ЛитМир - Электронная Библиотека

Бетани посмотрела на носовую вышку и стиснула зубы.

— Винк, как только тросы закрепят, поднимешь клеть.

— Клеть готова, мэм. Как только прикажете…

Вопреки своим ожиданиям, Бетани не услышала страха в его голосе — только готовность подчиниться приказу.

В тот же миг Даймина выстрелила тросом в тонущее судно, а еще мгновение спустя к той же цели устремился трос Харлея.

Крысы пригнулись, чтобы их не задело, но, как только тросы плюхнулись на дно клюза, бросились привязывать их к якорной цепи.

Бетани нажала кнопку переговорного устройства:

— Винк! Вперед!

С мостика ей хорошо было видно, как ее брат ринулся с вышки, таща за собой неудобный сверток нейлоновой сети, и закрепил крюк из спасательного оснащения на страховочном тросе.

И тут же на него обрушилось море.

Бетани увидела, как Винсента швырнуло к корме, но он устоял и сеть не выпустил. Еще несколько секунд — и он уже взобрался на вышку правого борта и потянулся к спасательному тросу Даймины.

Оба крыса запрыгали от радости.

— Я же говорил тебе — они придут! — завопил Джаспер, пытаясь перекричать ветер. — Я же говорил — хорьки всегда приходят!

Хорек Харлей выпустил еще одну ракету. Сейчас ему очень хотелось быть на месте энсина. Но у него были свои обязанности — сейчас ему предстояло перезарядить ракетницу, что он и сделал.

Закинув сеть за спину, как рюкзак, энсин стремительно перебирал лапками по тросу. Еще немного — и он будет у цели.

Харлей напряженно следил за ним. На всякий случай он даже отстегнул свой крюк от страховочного троса.

«Если малыш упадет, — подумал Харлей, — я прыгну за ним. Я его вытащу».

Бетани не смотрела в ту сторону. Она сосредоточилась на борьбе с качкой. Конечно, на тренировках они отрабатывали это сотни раз, но управиться с клетью при восьми баллах не так-то просто. Достаточно одного неверного движения, одного толчка — и спасатель сорвется с троса.

Но ее брат мчался короткими перебежками по тросу, словно цирковой хорек — по проволоке, в свете прожекторов и ракетных вспышек. И вот, наконец, он добрался до клюза, и крысы втащили его внутрь.

— Добро пожаловать на борт, — приветствовал Джаспер насквозь промокшего хорька. — Сколько у нас времени?

Сэмми озадаченно уставился на друга.

— Может, час, а может, и меньше, — ответил Винсент. — Якорные цепи, конечно, помогут притормозить, когда коснутся дна, но, боюсь, ваше судно этого не выдержит.

Он протер глаза мокрой лапой, снял со спины спасательную клеть, собрал ее и пристегнул к тросу «Решительного».

— Сколько зверей на борту?

— Больше сотни. Почти все здесь.

Судовой крыс указал Винсенту в глубь трубы, ведущей к клюзу: там собралась целая толпа перепуганных грызунов.

— Эй, мыши! Давайте сюда! Не бойтесь! Это — хорьки — спасатели!

ГЛАВА 9

— Привет, «Решительный»! Это «Крепкая лапа». Засекли ваши огни. С вашего разрешения, займемся средней частью.

Когда первую порцию спасенных погрузили в клеть, Бетани успокоилась и почувствовала, что все под контролем. Опасное чувство. Усилием воли она заставила себя снова встревожиться. Самоуверенность здесь недопустима.

— Добро пожаловать, «Крепкая лапа»! Приступайте. Мы наладили спасательную клеть, берем пострадавших на борт. Можете выслать поисковую группу. Собирайте выживших в средней части и задействуйте свою клеть. Еще немного — и судно сядет на скалы.

— Есть, капитан. Вы на каком ходу держитесь?

Бетани невольно улыбнулась. Она еще не привыкла, что другие командиры называют ее капитаном.

— Вперед на стандартной. Тут у нас малость штормит.

— Бурная ночка, да?

Бетани дважды нажала кнопку микрофона — в знак согласия.

А Хорьчиха Хлоя тем временем изнывала от бездействия:

— Мне надо чем-то заняться, Бетани! Позволь мне помочь!

Капитан имела полное право запереть журналистку в ее каюте: ведь любой попыткой помочь та поставит под угрозу собственную жизнь. А потеря рок-звезды многим покажется гораздо большим несчастьем, чем крушение «Исследователя». Однако Хлоя усердно тренировалась со всей командой, и кисейной барышней ее не назовешь…

Клеть уже была в пути. Двадцать мышей в ужасе глядели вниз, на бушующее море.

— Да, помочь ты можешь, Хлоя.

Журналистка серьезно взглянула на подругу:

— Скажи, что я должна делать. Я все сделаю, как надо.

— Харлей откроет клеть у главного трапа. Спасенные будут в растерянности. Они ужасно напуганы. Они не будут знать, куда идти. Встреть их на нижней палубе, у трапа. Скажи им, что они в безопасности, проводи их в каюту, уложи в гамаки и накрой одеялами. Это будет большая помощь.

— Есть, мэм! — сказала рок-звезда и решительно направилась к двери.

— Спасательное снаряжение, Кло!!! Пристегнись к страховочному тросу!

— Есть, капитан!

Бетани покачала головой. «Наверно, я сошла с ума», — подумала она. Но приказ отдан. Как только знаменитость исчезла за дверью рубки, палубу окатила очередная волна. Хлою сбило с лап и отнесло от страховочного троса на всю длину страховочного ремня. Торопливо вскочив, прежде чем ее настигнет новый вал, хорьчиха ринулась к главному трапу, отстегнула крюк и исчезла из виду под крышкой люка.

Бетани с облегчением перевела дух.

Клеть опустилась на палубу, где уже стоял наготове Харлей, надежно пристегнутый к страховочному тросу.

В промежутке между двумя волнами он подтащил клеть к сходному трапу, открыл и вытряхнул мышей вниз.

На мгновение он встретился взглядом с ожидавшей внизу Хлоей. Глаза его сверкнули.

— Первые гости, мадам! — крикнул он.

Хлоя улыбнулась и взяла под козырек — изящнейшим, на взгляд Харлея, жестом. Но каждая секунда была на счету. Харлей захлопнул крышку люка и подал Винсенту сигнал тащить опорожненную клеть обратно на «Исследователь».

Вскоре подоспел и большой катер береговой службы. Протянув спасательные тросы на корму, спасатели принялись снимать людей с пострадавшего судна, действуя не менее умело и слаженно, чем хоречий экипаж. Очень скоро операция окончилась без особых происшествий, и человеческий катер пустился в обратный путь, на прощание подав хоречьим «Джеям» световой сигнал — пожелание удачи.

«Вот за это мне и платят», — подумала Бетани, на долю секунды отдаваясь волнующему чувству опасности, вечному спутнику ее работы. Но затем она снова взялась за дело. За следующий заход клеть доставила на борт «Решительного» остальных мышей, попугая, собаку-шелти и промокшую, но стоически переносящую все невзгоды пятнистую кошку. На тонущем судне оставались только крысы. Они не сомневались, что хорьки позаботятся и о них.

«Исследователь» уже глубоко осел в воду и замедлил ход. Сквозь пробоину от осколков винта и разошедшиеся швы хлестала вода. Времени оставалось совсем немного. Бетани понимала: чтобы спасти этих отважных крыс, нужно поторопиться.

Хлоя стала для спасенных настоящим ангелом милосердия. Она успевала всюду. Она распаковала яркие, оранжевые с желтым одеяла, подвесила гамаки, уложила всех мышей и успокоила их, как могла.

Но одна мышь, коричневая с темно-красным отливом и белыми пятнышками на носу и груди, никак не желала успокаиваться.

— Они пропали, пропали! — плакала она.

Хлоя подоткнула ей одеяло.

— Ваше судно уже не спасти, — сказала она, — но вы спасены. И все ваши друзья в безопасности. Корабль можно заменить, а вот…

— Ничего вы не понимаете, — всхлипнула мышь. — Диски! Все наши открытия! Все осталось на борту! Все погибнет!

— Будут и другие экспедиции… — Хлоя опустилась на колени у гамака.

— Нет! Мы изучили данные… Мы думали, что уже слишком поздно, что это конец… Но мы нашли способ все исправить! Нельзя допустить, чтобы океан погиб! Все это — на дисках! А диски погибнут вместе с судном!

12
{"b":"2378","o":1}