ЛитМир - Электронная Библиотека

Мысль о том, что поиски ничем не увенчаются, не давала покоя Сергею.

В обществе этой экзальтированной дамы предстояло провести неизвестно сколько времени, а подобный шаг требовал от него полной концентрации всех внутренних сил. Он был бывшим боевым офицером и ему страсть, как не хотелось видеть себя в образе няньки Арины Родионовны, чтобы постоянно следить за этим капризным существом. Нервы его в таком случае могли просто сдать и тогда…

Нет, Лютый в силу своего характера и уважения к женскому полу не будет применять к девчонке физическую силу. Просто все их внеплановые «приключения» превратились бы не в уроки выживания, а время подтирания соплей и вытирания слез. Нет, во что бы то ни стало, а нужно ценой собственных нервов сделать из этого домашнего цветка настоящую таежную амазонку.

Сергей подошел к Вике и, глядя прямо ей в глаза, спокойным голосом тихо сказал:

— Вика, слушай меня внимательно. Если ты хочешь выжить, то постарайся делать то, что я буду от тебя требовать. Тебе это понятно?

— Понятно, — ответила девушка.

— Если ты не хочешь подохнуть здесь, то нам нужно дружить и друг друга поддерживать, — сказал Сергей, вложив в эти слова глубокий смысл.

Вика испугалась не на шутку. Она только после слов Сергея поняла, в каком они находятся безвыходном положении. Выжить в этой ситуации можно, если действовать и работать только в одной команде. Сергей и по возрасту, и по требованиям был скорее похож на её отца, а не на однокурсника мединститута, потому и жизненного опыта ему было не занимать.

Сергей, не скрывая своего неудовольствия, понемногу собрал все подмерзшие за ночь останки погибших и уложил их в глубокую расщелину между скалами. После этого все вещи он постарался оттащить подальше от обломков. Не мудрствуя лукаво, Сергей попросил девчонку собрать все продукты питания, которые она сможет только найти.

За всеми действиями Вики Сергей наблюдал не как мужчина, оказавшийся с женщиной на одном острове, а скорее как отец, способный научить искусству выживания. Если бы не Вика, он не стал бы ждать спасателей, а сам постарался выйти из тайги. Ему сейчас было просто необходимо поставить девчонке «диагноз», чтобы знать, с какого момента начать лечение «социальной адаптацией».

В вещах погибших охотников Лютый обнаружил довольно длинный капроновый шнур толщиной в палец. В его голове мгновенно созрела идея. Обмотав кабину самолета вокруг пня, он застраховал её от случайного падения вниз. После чего другой кусок веревки он опустил в самолет. Соорудив, таким образом, себе путь Сергей спустился внутрь, рискуя вместе с кабиной упасть с десятиметровой высоты. Дверь в пилотскую кабину самолета была заперта. Это временно осложняло задачу. В кровавом месиве погибших людей первым делом Сергей разыскал милицейский автомат. Отодвинув в сторону изувеченные тела, Лютый постарался открыть злосчастную дверь в кабину. Но она, как назло была заперта изнутри. Три раза Сергей выстрелил в замок и только после этого отворил её.

Увиденная картина поразила бывшего десантника. Фонарь самолета был разбит, а трупы пилотов вывалились из кресел и повисли на ремнях. Их тела окоченели, а на лицах застыла гримаса ужаса, который они испытали перед смертью. Лютый первым делом снял с погибшего охотника унты и прямо в самолете надел их вместо своих сапожек на «рыбьем меху». Как порой коварна судьба. Стоило Сергею позавидовать охотнику, что у него такая обувь и вот…

— «Вот он, кровавый финал зависти», — подумал Сергей, вспоминая господние заповеди.

Вымазавшись в крови инкассаторов, Сергей снял с них добротные меховые куртки, забрав пистолеты и документы. Ящик с золотом был завален телами мертвых пассажиров. Фактически добраться до него было сейчас невозможно, пока не освободишь часть салона от трупов. Собрав оружие, боеприпасы и теплую одежду Лютый привязал все это к концу веревки и спустил вниз, где вещи приняла Вика. Подрезав ремни охотничьим ножом, Лютый слегка подтолкнул летчиков, и они камнем полетели вниз.

Теперь, когда у Сергея было оружие, теплая одежда и обувь, можно было подумать о жилье, чтобы дождаться поисковой команды и не замерзнуть.

В его голове не укладывалось, с чего он должен начать? Сам себе он задавал этот вопрос и никак не мог найти ответа на него. Мысль об охотничьем зимовье несколько раз посещала его. Но где, где в тайге он должен был искать это зимовье, если на сотни километров простиралась сплошная тайга?

Неожиданно где-то в стороне от места падения Лютый услышал лай собаки. Его сердце радостно забилось в надежде, что местные охотники нашли их и теперь им ничто не угрожает. Сергей рванул с места, чтобы встретить спасителей, но к своему удивлению никого не обнаружил. Лай повторился снова и Лютый по звуку определил местонахождение несчастного раненого пса. Лайка лежала под тяжелым лапником с шишками, срезанным самолетом. При виде Сергея она жалобно заскулила и стала выползать из-под ветвей, но рана дала о себе знать и собака, заскулив, закрыла глаза. Лютый осторожно отогнул ветви и вытащил слегка помятую собаку. Почувствовав, что она освобождена из хвойного плена, собака принялась лизать лицо Сергея. Она еще не знала, что ее хозяин был мертв и теперь Сергей на правах спасителя должен был владеть ее сердцем.

Лютый, рассмотрев пса, вспомнил эту лайку, которая глядела на него еще в аэропорту и жалостно выпрашивала кусочек пирога с тайменем. Её лапка была немного повреждена. Сергей взял собаку на руки и вытащил ее на плато, чтобы показать Вике.

Он тогда не мог, не мог никак смириться с тем, что эти мертвые люди будут лежать здесь на растерзание хищникам и птицам. Возможно, что какой-нибудь охотник-промысловик чисто случайно найдет груду истлевших тел. А возможно, что медведи, росомахи и волки растащат кости по всей сибирской тайге.

— Все, я больше не могу! Нужно немедленно похоронить их, — сказал Сергей и вновь спустился в самолет.

Через дверь и разбитую кабину он с огромным усилием выбросил восемь изувеченных трупов, которые уже были скованы смертельной окоченелостью. Еще вчера это были живые люди, которые смеялись, любили, играли в карты, а сегодня это были просто безжизненные тела, лишенные тепла и души. Где теперь их души, в какой рай или ад они стоят в очередь, чтобы за деяния свои предстать перед Богом на его страшном суде? Что сможет воздать господь этим несчастным, которые так хотели жить и верили в своё будущее!?

Вдвоем с Викой они перетащили тела в расщелину между скалами. Лишь тогда, когда они были погребены под кучей битого гранита, Сергей и девушка немного присели отдохнуть.

— Помянуть бы не мешало, — сказал Лютый, вытирая со лба пот рукавом своего свитера.

— Там в рюкзаке лежит фляжка со спиртом. Я сейчас принесу, — сказала девочка и пошла туда, где лежали собранные ей вещи.

Пока Вика ходила за спиртом и закуской, Сергей вновь забрался в самолет и сбросил через пилотскую кабину ящик с золотом. Сейф был довольно тяжелый и Лютый еле справился с ним. Его крышка слегка помялась, но встроенный замок прочно скрывал содержимое от посторонних глаз. Сергей взял автомат и старым дедовским способом без всякого труда открыл инкассаторский сейф. После выстрела, запор вывернутый пулей, уже никакой преграды не представлял и крышка легко открылась.

В ящике лежали холщевые мешки, опломбированные пятачками свинцовых пломб. Вытащив один мешок, он из любопытства вспорол его и достал из мешка горсть самородного золота. Разглядывая его на своей руке он почувствовал, что не испытывает никакой «золотой лихорадки», как это описывали классики. Равнодушно глядя на презренный метал, он не мог представить себе, что уже через несколько месяцев из-за этих самородков вновь будут гибнуть люди.

Вика подошла как раз в то время, когда он высыпал золото назад в мешочек. По её холодным глазам было видно, что подобный тусклый блеск драгоценного металла её тоже не впечатляет, как впечатлила бы цепочка или красивое колечко. Позже она признается Сергею, что её отец работает директором этого прииска, с которого и везли это золото, поэтому у нее отношение к этому металлу не как к готовому изделию.

22
{"b":"237805","o":1}