ЛитМир - Электронная Библиотека

Странный звук разбудил его и вдруг в замке его камеры стал лязгать замок. Через мгновение дверь открылась и в «хату» ворвались пятеро здоровенных мужиков в камуфлированной одежде. Лица их были скрыты черными масками. Но по их поведению было видно, что это настоящие профи из команды «маски-шоу». Они орали, махали руками, разбрасывали вещи, наводя тем самым ужас на арестантов. В одно мгновение Сергей оказался на полу, на руках застегнулись «браслеты». Создавалось такое впечатление, что его кто-то поднял с кровати и в долю секунды положил на пол лицом вниз. Несколько секунд в камере гулял настоящий торнадо. Он разметал по «хате» все личные вещи и вывернул наизнанку все тайные «курки». На блатном жаргоне «курками» назывались тайники арестантов, где могли храниться не только «заточки», «колеса» и «марафет», но и тайные архивы, которые имели ценность для следствия. Но Сергей был чист и абсолютно не боялся инсинуаций от этого шоу черных масок.

«Буря», поднятая «гусарами» стихла, и дверь с грохотом захлопнулась. Сергей поднял свою голову и, отряхиваясь, поднялся с пола. Сев на нару, он почесал затылок и, достав сигарету, закурил.

— «Чтобы это значило? — пронеслась в голове первая мысль. — Такой сон, блин, перебили долбаные «гусары», — сокрушался он в сторону фээсбешников, и с дрожащими от нервного напряжения руками, затянулся ароматным дымом.

Возможно, что это был очередной психологический прием, а возможно, что и некая проницательность оперативного отдела, просчитавшего возможную передачу «малявы». Хорошо, что он после того как ознакомился с посланием, поспешил придать компромат огню, а пепел отправить на волю по канализационной трубе.

Лютый был уже «калач тертый» и знал все тонкости арестантского бытия. Недаром за его плечами были долгие годы тренировок выживания в пенитенциарной системе.

Снова звук замка заставил насторожиться. По законам артиллерии снаряд дважды в одну воронку не попадал, а значит «гусары» его тревожить не могли.

В камеру вошел «гражданский» и распорядился собираться. Это, как и предсказывал адвокат — настал час следственного эксперимента. Выйдя во двор СИЗО Сергей, глазами полного равнодушия, взглянул в голубое небо, висевшее над «колодцем» этого заведения. В данный момент его не радовала хорошая погода, так как она была не для него. «Форд-транспортер» стоял с открытыми дверьми. Застегнув наручники на его руках, Сергея усадили на заднее сиденье. По обе стороны от него сели бравые крепкие парни в гражданской одежде. «Стечкин» был пистолетом, излюбленным в подобного рода «компетентных» органах. Вот именно его и почувствовал Сергей своими ребрами, когда фээсбешник сел рядом.

Военный аэродром гудел как шмелиное гнездо. «Сухари» и «мигари» то и дело отрывались от земли и на форсаже разрывали окрестность рокотом своих турбин. Народу собралось намерено: следователи, эксперты, адвокаты, охрана стояли на бетонке в ожидании борта. Предстояло сегодня проделать тот путь, который он когда-то дней десять назад, преодолел, вырвавшись из крепких лап тайги.

МИ-8 махая своими лопастями, словно такси, подкатил к месту посадки. Вся эта команда в ожидании приключений влезла в «вертушку». Лютый сидел с наручниками на руках и, закрыв глаза, отдался во власть своих былых воспоминаний.

Он все заново и заново старался восстановить в своей памяти прожитые дни и месяцы. Он старался хоть как-то зацепиться за эти воспоминания, чтобы хоть виртуально определить состав своего преступления. Но, ни одна мысль не приблизила его к заветной цели, все его деяния целиком и полностью соответствовали законодательству.

Тайга удивительно преобразилась. Свежая изумрудная зелень покрывала безграничные просторы, лишь вблизи горизонта эта гамма переходила в голубизну, напоминая воды безбрежного океана.

Часа через три полета борт мягко приземлился на том месте, где была поставлена точка не только в жизни Росомахи, но и в жизни творений рук человеческих. Сгоревший остов МИ-2 и разбитый фюзеляж АН-24 напоминали о бушующих в этой местности техногенных катаклизмах. Труп Росомахи был истерзан всякого рода животными, и от него оставался лишь обглоданный скелет, который был растаскан по каменному плато. Было невооруженным глазом видно, что за это время тут не ступала нога человека. Даже на обглоданных руках бандита оставались золотые перстни, как бы указывая на социальный статус покойного.

Специалисты, вооружившись огромными лупами, на карачках стали изучать место схватки, чтобы найти детали недостающие в уголовном деле. Автомат так же валялся в стороне, покрывшись за это время легким налетом рыжей ржавчины.

Глазам экспертов предстала картина падения самолета, остатки которого точно также сохранились без изменений. Лютый ходил по месту катастрофы и с точностью указывал на все интересующие следствие особенности. Вскоре был найден и «черный ящик», который хранил в себе всю информацию о катастрофе самолета. Пока все показания Сергея сходились с официальным расследованием, но впереди еще был «таинственный бункер», который мог преподнести замысловатые сюрпризы.

Примерно через полтора часа почти вся команда перелетела в сторону гряды, где все также валялись тела убитых боевиков, которые были объедены медведями. Обглоданные фрагменты костей были растянуты по всей площади каменистого плато. Только труп Семена сохранился довольно прилично. Вряд ли в кабину ГТСки мог кто-то из зверей добраться. По царапинам на дверях было заметно, что медведь и здесь оставил свои следы.

После осмотра этого места криминальной бойни вся следственная команда перешла изучать секретный объект. Никто из присутствующих не мог найти вход в подземелье, и тут Сергею пришла идея. Он не стал показывать «подземелье» следователям, ссылаясь на потерю памяти.

Следователи обошли всю гряду, влезли в каждую расщелину, но так ничего и не нашли. Сергей с ухмылкой наблюдал за действиями «профессиональных» Пинкертонов и специалистов, изредка хихикая и удивляясь их беспомощности. Теперь стало ясно, что все обвинения по данному делу будут просто аннулированы. Ни один прокурор не сможет доказать факта совершения преступления, как превышение самообороны. Естественно, что следствие будет заниматься этим объектом, получив его точные координаты из Академии наук Новосибирска, но это будет уже потом. Сергей понимал, что, запустив в бункер этих людей, процедура следствия затянется еще на несколько месяцев, да и запасы элитного алкоголя будут просто ими разграблены.

Судя по унылым лицам следственной бригады, они устали. Теперь из собранного ими оружия, баллисты установят, что сотрудников ФСБ расстреляли бандиты, а они в свою очередь, убиты тем оружием, которое сдал Лютый.

Иван Иваныч, скрывавший свою истинную личину, был вне себя. Прокурор отказался продлить следствие, а суд отказал в содержании под стражей Сергея. Всё обвинение в отношении Лютого рушилось. Необходимо было теперь изыскивать более радикальные меры к устранению Сергея, как признака потенциальной опасности.

Как прожженный опер Иван Иванович знал, что самое лучшее решение проблем, это физическое устранение объекта раздражения и возможных неприятностей. Как говорил великий Пилат: «Есть человек — есть проблемы, нет человека — нет проблем». Вот на этой ноте он и закончил свой анализ сложившейся ситуации, решив подтянуть к этому делу своих старых друзей, которых он когда-то спас от пожизненного срока. За деньгами вопрос не стоял. В свое время он удачно решил финансовые проблемы, а теперь наслаждался сбором довольно «жирных сливок» из алюминиевого сектора края. По своей работе он знал много уголовных авторитетов, но никаких дел вести с ними не хотел.

Иван Иванович прекрасно понимал, что любая связь «братками» тут же станет достоянием его руководства. А на старости лет ему не хотелось потерять то, что он скопил за всю свою «трудовую деятельность».

Уже вечером Лютый должен был покинуть стены следственного изолятора по причине снятия с него всех уголовных обвинений. Искать надежного киллера было уже поздно. И он решил действовать самостоятельно….

66
{"b":"237805","o":1}