ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас его захватывало чувство авантюрного приключения. Жажда раскрытия тайны этого объекта настолько изменило его мышление, что он не выдержал.

Как Сергею представлялось, очень давно здесь работали и жили люди, полным ходом кипела жизнь. Почему военные ушли отсюда и почему они бросили все это, будто в один момент поменялась политическая или какая другая обстановка в стране? Сергей задавал себе вопросы, а ответа найти не мог. Чтобы узнать тайну, нужно было более тщательно обследовать остальные комнаты. Необходимо обследовать и те оставшиеся помещения, которые могли бы указать на выход из этой рукотворной западни.

В комнате дежурного Сергей, смахнув со стула пыль какой-то тряпкой, которая оказалась лабораторным халатом сел за пульт дежурного. Включив «мозг», Лютый собрал в кучу всю документацию и принялся изучать ее. Ему хотелось узнать, что же осталось здесь от бывших хозяев, что скрывали эти стальные двери, за которыми должна была храниться разгадка.

При более тщательном осмотре, ничего такого, чтобы ответить на его вопросы, Сергей не обнаружил. Страсть, азарт, жажда приключений закипели внутри него, и Лютый прямиком направился в кабинет «начальника лаборатории», который он вычислил по схеме. Возможно, что здесь Сергей решил найти ответ на свой вопрос, который вот уже несколько часов мучил его.

Пройдя по центральной галерее до первого поворота, он уперся в проход с надписью «административный блок». Поднявшись по лестнице на второй уровень вверх, Лютый оказался в широком коридоре, вдоль которого располагались какие-то пронумерованные кабинеты. Открыв первую попавшую дверь, Сергей вошел в кабинет. Диван, стол, сейф, на стене портрет Никиты Сергеевича Хрущева, словно в машине времени переместили Лютого в то время, когда он еще даже не родился.

Но, увы, как и дежурная часть, кабинет начальника абсолютно не изобиловал секретными бумагами, лишь стопкой лежали антикварные газеты и любимые советскими людьми журналы «Огонек», датированные тем же загадочным 64 годом.

Сейф, стоящий в углу этого кабинета, был открыт и абсолютно пуст. Взглянув на план подземелья, Сергей нашел еще один кабинет с надписью «РИЦ».

Не задумываясь, он помчался к тому месту, разыскивая в карманах ключ с номером 17. Открыв кабинет, он снова был удивлен отсутствием информации. По аббревиатуре РИЦ он, как бывший офицер сориентировался и дословно в голове перевел «Разведывательный Информационный Центр». Только кроме четырех столов и стола начальника этого отдела, на котором лежало толстое стекло, он также ничего не обнаружил.

Но взгляд его уперся в скомканный пожелтевший кусок бумаги, который явно не долетел до мусорной корзины. Лютый аккуратно развернул его и принялся читать, будто тот мог пролить тайну на это сооружение. Но на нем ничего не было. Это просто была складская накладная с буквами и сериями цифр, которые не могли пролить свет на эту тайну. Но единственное, что привлекло его внимание, это надпись в углу — «Проект Гость».

Мгновенно голова начала работать, словно в ней закрутился компьютерный диск. Умственно просматривая файлы своей памяти, он старался вспомнить — где, где он мог прочесть подобное? Где раньше, он слышал про этот секретный проект? На мониторе его мозга появилась картинка, где крупными буквами было написано «Чужой», еще раз, запросив информацию, его мозг выдал — «Чужой».

— Эврика, эврика!!! — воскликнул он подобно Пифагору, — это же американский фильм, который он видел еще в восьмом классе. Там тоже проект назывался «Гость». В том фильме рассказывалось о летающей тарелке, которую случайно сбили ПВО США. Тогда какое отношение может иметь русский гость к американскому?

Усевшись в кресло начальника РИЦ, он старался связать «Проект Гость» с 1964 годом и американским фильмом. Вырисовывалась довольно логичная картина.

Где, как не здесь, в тунгусской тайге существовать этому проекту? «Гость» — это название тунгусского метеорита, упавшего в 1908 году в районе Подкаменной Тунгусски.

Сергей спрашивал себя, почему этот бункер находится в трехстах километрах южнее? Почему же тогда лаборатория законсервирована именно в 1964 году? По его подсчетам, это время приурочено снятию Хрущева с должности генсека. Не в этих ли катакомбах живет знаменитая на весь мир «Кузькина мать»? Все странным образом сходилось, и он решил проверить свои подозрения.

Рассмотрев план, Лютый обнаружил на нем помещение с надписью «лаборатория». Не теряя ни минуты, он выдвинулся на её поиски. Пройдя по широкому коридору, Сергей уперся в двухстворчатые бронированные двери. По потолку коридора проходили какие-то рельсы, которые прятались за створом бронированных ворот. Вероятно, здесь за этой сталью и скрывалась тайна этого бункера. К ним не было ключей, да и к тому же замок механический дублировался замком кодовым. Хоть и выглядело все это примитивно, но вскрыть его без автогена было практически невозможно. Даже автомат АКМ не в состоянии был повредить его механизм. При более внимательном осмотре было заметно, что двери эти опечатаны пластилиновыми печатями. Сергей старался рассмотреть надпись на пластилине, но время сделало свое коварное дело. Печать расплылась и покрылась слоем пыли, который впитался в его жирную структуру. Идея попасть за железные двери плотно засела в его сознании. Она теперь доминантой будет преследовать его до конца этой одиссеи, пока ему не удастся удовлетворить свой интерес.

Вернувшись в апартаменты, Сергей обнаружил, что Вика еще спит. Как ему показалось, девочка в страхе просидела всю ночь в ожидании посягательства на свою девственность. Не дождавшись таковой, она, устав бороться со своими фобиями, просто крепко уснула.

Увидев спящую Вику, Сергей не удержался. Он присел рядом с ней и стал пристально рассматривать ее спящее лицо. Её пухленькие губки, курносый носик и цвета ржаной соломы волосы, притягивали к ней его душу, которая впервые за восемь лет получила шанс на любовь. Глубоко вздохнув, Лютый привстал и, вытянув губы трубочкой, поцеловал девчонку в щеку. От подобного прикосновения в его сердце стало так тепло и приятно, что он не удержался от того, чтобы не совершить поступок.

В столовую Сергей летел на крыльях возрождающейся любви. Вскрыв склад, Сергей спустился в хранилище и стал рассматривать все, чем бывший хозяин был богат. Сотни, тысячи коробок с боевыми рационами фактически сохранили свое первоначальное состояние. Правда, сахар за это время слежался и превратился в монолит, но хрустящие хлебцы сохранили свой цвет и вкус. Осматривая запасы, Лютый обнаружил много мешков с сушеным картофелем и макаронами, которые время совсем не испортило.

Включив электроплиту, Лютый стал готовить завтрак. Замочив картофель в воде, Сергей продолжил экскурсию по закромам Родины, которые простирались на десятки и даже сотни метров под землей. Здесь не было ни крыс, ни мышей. Здесь, в вечной мерзлоте не было даже бактерий, которые могли повредить продукты питания. Здесь, на глубине в несколько сот метров было настоящее царство Снежной королевы. Иней толстым слоем покрывал потолок, стены и даже пол. Было такое ощущение, что тоннель был вырублен в огромной ледяной глыбе. От таких мыслей Сергею стало холодно.

Вскрыв банку с тушенкой, он долго всматривался и внюхивался в её содержимое, но никаких признаков просроченного срока хранения он не обнаружил. Когда сковорода на плите нагрелась, он вывалил на неё тушенку и стал жарить, наслаждаясь давно забытым запахом армии. Как только тушенка поджарилась, Сергей слил с картофеля воду и засыпал в сковороду. Закрыв крышку, он присел на стул и закурил, погружая свой мозг в пучину логических размышлений.

Время шло, картофель шкворчал на сковороде, а в мозгу Сергея шевелились разные мысли, которые не давали ему покоя. Тайна бункера как-то автоматически отошла на второй план, выдвинув на первый образ жены Ленки. Она довольно легко порвала с ним все отношения, как только узнала, что Сергей, вернувшись домой из командировки, вновь собирается на Кавказ.

29
{"b":"237805","o":1}