ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кишка всему голова. Кожа, вес, иммунитет и счастье – что кроется в извилинах «второго мозга»
Эмоциональный интеллект в работе
55
Starcraft: Сага о темном тамплиере. Книга первая: Перворожденные
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Джейн Эйр. Грозовой перевал
Девятая могила
Зимние сказки и рождественские предания
Твой путь к богатству. Как не работать и жить хорошо

Нелегко было и Владасу. На пастбище частенько случалось так, что какая-нибудь корова или коза отобьется от стада и забредет в поле десятинника. Тогда пастухи зовут их — и скотина слушается, идет назад. А Владас не мог кричать, пришлось ему весь день бегать за скотиной, которая так и норовила забраться в посевы.

К вечеру он из сил выбился, едва на ногах держался, но молчал. На другой день — опять та же беготня, а тут еще и пастухи стали донимать: не понимали они, почему Вла-дас такой чудной стал, все молчит да молчит. Изо всех сил старались они разговорить его: спрашивали о чем-нибудь, смеялись, дразнили, подшучивали над ним. Но Владас делал вид, что ему все нипочем. И весь третий день он промолчал, хотя ребята еще больше дразнили его. Молчать дома ему было нетрудно. С матерью он почти не виделся: разбудит она сына утром, накормит и уйдет на работу в городок, а он гонит стадо на пастбище. В полдень мать не приходила домой, Владас обедал один, а вечером, оба намучившись за день, торопились поужинать и шли спать — редко когда перекинутся сло-вом-другим. Мать спала в избе, а Владас забирался на чердак, на сено.

Вот уже третий день подходит к концу. Счастье теперь не за горами! Стемнеет немного, и он, Владас, побежит к Валюлису, постучит трижды камешком и скажет: «Ва-люлис, Валюлис, давай деньги!» Приподнимется камень, откроется крышка сундука — и бери золота сколько захочешь! А потом портной сошьет ему рубаху и штаны, сапожник— башмаки; накупит он себе книг, будет учиться и про мать не забудет...

Размечтавшись так, Владас и не заметил, как поужинал, а поужинав, полез на чердак. Стал укладываться, и вдруг травинка попала ему в нос. Владас чихнул, а камешек и выпал изо рта! Владас долго плакал в тот вечер...

Так нашим друзьям и не удалось найти заколдованное золото Валюлиса.

Заколдованные сокровища - _9.jpg

НА ВОЛНАХ АВИНЕЛИСА

— А знаете ли вы, ребята, озеро Авинелис, что за пастбищем, там, где песчаные холмы? — спросил однажды Ила.

— Знаем! — хором отозвались ребята. — Там карасей много, только поймать их трудно — очень уж дно илистое.

— Э-э... В Авинелисе не только караси, есть и кое-что получше. Там, на дне, лежат двенадцать бочонков золота — их шведы потопили!

— А почему потопили? Расскажи, дедушка!—стали упрашивать старика ребята.

— Хорошо, но нужно начать с самого начала. Вы знаете, как образовался Авинелис и почему его так называют?

— Нет, не знаем.

— Тогда слушайте! Однажды — это было давным-давно— в один прекрасный летний день над песками

Милжинкаписа 8 появилось вдруг облачко. Маленькое такое, но шуму от него столько поднялось: молнии сверкают, гром гремит, песок вокруг вихрем кружится. Испугались пастухи бури и погнали скот домой. Гонят, торопятся, а тут одна девочка смотрит — нет ее ягненка. И как закричит: «Где мой ягненок, где мой Авинелис?» Только крикнула — облако так и шлепнулось на землю. В том месте образовалось озеро, и люди назвали его Ави-нелисом. В старину часто озера по небу в виде облаков гуляли, и если кто отгадает их название, они тут же на землю падают. Много таких озер на белом свете.

— А как золото шведов туда попало?

—' Теперь и про золото послушайте. В старину долгое время шведы с поляками воевали. Однажды поляки окружили их на холмах Милжинкаписа. День, другой, третий бьются шведы с поляками. Много людей пало в той битве. Видят — не одолеть им поляков, всем придется тут свои головы сложить. И тогда все золото — двенадцать бочонков было — шведы покатили с холма и утопили в Авинелисе. А сами все до одного костьми полегли. Всех там и схоронили. После бурь кости так и белеют в песках — это все несчастных шведов косточки. Была у них и одна бочка с серебряными деньгами, но, когда ее катили с горы в озеро, она возьми и развались. Деньги все рассыпались по песку. Их и теперь еще люди там находят.

— А почему те пески называют Милжинкаписом?

— Великаны там похоронены. В старину люди великанами были. Сидит, бывало, мужик на горе, а трубку о соседнюю гору выколачивает. И бабы тоже подстать им: сама на одной горе, а горшок с варевом — на другой; да ей нипочем это, протянет руку и помешивает себе варево. А потом богатыри вымерли — то ли чума навалилась на них, то ли другая какая болезнь. Уж и кости их ветер развеял, а место, где их похоронили, до сих пор Милжинкаписом называется.

Очень удивились ребята, что в старину жили такие большие люди, захотелось им подробнее разузнать о них. Но Ила стал рассказывать о золоте, потопленном шведами в Авинелисе:

— Что золото в Авинелисе лежит, это все знают. Когда еще старый пан был жив, в поместье приехали однажды какие-то знатные господа из чужой страны. Подолгу разговаривали они с паном, много раз ездили на озеро. Они затем и приехали, чтобы золото со дна озера достать. Но как его достанешь? Тогда решили они в песках большой ров вырыть и спустить в него воду из Ави-нелиса. Наняли людей и начали копать тот ров. Но золото-то, видать, заколдованное было: весь день люди копают, а наутро, смотрят, будто и не копали — песок все засыпал. Долго мучились паны с тем рвом, да делать нечего, пришлось бросить его. И ведь не тяжелая работа— песок легко копать, и Авинелис-то лежит гораздо выше, нежели болото Пеклы. Выкопай только ров, вода так и побежит из озера, бери тогда золото — и все тут.

Этот рассказ запал в голову нашим искателям сокровищ. А не попытаться ли им достать со дна озера шведское золото, проверить, правду ли говорил Ила? Если бочки с золотом действительно лежат на дне Авинелиса, то их нетрудно нащупать шестами, а там уж как-нибудь и достать можно будет.

И вот как-то раз после обеда мальчики пошли на озеро. Медленно брели они по пескам Милжинкаписа, внимательно смотря под ноги: не застряла ли где в песке серебряная монета из рассыпавшейся шведской бочки. И вправду, бродя среди белеющих то тут, то там человеческих костей, они нашли несколько маленьких, позеленевших от времени старинных монет. Нашли они и покрытые ржавчиной копья, топоры, обломки стрел, пряжки, а кое-где виднелись бронзовые позеленевшие кольца и другие вещи. Пятрас стал собирать их.

— Кому нужны эти железки? — спросил его Владас.

— Отцу покажу.

— Хотел бы я знать, что он скажет...

— Послушай, Владас, приходи ко мне как-нибудь вечерком, пойдем вместе к отцу. И все, что мы нашли, покажем ему.

— Нет, не приду я!

— Почему?

— Твой отец, наверно, рассердится, если я приду.

— Не бойся, отец добрый. Когда я рассказал ему, что даю тебе книги читать и ты хочешь учиться, он похвалил тебя.

Теперь и Владас стал искать старинные вещи. Но эти вещи мало интересовали наших друзей: им не давали покоя бочки с золотом. И когда они нашли серебряные монеты, то уже больше не сомневались в словах Илы — бочка с серебром, наверно, и в самом деле развалилась, когда ее покатили с горы. Значит, и золото лежит в Ави-нелисе. Но как достать его?

— Владас, ты здорово ныряешь! Может, нырнешь на дно и увидишь, где золото лежит?

— Нет, дно очень илистое. Ничего не разглядишь.

— Тогда вот что: сколотим плот и шестами будем исследовать дно.

— Вот это правильно! — согласился Владас. — Только чтобы никто нас не увидел.

— А мы плот в кустарнике будем делать.

Ребята занялись плотом. Тайком притащили они в кусты у Авинелиса бревна, доски и прочий строительный материал. Сколотив плот, они испытали его на воде — встали на него вдвоем. Плот спокойно покачивался на волнах. Тогда ребята решили дождаться воскресенья, когда на полях никого не бывает и никто не помешает искать золото.

Наступило воскресенье. Владас пригнал в обед стадо; оглядевшись, нет ли кого поблизости, он отцепил от колодца соседа Навикаса шест, и вместе с Пятрасом они зашагали мимо пастбища к озеру. Вокруг не было ни души. Они вытащили из кустов плот, спустили его на озеро и, отталкиваясь шестом, поплыли. Плот скользил по воде, но с шестом управляться было трудно: он то и дело застревал в иле, и ребята еле вытаскивали его, а плот бросало из стороны в сторону, он кружился на месте я то одним, то другим концом погружался в воду. Мальчики все дальше отплывали от берега. Но чем дальше от берега, тем больше ила было на дне: шест погружался в него все глубже и вытащить его становилось все труднее.

10
{"b":"237814","o":1}