ЛитМир - Электронная Библиотека

О старой корчме немало знал всяких историй и старый Ила. Собрались как-то у него ребята в один воскресный вечер — ранних яблок попробовать и рассказы послушать. Владас уже много наслушался всего о старой корчме, но хотелось ему еще что-нибудь у старика Илы выведать, и он, как бы невзначай, спросил:

— А правда, дедушка, что в старой корчме в каморке Абрама за его кроватью деньги лежат? Будто сам черт относит их туда, когда получает за водку и баранки. Люди говорят, что вся каморка деньгами завалена.

— Сколько у Абрама денег в той каморке — не знаю, хотя и я немало за свою жизнь оставил их в старой корчме. Но что деньги в корчме еще со старых времен спрятаны—это правда, — начал свой рассказ Ила.— Еще до отца Абраца, Лейзера, корчму содержали какие-то другие люди, муж с женой. Они были жадные, злые и завистливые, обирали людей почем зря, поэтому к ним и ходить не любили.

Как-то раз зимним вечером в корчму зашел погреться пожилой солдат. Выпил солдат одну кварту водки, другую, разговорился с хозяевами, рассказал он о своей долгой службе, о краях, где побывал, о том, с кем воевать пришлось. Выпил солдат еще и, слово за слово, еще больше разоткровенничался. А когда солдат совсем напился, начал хвастаться, что он землю купит, дом построит, хозяйством обзаведется. «А где же ты денег возьмешь на все это?» — спрашивает корчмарь. «Деньги есть», — признался солдат и показал мешочек с золотом, который на груди под одеждой носил. «А знаешь, милый человек, — говорит корчмарь, — оставайся тут! Вот Казлу Микчус в Америку собрался, хозяйство свое продает». — «Ладно, про это завтра поговорим», — отвечает солдат корчмарю.

Выпив еще, солдат свалился и тут же заснул. А хозяева, муж с женой, о сне и не помышляют. Страшное дело задумали они: убить солдата, а деньги его себе взять... Муж все не решался, жутко ему было, а баба давай кричать: «Какой ты мужчина после этого!» И вот, когда наступила полночь, корчмарь взял топор и трахнул им солдата по лбу. Убил он старого вояку, золото себе взял, а труп вытащил в поле и в снег закопал. Но это страшное дело им так не прошло. Люди говорят — ни одной спокойной ночи не было с тех пор у злодеев. Каждую ночь к корчме приходил убитый солдат и требовал свои деньги. А корчмарь и его жена чуть не помешались от страха.

Весной, когда снег сошел, люди нашли мертвого солдата, а из его документов оказалось, что убитый солдат был сыном тех хозяев корчмы. Много лет прослужил он в солдатах, не знал, где его отец с матерью, думал, что, может, их уже в живых нет. Ни солдат своих родителей не узнал, ни родители солдата. А когда поняли они, что своего сына убили, совсем в уме тронулись. Схватила их полиция, суд приехал, и за страшное убийство сына повесили их возле самой корчмы.

Долго после этого пустовала старая корчма. Прошло много времени, прежде чем в ней поселился отец Абрама, Лейзер, новый человек в наших местах. Но люди говорят, что и при нем, да и при Абраме, убитый солдат иногда приходил ночью и требовал денег. Ну Лейзер, а потом и Абрам давали ему деньги.

Да, немало денег спрятано в старой корчме! Как-то весной вывозил десятинник Страздас из конюшни навоз. Вдруг слышит: вилы обо что-то звякнули. Стал искать и нашел горшок — а в нем полным-полно старинных серебряных рублей. Глупый был человек: похвастался, что клад нашел. Как узнала об этом кладе полиция, тут же отобрала его у Страздаса. Но в старой корчме еще много денег — только найти их надо, — закончил Ила.

Значит, и Ила говорит то же, что и другие, — в каморке Абрама и в корчме деньги спрятаны. Но как попасть в каморку? Как найти там деньги? Задумались Пятрас и Владас. Не раз бегали они к Абраму покупать баранки. И вместе бегали, и поодиночке. А покупая баранки, внимательно разглядывали корчму. И в самом деле, в углу, за кроватью Абрама, виднелись какие-то двери.

«Там каморка», — решили они.

Однажды Владас сказал:

— Знаешь, Пятрас, нам с тобой не найти денег в корчме. Абрам все время торчит за перегородкой, а когда его нет, то Уршула, хотя и глухонемая, а лучше собаки стережет корчму.

— Что же делать?

— А сделаем так, что деньги не надо будет искать, они сами к нам в руки придут.

— Как же это сделать?

— Люди говорят, что призрак убитого солдата и теперь еще появляется у корчмы. А Абрам боится и выбрасывает ему из окна деньги.

— Ну и что же?

— А я призраком буду. Накроюсь белой простыней, прицеплю бороду и лицо намажу. Подойду к корчме и потребую у Абрама денег. Он испугается и обязательно даст.

— Все это на воровство похоже, — усомнился Пятрас.

— Какое там воровство! Все дело в сообразительности Абрама. Если он догадается, что привидение ненастоящее, мы убежим, если не догадается — то деньги у нас будут.

— А если в это время придет настоящее привидение?

— Тогда посмотрим, кто будет страшней и кто от кого убежит! — храбро сказал Владас.

Так Владас уговорил Пятраса.

Ночью Пятрас тайком вылез через окно и помчался к Владасу, а тот поджидал его уже совсем готовый. Закутавшись до колен в белую простыню, прицепив длинную бороду и намазав лицо, Владас и в самом деле был похож на страшное привидение. Не теряя времени, мальчики прямой дорогой, через пастбище, побежали к старой корчме.

Ребята хотя и храбрились, но сердца их сжимались от страха. А что, если Абрам не испугается привидения и не даст денег, или узнает их? Что будет, если вместе с ними явится настоящее привидение?

— Пятрас, ты спрячься за угол и стереги, чтобы кто-нибудь не пришел, а я разбужу Абрама! — сказал Владас.

Владас подошел к дверям корчмы и тихонько постучал. Долго никто не отзывался. Тогда Владас постучал громче. Где-то внутри скрипнула дверь, и тут же послышался голос Абрама:

— Кто там?

Владас молчал. Абрам спросил второй раз, потом третий, но Владас не отзывался, продолжая тихонько стучать. Тогда Абрам медленно приоткрыл дверь. А Владас как подскочит, как закричит басом:

— Отдавай мои деньги!

— Ой-ой!.. — не своим голосом завопил Абрам.

Пока Владас стучал, Пятрас, притаившись у стены и высунув голову из-за угла, следил, не идет ли кто. В тот самый миг, когда Пятрас услышал крик Абрама, он почувствовал удар в спину. Пятрас обернулся и увидел, как кто-то большой, страшный тянется к нему из-под крыши...

— Привидение!—закричал Пятрас и со всех ног помчался прочь, подальше от корчмы.

Услышав это, Владас бросился вслед за Пятрасом. Мальчики чувствовали, что кто-то гонится за ними, но оглянуться не хватало смелости. А преследователь топал уже совсем рядом. Вот он ударил Владаса в спину. Владас вскрикнул и остановился. Смотрит — а это журавль Йонас! И опять норовит клювом его ударить. Владас попробовал его успокоить, но журавль, ухватив простыню клювом, давай бить Владаса крылом. Поднялся шум... Владас оттолкнул журавля и побежал за Пятрасом, которого уже и след простыл.

А Абрам сначала не меньше ребят испугался «привидения» и спрятался за дверью, но, когда шум утих, он успокоился и, приоткрыв дверь, долго прислушивался, оглядывался, стараясь понять, что же это было. Наконец решил, что это, видно, пастухи подшутили над ним, плюнул сердито и пошел спать.

Долго после той ночи Владас не мог простить Пятрасу, что тот оказался таким глупым и трусливым — журавля испугался, за привидение его принял!

— А почему ты сам убежал?—спрашивал в ответ Пятрас.

Заколдованные сокровища - _14.jpg

Заколдованные сокровища - _15.jpg

У СТАРОГО ДУБА

В стороне от дороги, что ведет из городка в поместье, стоял старый дуб. Его вершина сильно накренилась, отчего он стал кривобоким.

Был тот дуб хотя и старый, но еще крепкий. Никакие бури не могли его одолеть. А ствол был такой огромный, что и три человека не обхватят. В стволе дуба было большое дупло; оно поднималось от самой земли и доходило до середины дуба. Казалось, что дуб держится, опираясь лишь на свою кору. Чего только ребята не вытворяли в том дупле! Сколько раз пастухи жгли в нем костры, но дупло только почернело немного.

14
{"b":"237814","o":1}