ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто украл любовь?
Скандал с Модильяни
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Не благодари за любовь
Срок твоей нелюбви
Ненависть. Хроники русофобии
Как инвестировать, если в кармане меньше миллиона
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
A
A

Первая версия нравилась ему гораздо больше.

– Милана, плыви сюда, я с поклевкой, – когда русалка не пела, голос ее был властным, низким и с хрипотцой.

Значит, их было двое. Как минимум.

– Кто попался? – донесся откуда-то справа похожий голос, но понежнее.

– Лопух, – русалка пожала плечами. – Добыча моя, значит, тебе разделывать. Как договаривались.

– А я и не спорю, – обладательница второго голоса выступила из тумана по пояс в воде. Смутные очертания женской фигуры проступили лишь когда она приблизилась к ним почти вплотную, и снова в ноздри ударил резкий запах водорослей и рыбы.

Вторая русалка провела холодной рукой Ивану по лицу.

– Какой хорошенький...

Иван тихо порадовался, что сейчас ночь, причем туманная, и не видно, как он дико покраснел.

– Только не проси меня его оставить, – голос первой русалки звучал ворчливо, но непреклонно.

– Ну почему, Русана, пусть немножко поживет у нас, я буду за ним смотреть и...

– Нет-нет, и не упрашивай, – отрезала та, кого называли Русаной. – В прошлый раз ты так же говорила, обещала за ним ухаживать, убираться, а в итоге все пришлось делать мне, и в конце концов он все равно объелся червями и сдох. Только добро переводишь. Поплыли.

Все это время в душе царевича за доминирующую позицию боролись ужас и изумление. И теперь, пока они все еще были заняты, мутузя друг друга, на первый план, откуда ни возьмись, выскользнул здравый смысл и в немногих словах обрисовал Ивану его ближайшее будущее. В соответствии с продолжительностью будущего, многих слов ему просто не понадобилось.

И Иван решил вмешаться.

– Кхм. Извините, пожалуйста. Я не ем червей.

Он почувствовал, как обе головы повернулись к нему, как будто не ожидая, что он вообще может говорить.

– Тебя никто не собирается заставлять их ЕСТЬ, – с неприязнью произнесла одна из них, по голосу – Русана. – Мы собираемся тебя ими ФАРШИРОВАТЬ.

– Ой, Русана, смотри – говорящий человек! А я думала, они только кричать умеют. Наверно, нам какой-нибудь особенный достался.

– И не уговаривай, – упрямо мотнула головой Русана.

– Да нет, я и не думаю, – слишком поспешно ответила Милана. И тут же добавила: – Ну тогда пусть он еще немножко поговорит, мы все равно никуда не спешим, а второй такой когда еще попадется, – и мягко погладила его по голове.

– А завтрак?

– Подумаешь – на пять минут попозже. Ничего страшного. Говори еще, человечек. Ты ведь умеешь говорить?

Иван понял, что это его единственный шанс предпринять что-то, и другого шанса просто не будет, но он не знал, что ему делать. После того, как он лишился своего единственного оружия – топора – действовать так, как королевич Елисей на странице девяносто восемь, стало невозможно. Да и, откровенно говоря, в глубине своей раздираемой самыми различными эмоциями души Ивану казалось, что у него все равно ничего бы не вышло, даже если топор оставался бы при нем: в "Приключениях лукоморских витязей" почему-то ничего не было сказано, что обычная русалка может одной рукой мертвой хваткой удерживать человека, небрежно жестикулируя при этом другой во время разговора. "Потяни время", – успел шепнуть ему Здравый Смысл, уворачиваясь от пинка Отчаяния.

– Умею, – признался царевич. – Вообще-то, люди все говорят. Наверно, у вас просто не было возможности с нами пообщаться. А ведь люди, наоборот, считают, что русалки умеют только петь. И то только когда...Это... Ну...

– Охотятся, – радостно подсказала Милана.

Иван уцепился за это слово.

– А что вы едите, когда люди не... клюют?

– Консервы.

– А-а... мн-н-н... Э-э-э? – осторожно спросил царевич.

– Иногда поклевка бывает такой хорошей, что Русана заготовляет консервы впрок, – охотно разъяснила Милана. – Я тоже как-то пробовала, мы вместе делали, но мои почему-то через два дня испортились. Русана говорит, что крови много осталось и кости слишком крупные, а я вроде все по рецепту делала, да и при ней же. По-моему, я просто неспособная к кулинарии. Зато пою лучше всех.

– Болтаешь ты больше всех, – беззлобно проворчала русалка постарше. – Пошли давай, время идет. Еще начинку и маринад готовить – сегодня я тебе помогать не буду, привыкай к самостоятельности.

– Ну, Русана-а, – гнусаво-капризным голосом избалованной принцессы протянула Милана.

– Пошли, пошли.

Русалка сделала еще один шаг в глубину. Царевич забился, чуя конец.

– Отпустите меня! Вы не имеете права! Это негуманно! Мы – братья... то есть, сестры... то есть... Пустите меня! Пустите!!!

Холодная вода коснулась подбородка. Иван даже не понял, а почувствовал всеми фибрами души, даже при таких обстоятельствах не желавшей покидать давно промокшие пятки, что это – его последнее мгновение на свете, и, не сознавая, что делает, набрав полную грудь воздуха вперемежку с туманом, взревел:

Прощай-те, това-рищи, все по ме-стам,
Послед-ний парад наступа-ает,
Вра-гу не сдае-отся наш гор-дый «Коряк»...

И только допев песню до конца, он понял, что он допел ее до конца.

И от изумления затих.

– А еще знаешь? – по голосу – Русана.

– З-знаю.

– Спой.

– Слав-но-е мо-ре, священный Бас-ка-а-а-ал...

И пока звонкий молодой голос усердно выводил повествование о злосчастном бродяге, голова лихорадочно старалась мыслить, по возможности не сбиваясь с такта и не путая слов.

"Почему они слушают? Что я о них знаю?...мо-лод-цу плыть не-да-ле-е-еч-ко. Так. Русалки. Людоеды.

...в де-е-брях не тро-о-нул... Живут в реке. Поют для привлечения добычи. Поют. ...ми-но-ва-а-ала... Любят петь. Вода. Мамочки, забыл! Сначала! Надо начать сначала!...слав-ный ко-рабль... Любят воду? Понял!

...слав-ный ко-ра-абль... Ой, что я пою?! Песни о воде! Они любят ПЕСНИ О ВОДЕ!...о-о-му-ле-евая боч-чка... То есть, пока я буду петь им про воду, они меня не тронут! Вероятно."

– Еще, – потребовали обе в голос как только замолк последний звук.

– Раски-ну-улось мор-ре широ-ко...

И опять до конца. И когда непререкаемым тоном Милана потребовала петь дальше, царевич решил пустить пробный шар.

– С удовольствием. Только мне вода в рот попадает, и дыхание сбивается в таком положении. Может, меня можно вертикально держать? Ну или хотя бы под углом в шестьдесят градусов? А?..

– Умник нашелся, – неласково высказала свое мнение Русана, но из воды его вынесла и с размаху, как тряпичную куклу, усадила на берег. Непроизвольно у Ивана вырвалось порочащее звание лукоморского витязя "Ой!". Потянувшаяся к пострадавшему месту царственная рука тут же была перехвачена русалочьей. Та же участь постигла и неподвижную другую руку.

– Ну что, устроился? Пой дальше, и не вздумай сбежать, – потребовала Русана.

– ... – Иванушка открыл рот, и вдруг с ужасом понял, что не помнит больше ни одной песни про воду. А попробовать и спеть что-нибудь другое у него не хватало духа. Если им нравилось слушать про воду, это не значило, что при первых же словах про что-нибудь другое он через секунду не окажется снова в реке, и на этот раз навсегда.

– Ну?

– Спой, рыбка!

И Иван запел.

– Море, лукоморское мо-о-оре...

К счастью, пока он пел, изо всех сил надеясь, что русалки не обратят слишком пристального внимание на наличие в лукоморскос море колосьев и прочих предметов, порядочному морю не приличествующих, ему вспомнилась еще несколько песен про разнообразные реки, пруды, заводи и протоки. Но когда после слов "Здравствуй, лукоморское море, я твой тонкий колосок" царевич сразу же начал "Тихие пруды...", Милана несколько смущенно перебила его:

– Да что ты все о воде, да о воде...

– ?

– А про любовь знаешь?..

– Рано тебе еще такие песни слушать, – сурово, но как-то не очень убедительно возразила старшая русалка.

12
{"b":"2365","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Йога между делом
Москва 2042
Говорите ясно и убедительно
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Там, где кончается река
Что посеешь
Очаровательный негодяй