ЛитМир - Электронная Библиотека

Боа схватил канатный пистолет. Чтобы оценить силу встречного ветра, хватило доли секунды. Боа прицелился и нажал на спуск.

Не теряя ни мгновения, он бросился ко второй ракетнице, надеясь, что та заряжена. Взметнулся сноп искр, затем на миг сгустилась темнота, еще чернее прежнего, и, наконец, снова вспыхнул яркий свет. Боа проследил взглядом линию каната — та оканчивалась точнехонько посередине между двумя ярко-желтыми спасательными жилетами.

— Есть! — завопил он. — Поймала обоих!

«Ну, теперь держитесь, ребята, — добавил он мысленно. — Вы, главное, держитесь. Сейчас Боа вас поднимет».

Черный корпус «Исследователя» сам обратился в риф, ничуть не менее опасный, чем прибрежные скалы. «Решительного» теперь отделяли от него всего две гигантские волны. Один неверный поворот руля — и катерку конец. Как только Боа выстрелил, Даймина скомандовала:

— Вперед на двух третях, Боа! Нас несет к судну!

Не потрудившись пристегнуться, механик ринулся с вышки. В тот миг, когда лапы его коснулись палубы, накатила волна. Боа пошатнулся, но устоял — весил он изрядно. Не теряя ни секунды, он бросился к люку, открыл крышку, держась одной лапой за поручень, скатился по трапу вниз, в машинное отделение, и в прыжке переключил оба дросселя.

Шлемофон лежал на столике, но Боа крикнул так громко, что Даймина все прекрасно расслышала:

— Есть вперед на двух третях!

Пена забурлила вокруг винтов — всего в нескольких лапах от стальной стены, грозившей разнести их в клочья.

«Молодцы!» — мысленно похвалил Боа свои моторы. Впрочем, он и не сомневался, что они послушно откликнутся на щелчок дросселей.

Затаив дыхание, Даймина смотрела с мостика, как «Решительный» медленно отползает в сторону от черной громады «Исследователя».

А Боа уже мчался наверх, к спасательному канату. Вот он уже обхватил его лапами и потянул… До чего же тяжело! На какой-то миг механику показалось, будто он тащит не двух хорьков, а весь корпус тонущего судна.

— Ха-ха! — зверея от натуги, выкрикнул он в лицо шторму. — Я поймал обоих!

Упершись задними лапами в кормовой леер, хорек-великан тянул канат изо всех своих великанских сил. Он сопел и ворчал, плечи его тряслись от напряжения, и даже стальной поручень начал прогибаться. Но Боа все перебирал лапами, не обращая внимания на море, то и дело окатывающее его черной ледяной водой.

— Не возьмешь! — скрипя зубами, рычал он буре. — Я их поймал! Не отдам!

ГЛАВА 12

Бетани и Хлоя набили оранжевую сумку до половины. Они уложили все до единого диски с полки, пометка на которой гласила «Резервные копии».

Хлоя молниеносно стянула горлышко сумки тремя полуштыками, добавила еще один на всякий случай, а ручку завязала беседочным узлом.

— Давай еще возьмем! — предложила она. — Вдруг мы что-то забыли? Вот «Видеосъемки экспедиции» — похоже, это что-то важное.

— НЕ-Е-Т! — завопила Бетани.

Корпус «Исследователя» угрожающе скрипнул и осел еще глубже.

— НЕТ, ХЛОЯ! НЕТ! НЕТ!

Хорьчихи перетащили сумку из компьютерного зала на мостик. Это оказалось нетрудно — палубу уже залило водой, и сумка сама плыла за ними, оставалось только придерживать.

Как только они дошлепали до мостика, крышка среднего люка отвалилась с грохотом, и из-под палубы забил фонтан соленой воды.

«Счет на секунды, — мелькнуло у Бетани в голове. — Еще несколько секунд — и конец».

Хлоя двинулась к наветренной стороне, но Бетани закричала:

— Не туда! На подветренную сторону!

Хлоя замерла в недоумении — какая же сторона подветренная? Ага!

«Ну конечно, — сказала она себе. — С наветренной стороны море слишком бурное. Нас снесет».

Она повернула назад, к Бетани, — и подумала, что никогда не забудет зрелища, представшего ее глазам в этот миг: стройный силуэт хорьчихи-спасателя на фоне резкого света ракеты, черно-белая картина и единственным цветным пятном — гордо развевающийся на шее капитана вишнево-лимонный шарф.

«Слишком поздно», — подумала Бетани. Хлоя взглянула на море и тоже все поняла. Они обречены. Поздно пугаться, поздно о чем-либо сожалеть.

«Исследователь морей» пошел ко дну — почти мгновенно, куда быстрее, чем могла предположить Бетани. В одну секунду море захлестнуло носовую часть, корма встала дыбом, и судно, окутавшись гигантским облаком пены, стало проваливаться в разверзшуюся под ним бездну. Палуба, на которой только что стояли хорьчихи, превратилась в отвесную стену, и они заскользили вниз. Обеих с силой швырнуло на стенку мостика — теперь от зияющей внизу пропасти их отделяла только узенькая площадка. Судно подскочило, как поплавок, но в следующий же миг камнем ухнуло в пучину.

— Держись, Кло! — прокричала Бетани, прекрасно понимая, что им уже ничто не поможет. Будут они держаться или нет — все равно огромное судно затянет их под воду за собой. Ведь когда «Исследователь» скроется под волнами, на его месте возникнет водоворот.

На какой-то миг душу Бетани объял странный, необъяснимый покой. Все оказалось неважным. Все — и эти данные, и этот шторм, и это приключение, пережитое ими на этой крошечной планете, спутнице одной из множества звезд, этих крошечных частиц какой-то крошечной галактики, летящей сквозь пространство и время. Все идет так, как и должно. Сейчас Бетани пожертвует жизнью, чтобы выжили другие, — и это правильно. Ей даже почудилось, что волны и ветер тоже успокоились.

Она улыбнулась подруге.

— Держись за мою лапу, Кло.

Хлоя, пребывавшая в таком же прекрасном покое, взяла ее за лапку.

— Все правильно, Бетани? Да? — тихо спросила она.

Черная громада «Исследователя» скользила в бездну.

И в этот миг невероятного покоя над морем вспыхнула широкая полоса теплого, ласкового света. Огромная радуга, сияющая разноцветными огнями, протянулась перед двумя хорьчихами до самых небес.

А в следующий миг Бетани и Хлоя увидели маленькую черную хорьчиху. Казалось, будто она уже давно стояла перед ними — просто они только что ее заметили. Хорьчиха смотрела на них обеих, и взгляд ее сиял любовью и пониманием. Если у них еще и оставались какие-то страхи или сомнения, при виде этого удивительного создания вся тревога рассеялась без следа.

— Бетани, — проговорила черная хорьчиха. — Хлоя.

Они слышали ее не ушами — слова как будто сами возникали у них в голове.

На мгновение, растянувшееся в целую вечность, повисла тишина. Бетани и Хлоя утратили счет времени. И в эту бесконечную секунду обе вспомнили, кто они такие, откуда они пришли и почему решили прожить жизнь на этой планете.

«Ну конечно, — подумала Бетани. — Как же я могла забыть?»

Ей так хотелось пойти вслед за этой прекрасной хорьчихой — куда бы она ни повела их!

— Еще не время вам вступить на этот мост, — сказала чудесная хорьчиха. — Вам еще многому предстоит научиться. Вам еще много нужно сделать в тех местах и временах, которые вы избрали, чтобы выразить свою суть. У вас впереди еще множество приключений. — Бетани и Хлоя молча глядели в ее темные глаза, не в силах ни пошевелиться, ни вымолвить слово. — Вы следовали зову высшей справедливости. Вы прошли все испытания. Молодцы.

Хорьчиха приблизилась к ним, подняла лапу и коснулась обеих по очереди.

— Вы хотели вспомнить, — промолвила она и пристально взглянула Хлое в глаза.

— Являй миру красоту.

Затем взгляд ее медленно обратился на Бетани:

— Являй миру любовь.

Еще один долгий миг она оставалась рядом с ними, и сердца Хлои и Бетани преисполнились радостью.

А затем она скользнула прочь и исчезла — ушла в те края, что ближе к реальности, чем любое «здесь и сейчас», о каком только может помыслить хорек в своей земной жизни. Исчезла и радуга, свет растворился в ночи.

Стоя бок о бок, Бетани и Хлоя купались в волнах блаженства. Но, как только угасла последняя искра, в уши им ворвался оглушительный треск. От сокрушительного толчка они упали на все четыре лапы. Вокруг опять свирепствовала буря, волны с грохотом разбивались об останки «Исследователя».

14
{"b":"2378","o":1}