы будет много, не поленитесь, как у Бориса Тимофеевича!

Мы с Василисой рассмеялись.

– Есть, босс!

– Никаких боссов, – тоже засмеялся Фима.

Олег побежал в домик за вещами, а я улучила минутку.

– Фим, а если я завтра… ну… исчезну? – негромко спросила я.

– Скорее всего, так и произойдет, – кивнул он, его взгляд потеплел, – мы поймем.

– Олежка, может, тоже не сможет, пока он еще не ушел с этой своей работы…

– Без проблем, – кивнул Фима, – понятное дело. Когда мы уже более-менее наладим работу, тогда заберем его. Ко всему прочему, нам очень пригодится хороший компьютерщик! Пока лучше ему там оставаться. Как будет свободное время, ждем его, помощь пригодится.

– Конечно, – засмеялась я.

Но как-то было не очень весело. Теперь, когда Фима твердо пообещал, что завтра я отправлюсь на задание, мне было не по себе. Почему до последнего я надеюсь на отсрочку, а мои надежды часто не сбываются?

– Удачи тебе, – шепнул Фима и сжал мою руку.

Мне стало легче. А тут и Олежка появился.

– До свидания, маленький райский уголок! – крикнула я на прощание. Я очень хотела сюда вернуться.

И перед тем как уезжать, я еще раз сбегала к речке и умылась ее водой…

Поехали вчетвером, Серафим за рулем, Вася с ним рядом, а я с любимым на заднем сиденье. Почти не разговаривали. Вася рассказывала, что ей приснилось в тот небольшой промежуток времени, который ей удалось поспать. И, судя по продолжительности ее сна, она спала как минимум неделю.

49
{"b":"2364","o":1}