ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Добрый волк
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Конфедерат. Ветер с Юга
Быстро вращается планета
Ищу мужа. Русских не предлагать
Стеклянная магия
Смотри в лицо ветру
Содержание  
A
A

Маршал Шапошников ответил: «Приказ о передаче 3-й и 13-й армий отправлен вам, там же предусмотрена передача и фронтового аппарата и средств связи. Вы можете использовать этот аппарат по своему усмотрению. А временно исполняющего обязанности командующего Брянским фронтом товарища Захарова мы отзываем в распоряжение НКО, Мазепова * — в ГлавПУР, а Пономаренко ** — в ГКО. Так что наши желания совпали».

Тимошенко, хорошо знавший обычай Бориса Михайловича решать вопросы лишь после тщательного обдумывания, был удивлен и обрадован. Он понял, что вопрос уже обсуждался в Ставке, и Шапошников фактически информировал его об уже принятом решении.

На радостях главком спросил, какое решение принято по нашему ходатайству о присылке подкреплений и оружия для усиления войск, намечаемых для участия в наступлении.

Начальник Генштаба ответил, что главком должен полностью полагаться только на имеющиеся у него силы, и напомнил при этом об обстановке, сложившейся под Москвой. Ставка вынуждена отдавать защите столицы все резервные силы и средства.

Хотя эта весть и не явилась полной неожиданностью для С. К. Тимошенко (именно такой ответ на нашу просьбу предрекал несколько дней тому назад Василевский), все же он сильно огорчился. Шансы на решительный разгром армии Клейста значительно убавились.

Главком немедленно связался с командующим Южным фронтом и приказал ему форсировать подготовку наступления, рассчитывая лишь на те силы и средства, которыми он располагает и которые обещаны ему за счет Юго-Западного фронта. Черевиченко ответил, что он и его штаб усиленно готовят операцию.

В ночь на 10 ноября мы получили приказ, который подтвердил сообщение Б. М. Шапошникова о расформировании Брянского фронта. Его 3-я и 13-я армии с 12 часов 11 ноября переходили в наше подчинение, а граница между войсками Западного и Юго-Западного направлений была проведена значительно севернее, по линии городов Спасск-Рязанский, Михайлов, станция Узловая, Крапивна и Белев. От нас в состав Западного фронта уходила одна стрелковая дивизия.

С получением этого приказа штабу Юго-Западного фронта прибавилось хлопот: нужно было немедленно принимать обе армии и заботиться о повышении боеспособности их дивизий, большинство которых пробилось через войска Гудериана, оставив в непролазной грязи брянских

— — — —

* Дивизионный комиссар, член Военного совета фронта.

** Секретарь ЦК КП(б) Белоруссии, член Военного совета фронта.

и орловских лесов большую часть артиллерии и колесных машин. Стремясь помешать приведению этих армий в порядок, фашистское командование с каждым днем усиливало нажим, развивая наступление на Ефремов и Елец.

Принятие новых армий и создание прочной обороны на правом крыле Юго-Западного фронта главком поручил своему заместителю Ф. Я. Костенко, в распоряжение которого была выделена группа штабных командиров.

10 ноября начали погрузку и отправку с Юго-Западного на Южный фронт 216-й и 259-й стрелковых дивизий, 3-й танковой бригады, 71-го танкового батальона и трех полков противотанковой артиллерии. Это были первые практические шаги по пути к осуществлению наступления под Ростовом, где к этому времени наступило полное затишье в боевых действиях.

Внимание органов фронтовой и армейской разведки было сосредоточено на изучении обороны, которую спешно создавали остановленные войска Клейста. Всюду отмечались активные инженерные работы, и это наводило на мысль, что армии Клейста потребуется немало времени, чтобы залечить свои раны. А пока она подготовится к новому наступлению, мы упредим ее и ударим первыми.

Сначала у командования Южного фронта, а затем и у главного командования Юго-Западного направления в эти дни окончательно сложилось убеждение, что если танковая армия Клейста и успеет возобновить в ближайшие дни наступление, то в прежнем направлении, на Новошахтинск, Новочеркасск, иначе говоря, не прямо на Ростов, а севернее его.

Только успела выехать наша комиссия во главе с генералом Костенко принимать управление и армии Брянского фронта, как мне позвонил генерал Шарохин, заместитель Василевского, и сообщил, что Ставка решила сохранить пока управление Брянского фронта и держать его в резерве. Это означало, что замысел маршала Тимошенко сформировать за счет этого управления аппарат главкома останется пока на бумаге, а на штабе Юго-Западного фронта будет отныне лежать не двойная, а тройная нагрузка…

12 ноября генерал Антонов привез на утверждение главкома план будущей наступательной операции. Намечалось силами вновь сформированной 37-й армии, частью сил 9-й (одной стрелковой и одной кавалерийской дивизиями) и 18-й (двумя стрелковыми дивизиями) с утра 16 ноября нанести главный удар в общем направлении от поселка Павловка на Большекрепинскую и далее на Таганрог. Цель — во взаимодействии с 56-й Отдельной армией уничтожить главные силы танковой армии Клейста с выходом войск Южного фронта на реку Миус.

Всю операцию планировалось провести в три этапа: с 11 по 15 ноября — сосредоточение ударной группировки и ее подготовка; с 16 по 19 ноября — переход в наступление, разгром вклинившейся в расположение 9-й армии группировки армии Клейста и выход на рубеж реки Тузлов; с 20 по 22 ноября — развитие достигнутого успеха и выход на рубеж реки Миус.

Основные силы ударной группы фронта — 37-я армия — должны были наступать двумя эшелонами: в первом — четыре стрелковые дивизии и танковые бригады, во втором — две стрелковые дивизии. За 37-й армией стоял кавалерийский корпус генерала Хоруна и бригада НКВД.

Все нити общего оперативного руководства наступлением должны были сходиться на командном пункте Южного фронта, куда должен был прибыть главком с оперативной группой. С фронтового командного пункта имелась всесторонняя связь со всеми армиями: проводная — телефонная и телеграфная, по радио и самолетами. Командный пункт 37-й армии в свою очередь был связан с командными пунктами 9-й и 18-й армий, а также со своими дивизиями проводными линиями, по радио и наземными подвижными средствами (автомашины, мотоциклы).

Одним словом, в плане были охвачены все вопросы организации, подготовки и ведения операции. В нем нашли отражение основные требования главкома: наступление должно явиться для фашистов совершенно неожиданным; новую армию поставить на том участке, где Клейст, как предполагалось, может возобновить атаки; наступление начать не позднее 16 ноября, чтобы упредить противника и ударом по армии Клейста помочь 56-й армии, оборонявшей Ростов; наступающие войска должны быть нацелены так, чтобы их можно было без труда повернуть на любое направление, если обстановка резко изменится.

План был утвержден главкомом без серьезных поправок, и армии Южного фронта приступили к претворению его в жизнь.

Нашей главной заботой в последующие дни явилась переброска и сосредоточение диви —

зий 37-й армии, * большая часть которых стягивалась из весьма удаленных от района наступления пунктов. Лишь две стрелковые дивизии (96-я и 99-я) находились на месте и должны были 14 ноября передаваться из 18-й армии в 37-ю. Все это нужно было проделать в очень короткие сроки и так, чтобы фашистская разведка не обнаружила перемещения войск, иначе весь наш расчет на внезапность удара не оправдался бы.

Несмотря на все усилия органов военных сообщений, железнодорожников и самих войск, на сосредоточение 37-й армии к назначенному сроку было мало надежд. Неужели придется откладывать наступление? Эта мысль волновала всех нас. С тем, что 216-я и 295-я стрелковые дивизии, перебрасываемые с Юго-Западного фронта, не поспевают к началу наступления, мы уже смирились. И в плане был предусмотрен их ввод в сражение уже в ходе операции. Сосредоточение остальных четырех дивизий маршал приказал обеспечить во что бы то ни стало. Он и мысли не допускал об оттяжке наступления: надо было опередить Клейста.

Стремясь ударить по врагу с двух сторон, Тимошенко поставил вопрос об участии в операции 56-й армии, оборонявшей Ростов и подчиненной непосредственно Москве. Однако начальник Генерального штаба, учитывая слабость армии Ремезова и огромное превосходство нацеленных против нее сил Клейста, проявил вполне оправданную осторожность. Он сказал, что 56-я нанесет лишь короткий контрудар в тот момент, когда наступление Южного фронта отвлечет на себя основные силы Клейста.

105
{"b":"2367","o":1}