ЛитМир - Электронная Библиотека

Подниматься на гору к «норе» пришлось другим курсом, чтобы на всякий случай запутать след. Сергей не хотел, чтобы кто-то из охотников обнаружил их пристанище. Сейчас любая встреча в тайге с человеком могла закончиться для них трагически. Ведь секретом не был тот факт, что в самолете летели инкассаторы с большим запасом золота. Как правило, в тайге при обнаружении чужака на своей охотничьей территории сначала стреляют на поражение, а потом уже задают вопросы о цели визита.

Вернувшись «домой», Сергей закрыл поднятые ворота. Войдя в квартиру, он обнаружил, что Тузик лежит под кроватью и жалобно скулит. По всей вероятности, он почуял запах волка, который исходил от его рваной куртки. Когда Лютый нагнулся к собаке, то лайка, оскалив пасть, зарычала. Искушать судьбу Сергей не стал и подальше от греха убрал снятую одежду. Странное поведение собаки сильно насторожило девчонку, но Сергей на это внимания не обратил, считая это животным инстинктом. Через несколько минут собака вылезла из-под кровати и стала лизать ему руки, прося прощение. Было видно, что пес понемногу стал приходить в себя и теперь он уже более устойчиво стоял на ногах, и даже приветливо вилял своим хвостиком.

— Чур, я в ванну! — сказала девчонка и, включив горячую воду, закрыла за собой двери.

Лютый, достав из холодильника боевые рационы, стал готовить ужин на местной кухне.

Вика плескалась в воде что-то мурлыкая себе под нос. Судя по репертуару у нее после прогулки было хорошее настроение. Она напевала набившие оскомину молодежные хиты, которые Сергею доводилось слушать в лагере по телевизору.

Когда ужин был готов, Сергей налил Вике вина, а себе коньяк. Счастливая, румяная юная особа вышла из ванной комнаты и, завернувшись в чистую простынь накинула на себя теплый родительский плед.

— Садись, русалка, кушать подано! — сделав реверанс, сказал Сергей, показывая на сервированный ужин на столе.

От услышанного приглашения девчонка улыбнулась и присела рядом с ним, поджав в кресле ноги. Все разногласия и взаимное отторжение постепенно угасали. Сейчас было ясно без слов, что это начало каких-то новых, совсем иных отношений, которые получили развитие за последнее время.

Сергей сегодня увидел, что девочка эта не из робкого десятка. При случае она вполне могла за себя постоять, и это импонировало Сергею.

Такой расклад вселял и Вике надежду на долгосрочные отношения, о которых она уже перестала мечтать. Все эти дни она присматривалась к Сергею, каждый раз находя в нем все новые и новые положительные черты, которые могли стать ключевыми в их отношениях. За его отцовской строгостью проглядывалась добрая и отзывчивая душа. Все мысли теперь были о нем, и девушка даже не могла представить, как бы сложилась её судьба, не будь рядом этого сильного и мужественного человека.

— За твою удачную охоту! — произнес тост Сергей и, держа бокал высоко над столом, нагнулся к девушке и поцеловал ее в щеку.

Вика выпила вино и, предчувствуя приближение к мозгу алкоголя, затянула какую-то старинную песню, которая в ее исполнении напомнила вой волчьей стаи.

— Слушай, а тебе можно вино пить? Ведь спиртные напитки детям до 21года запрещены! Папочка твой, как узнает, меня потом снова посадит за склонение к сожительству и распитие спиртного с малолеткой. Я все же надеюсь, что нас найдут в ближайшее время.

— А это все, мой милый, зависит от меня. Вот я скажу папе, что ты меня изнасиловал, вот тогда он и заставит тебя жениться на мне, — сказала девчонка пьяным голосом.

— Хрен возьмешь с тарелки деньги — нарисованы они! Я лучше еще один срок отсижу, чем я женюсь на тебе! — сказал Лютый, отвечая на её шутку своей шуткой.

— Чем же я плоха для тебя? — спросила Вика, подогретая вином.

Вскочив на кровать, девчонка скинула с себя простыни.

— Посмотри на меня, какая я красивая и аппетитная! — представ перед Сергеем, как Ева перед Адамом в полном своем обнаженном обличии.

Сергей внимательно, но без мужского интереса, взглянул на девушку. Взгляд инстинктивно скользнул сверху вниз, рассматривая её девичьи прелести.

— Тебе нельзя пить. Тебя всегда после стакана вина тянет на секс? — спросил Сергей, укрывая ее сброшенной простыней.

— Но только я лучше отрежу себе член, чем стану его использовать с тобой по прямому назначению. Поэтому, дорогая, одевайся и не устраивай здесь мне стриптиз. Меня ты этим не растрогаешь, — сказал Сергей, закуривая от волнения.

— Ты, ты, ты, просто бесчувственный солдафон. Ты, наверное, импотент? А может ты «голубой»? Да ты, наверное, «голубой»!? — сказала она, хотя сама не верила в сказанное.

Ей в те минуты просто хотелось подтрунить над Лютым, чтобы склонить его к близости.

— Ты угомонись, коза. А то я не посмотрю, что ты созрела! Отхожу сейчас ремнем по твоей жопе вместо батьки. Видно, не так он тебя воспитывал, что ты со старшими так разговариваешь. Я одно тебе скажу! Я вдвое старше тебя и абсолютно не имею желания с тобой связывать свою судьбу. Мы сейчас, как два пассажира в одном автобусе. Каждый сойдет на своей остановке. А если нам и суждено ехать вместе до конечной, то это не говорит о том, что мы должны сидеть на одном сиденье! Ты меня поняла?

— А я, а я! Я все равно затащу тебя в постель. Я женщина и мне хочется любви и ласки. Мне уже скоро восемнадцать лет и я тогда смогу позволить себе любую интимную связь в любом удобном для меня месте! — сказала Вика, шатаясь.

Она легла на диван и, протянув свою руку, ласковым эротическим голосом, почти по-киношному прошептала:

— Иди ко мне, мой ласковый котик, я вся твоя навеки! Делай со мной, что хочешь!

Сергей закурил и, крепко выругавшись матом, пошел в ванную. Ему самому хотелось смыть с себя волчий запах, который въелся во всю одежду и даже тело.

— «Вот же, сучка, коза драная! Не успела писька мхом порасти, а она уже трахаться хочет. Я её трахну, так трахну, что жопа будет, как у павиана, нет, как баклажан! Не хватало еще бегать тут по тайге в поисках повитухи!» — подумал Сергей, ложась в горячую воду.

После такого насыщенного событиями дня его тянуло в сон и Лютый, закрыв глаза, задремал. Но все равно в голове крутились мысли о девчонке. Сердце Сергея разделилось надвое, на большую и маленькую части. Маленькая проявляла к девочке симпатию и нежность, но большая подавляла эти чувства, подчиненная холодному разуму. Глядя в ванной на свой детородный орган, Сергей обратился к нему, словно к другу. Он рассказал ему о тех последствиях, которые могут наступить после, и по-братски попросил исключить эту девчонку из сферы своих интересов.

Помывшись, Сергей вышел из ванной и, присев в кресло возле радио, налил себе коньяку. Хороший коньяк приносил огромное удовольствие и вселял в душу надежду на скорейшее спасение, а значит и на душевное спокойствие.

Вика лежала под одеялом и молчала. По её щекам катились слезы, и она по-детски обиженно всхлипывала. Вот теперь, в своём сознании она четко желала того, чтобы их никогда не нашли. Ей хотелось на всю жизнь остаться с этим мужчиной. Ей нравилось, что он не размазня, как некоторые, а настоящий крепкий и надежный мужик. В одно мгновение, ей стало нестерпимо стыдно за то, что она назвала Сергея «голубым». Ведь она видела, как он обиделся. Видела, что это слово, сказанное ей, ранило Сергея до самой глубины души. Ей, как никогда хотелось тронуть его сердце, чтобы он смог забыть все свои неприятности и мог полюбить её.

Вика поднялась с кровати и, одевшись, тихо подошла к Сергею. Сев на край дивана, она положила руку ему на голову. Сергей хоть и не спал, но не подал вида. Прикинувшись спящим, было легче переносить ее выходки.

— Спишь?

Лютый молчал.

— Прости меня. Я выпила лишнего. Я не знаю, что нашло на меня и мне стыдно, — сказала Вика так искренне, что Сергей почему-то сразу забыл этот инцидент.

— Прости меня, я ведь не хотела тебя обидеть. Я сегодня была вне себя. Знаешь, Сережа, а я всегда считала, что я красивая и желанная. Я думала, что когда я вырвусь в этот взрослый мир, то все мужики будут мои. Они будут валяться в моих ногах. Будут дарить мне дорогие подарки, будут мечтать о том, как уложить меня в постель. Но теперь я вижу, что есть настоящие мужики. Они не ухлестывают за бабскими юбками, и мне кажется, что они намного надежней и желанней. Прости меня, Сережа, я ведь еще несмышленая девчонка, — сказала Вика и заплакала.

34
{"b":"237805","o":1}