ЛитМир - Электронная Библиотека

— А черненький — мой! — воскликнул Ара.

Геворг еще колебался: ему нравился и белый и рябой.

Прошло несколько дней. Однажды утром наседка со своими цыплятами гуляла во дворе, а Котот сидел на берегу речки, у своего домика, как вдруг откуда-то появилась кошка и стала подбираться к цыплятам. Наседка её не заметила. Но только кошка протянула лапу к цыплёнку…

„Гав! Гав! Гав!“ — сердито залаял Котот и бросился на кошку.

Ара в это время красил забор в саду. Он обернулся и увидел кошку.

— Держи, Котот, эта кошка — вор! — закричал он.

Но Котот уже трепал кошку. Наседка закудахтала, собрала цыплят вокруг себя, а кошка-вор едва спаслась от лап Котота и со всклокоченной шерстью убежала.

Хорошие путешественники - i_026.jpg

— Ну! Что я говорил? — обратился Ара к наседке. — Котот — умная собака!

Он побежал в дом и принёс для Котота большой кусок сахару.

С этого дня Котот и наседка стали друзьями.

На дороге

Хорошие путешественники - i_027.jpg

Собрали коконы в корзинки и сдали на склад. Работа с шелковичными червями закончилась. В это время маму вызвали в правление колхоза и сказали, что решили послать её на месяц в город учиться на курсах бригадиров.

— Вот хорошо! — обрадовалась бабушка. — И я поеду зубы лечить.

— Я тоже, бабушка? — спросил Ара.

— Конечно, — улыбнулась бабушка.

— И Котот?

— Зачем же брать Котота?

— Бабушка, ведь он тоже очень хочет… Хочешь, Котот?

Но Котот убежал в сад.

— Видишь? — сказала бабушка. — Кототу всё равно.

Ара хотел возразить, но мама твёрдо сказала:

— Котота не возьмём.

Вечером посоветовались с отцом.

Ночью Ара спал плохо: ему всё казалось, что мама вдруг передумает и не возьмёт его.

Утром он раньше всех оделся и побежал на улицу. „Вдруг подъедет колхозная „Победа“, шофёр решит, что мы уже уехали, и повернёт обратно“, — беспокойно думал он.

Цогик тоже вышла на улицу. Она уже знала, что Ара уезжает в город, и грустила.

Ара начал утешать её:

— Видишь, Котот тоже не едет. А ты думаешь, это для него хорошо? Что поделать! Как-нибудь в другой раз и ты поедешь. Я всё тебе подарю: вот Чёрненький пусть будет твоим, мой самолёт тоже…

Но Цогик быстро-быстро моргала глазами, чтобы не заплакать.

Пришла „Победа“. Мама и бабушка с чемоданами вышли в сад.

— Ну, будь здорова, Цогик-джан, не скучай! — попросил Ара.

Затем подошёл к Чёрненькому, привязанному к яблоне:

— Будь послушным, не болей, а то Цогик одна — кто будет тебя лечить?

Котот вился у ног Ара.

Мама и бабушка сидели в машине и уже звали Ара, а шофёр Лево́н открыл дверку багажника и положил туда чемоданы.

Ара сел рядом с матерью, дядя Левон нажал педаль, машина зашумела и медленно тронулась с места.

„Гав! Гав! Гав!“ — послышался сзади лай Котота.

Ара было и грустно и радостно. Грустно потому, что расстался с Цогик и Кототом, а радостно потому, что ехал в город. Он прижал нос к стеклу машины и смотрел на поля.

Хорошие путешественники - i_028.jpg
Хорошие путешественники - i_029.jpg

По обе стороны шоссе тянулись виноградные сады, а чуть дальше раскинулись пашни. „Сколько зёрен пшеницы будет на этих пашнях? — думал Ара. — Наверное, тысяча раз по миллиону…“ Но он не успел сосчитать, потому что заснул.

Проснулся Ара от лёгкого толчка, и первое, что он услышал, был лай Котота:

„Гав! Гав! Гав!“

Ара удивился. Бабушка и мама тоже.

Вот так дело!

Сразу вышли из машины.

Машина стояла у тротуара широкой и чистой улицы. А из багажника доносился лай Котота:

„Гав! Гав! Гав!“

Хорошие путешественники - i_030.jpg

В кукольном театре

Хорошие путешественники - i_031.jpg

Маленькие зайчики играли на полянке. Вдруг из глубины леса вышел серый волк. Зайчики очень испугались и начали бегать, но серый волк бежал ещё быстрее и чуть не поймал одного зайчика.

— Бедный зайчик! — пожалел его Ара.

Но в это время из леса вышел охотник.

— Ах ты, злодей! — крикнул он, прицелился и выстрелил из своего ружья: „Пиф-паф!“

Волк свалился на землю, а зайчики разбежались.

Очень интересный спектакль был в кукольном театре!

После спектакля бабушка и Ара пошли домой. По дороге Ара спросил у бабушки:

— Бабушка, а куда ушли зайчики?

— Домой, — ответила бабушка.

— А где их дом?

— Не знаю. Ведь они не настоящие зайчики. Это были куклы.

Ара удивился:

— Разве куклы бегают?

— Конечно.

— Вот удивительные куклы! А охотник?

— Охотник — тоже кукла.

Это было уж совсем невероятно. Если охотник — кукла, как же он тогда из леса пришёл и сказал: „Ах ты, злодей!“, а затем стрелял: „Пиф-паф!“

— Бабушка! Бабушка! Если он кукла, то почему он разговаривает? У Цогик куклы не разговаривали.

— Это другие куклы, — чтобы избавиться от вопросов, сказала бабушка.

Ара задумался. „У Цогик было три куклы, — думал он, — и ни одна из них не бегала. А здесь куклы бегают, говорят да ещё стреляют. Вот если бы у меня была такая кукла-охотник!“

Когда уже подходили к дому, Ара вдруг сказал:

— Бабушка, я тоже хочу говорящую куклу.

Вечером, когда тётя Лу́сик готовила ему постель, он посадил Котота в угол и начал рассказывать:

— Ах, Котот, напрасно ты с нами не пошёл! Какие замечательные куклы там были! Они говорили, бегали, подпрыгивали, а охотник стрелял в волка: „Пиф-паф!“ Жаль, что моя бабушка не знает, где продаются такие куклы.

Хорошие путешественники - i_032.jpg

Ара рассказывал, но Котот не слушал: за день беготни он устал и на половине рассказа уснул. А тётя Лусик слушала и смеялась.

Затем тётя объяснила:

— Ара, кукла никогда не сможет говорить и бегать или стрелять из ружья… Ведь кукла есть кукла, а не человек. За сценой кукольного театра находятся артисты. Они надевают куклу на руку и заставляют её двигаться, прыгать, бегать. Они за куклу и говорят.

— Вот что!.. — удивился Ара.

В этот вечер Ара долго не мог уснуть, всё ворочался с боку на бок и думал: „Когда приедем домой, обязательно сделаем с Цогик кукольный театр“.

Экскаватор

Хорошие путешественники - i_033.jpg

„Гав! Гав! Гав!“ — яростно лаял Котот.

Но экскаватор не обращал на него никакого внимания. Своим огромным ковшом он поднимал вверх камни разрушенного дома и с грохотом высыпал их в грузовик.

Котот не понимал, что экскаватор — это машина; он думал, что это огромный зверь, который выбежал из леса, чтобы разрушать дома́. Вот почему Котот так сердился.

Мама и Ара смотрели на работу огромной машины и смеялись над Кототом.

— Чего ты лаешь? — говорил Ара. — Все молча смотрят, а ты: гав, гав! Это экскаватор, а не зверь. Ты, наверное, сердишься потому, что он ломает дома? Ведь какие это дома: маленькие, кривые. Слышал, мама говорила, что вместо этих домишек здесь будут построены высокие дома, а во дворах будут фонтаны, площадки для игр… А ты: гав, гав, гав, глупенький. Ну, сам посуди, что лучше?..

Но Котот не успокаивался. Вдруг он бросился вперёд и прыгнул в ковш экскаватора. Как раз в это время ковш, наполненный землёй, поднялся в воздух. Котот от страха весь съёжился. Хобот экскаватора медленно повернулся к грузовику, и секунду Котот висел над бездной.

4
{"b":"237661","o":1}