ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг. Как он устроен и что с ним делать
Нарушенный договор
Неискренне ваш
Зачем я ему?
Низший
Князь Холод
Хмель
Первая сверхдержава. История Российского государства. Александр Благословенный и Николай Незабвенный (адаптирована под iPad)
Кривое зеркало жизни

Когда дым от взрывов рассеялся, то глазам Сергея предстала ужасная картина.

Садясь в борт, он еще раз взглянул на место сражения, и холодок пробежал по его спине. Среди камней, омытых кровью, лежали кровавые куски мяса, завернутые в камуфлированную ткань.

Вся эта трагическая картина навевала в душе Сергея всевозможные философские измышления, заставляя его думать о правильности этой войны. Ведь он понимал, что исполняет только приказ. Кто стоял за этим, и чьи интересы в Чечне представлял русский солдат, было тогда неизвестно, они были просто солдаты, солдаты, исполняющие свой долг!

* * *

Лютый открыл глаза и вновь вернулся в реальный мир, оставив воспоминания о прошлом в файлах своего мозга. Духота в самолете не давала расслабиться. Тот, кто был тепло одет, разделся и спал безмятежным сном. Люди не обращали никакого внимания на жуткое тарахтение, которое исходило с правой стороны самолета.

Девчонка спала, положив голову на плечо Сергея. Тонкая струйка слюны стекала из уголка ее рта, подчеркивая этим сладость сна.

Сергей стал пристально рассматривать все происходящее в самолете. Ему после пива очень хотелось курить. В этом самолете салон для курящих был почему-то не предусмотрен. Однако охотники, которые без остановки резались в карты, дымили вовсю своими самокрутками. Они не обращали внимания на спящих в салоне и на те посторонние звуки, которые исходили от монотонного жужжания.

Сергей робко достал сигарету и закурил. Он прятал ее в кулак, чтобы никто не видел и продолжал изучать летящую публику.

Самолет местной авиалинии скорее напоминал не воздушное транспортное средство, а какой-то межколхозный автобус, перевозящий механизаторов и упитанных доярок к месту работы. Они постоянно пахли соляркой и коровьим навозом, и этот запах впитался не только в одежду, но и в кровь.

Сергей никогда не брезговал такими местами. Только здесь он чувствовал единение с русским народом и духовную близость. По своей натуре до корней волос он не был эстет, поэтому ему всегда легко давалось подобное общение в злачных и грязных местах. Это и закалило его восприятие той атмосферы, от чего люди нормальные могли просто потерять сознание.

Около двери пилотов сидели инкассаторы, а напротив них на ящике с золотом расположился мент, держа автомат на коленях. Сергей был абсолютно равнодушен к блеску золота, поэтому у него, как человека неискушенного не возникало никакого желания обладать таким богатством. Лишь мысль сочувствия промелькнула в его голове, так как он представил, какую тяжесть им приходится таскать каждую неделю, рискуя своей жизнью.

Погрузившись снова в воспоминания, Сергей старался вспомнить те последние минуты, когда он еще жил на свободе и даже не представлял, какую подлость, ему боевому офицеру подкинет его нелегкая военная судьба.

После двух лет пребывания в Чечне, он старший лейтенант, уже стал матерым разведчиком и из многих передряг, свалившихся тогда на его голову, всегда выходил победителем. Даже старшие офицеры старались водить с ним дружбу, потому что они знали надежность и бесстрашие молодого командира разведроты. Десантники всегда считали за честь служить у Лютого. Он был далек от политики, но как профессиональный солдат четко делал свое дело и не всегда выполнял приказы тех, кто был абсолютно бездарен как в стратегии, так и тактических приемах. Нередко случалось, когда благодаря таким блатным штабникам из академий, десантники гибли целыми взводами, ротами, батальонами. Никто из них никогда не нес ответственности за жизни молодых, еще не обстрелянных ребят.

Война для Сергея подходила к концу. Очередная командировка заканчивалась и уже совсем близко была спокойная жизнь в военном гарнизоне. Колонна машин двигалась в Грозный на погрузку на платформы. Впереди был Псков и ставший уже родным поселок Черёха, где располагался 104 десантный полк.

Сергей, как и всё командование кавказской группировкой знал, что в рабстве у чеченцев томятся русские парни, за которых бандиты требуют выкуп. Лютый об этом тоже знал, пока до него не дошла информация, что у одного богатого нохчи в яме сидит офицер-десантник, с которым он учился в рязанском училище. Для Сергея это стало той каплей, которая переполняет сосуд души и тогда начинается то, что в народе именуется стрессом. Да, для него это был настоящий стресс.

По сведениям агентуры ФСБ ему стало известно, что в одном высокогорном ауле в руках Саида Эльдарова остались пятеро наших ребят, а среди них и старший лейтенант Лазарев, которого Лютый знал под позывным «заря». Сергей, когда узнал об этом, словно взбесился. Он знал, что до конца командировки осталось двое суток и на смену псковскому десанту уже идет другая группа.

Сергей словно пуля ворвался в палатку командира и на повышенных тонах потребовал направить его в рейд, чтобы вытащить из плена русских парней. Но полковник, предчувствуя, что служба в этом проклятом месте подходит к концу, а полк через два дня выдвигается к месту постоянной дислокации, сказал:

— Старший лейтенант Лютый, наш полк послезавтра возвращается в Псков. Возвращение пленных это дело комитета солдатских матерей, а также ФСБешников. Пусть Кадыров и его бойцы занимаются возвращением пленных на родину.

— Товарищ полковник, это же наши люди, это простые русские православные парни. Они никогда не примут мусульманской веры. Вы же офицер-десантник, неужели вам наплевать на них?

— Мне, старший лейтенант, дан приказ, и я жду, жду, когда поступит команда на погрузку, и мы выйдем из этой долбаной республики Ичкерия. Поэтому никаких операций мы больше проводить здесь не будем. Вам, старший лейтенант, ясно? — сказал полковник, переходя на крик.

Лютый вышел из палатки на боевом взводе, словно граната с выдернутым кольцом. Чтобы успокоить взвинченные нервы после резкого разговора с командиром полка он вытащил из кармана пачку. Достав сигарету, он закурил и глубоко затянувшись, пробубнил себе под нос:

— Да плевать я на тебя хотел…

Через несколько минут он ворвался в расположение роты, и что было сил, заорал:

— Разведвзвод, боевая тревога! Строиться на улице по боевому порядку!

Мгновенно разведвзвод заметался по палатке, хватая вещевые мешки, бронежилеты, оружие. Через пять минут вся рота стояла возле палатки в полной боевой выкладке.

Лютый шел вдоль строя солдат, глядя каждому в глаза и после долгой паузы, сказал:

— По донесению агентуры, в одном высокогорном ауле у местного бандитского авторитета, в плену пятеро наших ребят. По договоренности с администрацией чеченской республики и планов ротации, принятой правительством Российской Федерации, мы через два дня возвращаемся домой в Псков!

— Мне необходимо десять добровольцев. Приветствуется решение старослужащего состава. Кто согласен, шаг вперед, марш!

Весь взвод вышел без исключения. К горлу старлея подкатил комок, а на глаза накатила скупая мужская слеза. В эту минуту Сергей увидел, что его ребята, его подчиненные, доверяют и любят командира взвода, старшего лейтенанта Лютого.

— Еще раз повторяю, в бой идут одни старики! Добровольцы, шаг вперед, марш!

Снова весь взвод сделал шаг вперед.

Командир, глядя на них, выругался, как последний сапожник и, пройдя вдоль строя, пальцем указал на тех, кто, по его мнению, должен идти в рейд.

— Со мной идут те, кого я выбрал! Сорок минут на сборы, остальным занятия по плану! — сказал он, дожидаясь, когда взвод разойдется.

В строю осталось десять человек, которые ждали команды.

— Десантники, через два дня мы возвращаемся в Черёху. Но у нас есть еще одно дело, которое выходит за рамки нашей компетенции. Наши братья, наши российские граждане находятся в рабстве у известного бандита Аргунского ущелья Саида Эльдарова. Каждого из них ждут матери и любимые девушки. Я не исключаю, что кто-то может погибнуть во время этой операции. Я не исключаю, что возможно погибнем мы все, но мы русские и должны показать этим ублюдкам, что русские смерти не боятся. Уже через два дня мы покинем Шалинский район. Через два дня мы грузимся на платформы и убываем на место постоянного расквартирования нашего полка в Псков. Но кто, кто из вас знает, в чем его карма? Для чего господь послал вас на эту землю? Возможно, возможно бог предвидел этот момент, и в случае смерти примет к себе самого достойного из нас. Если суждено погибнуть мне, то я сделаю это, не задумываясь, потому что это мой выбор! Вы со мной, мои десантники? — спросил Сергей своих подчиненных.

12
{"b":"237805","o":1}