ЛитМир - Электронная Библиотека

Захотелось золота и другим ребятам. Один завистник сорвал с головы шапку, бросил ее в дыру и стал просить ребят, чтобы они и его вниз спустили. Спустили и его. Ждали-ждали, пока он дернет вожжи, даст знак наверх его тащить, да так и не дождались. Тогда стали его тянуть. Тяжело было тянуть. Ну, думают ребята, повезло их приятелю, много золота набрал... А вытащили —* смотрят, мальчик-то неживой!

От этих рассказов Илы наши друзья, Пятрас и Вла-дас, совсем потеряли покой. Они и вправду поверили в заколдованный замок и в сокровища, которые будто бы лежат в том замке. И наши смельчаки решили во что бы то ни стало добраться до Пилякальниса и откопать замок.

— А как же мы доберемся до Пилякальниса? Ведь через болото не пройдешь, а на помещичьи поля даже ступить нельзя! — с грустью заметил Владас.

— Ила сказал, что где-то дорога есть! — вспомнил Пятрас. — Надо только отыскать ее.

И вот как-то раз после обеда, выбрав свободное время, мальчики отправились к болоту Пеклы. Они долго ходили с лопатами по краю болота, искали скрытую от глаз дорогу на Пилякальнис. То тут, то там пробовали они пройти, но ноги глубоко проваливались, и мальчики нигде не могли нащупать твердую почву: не было никаких следов не только исчезнувшей дороги, но даже брода. Вдруг Пятрас заметил, что через бугор, который был тут же, около болота, шла какая-то ложбинка, уже распаханная и засеянная.

— Вот где дорога! — весело закричал он. — Посмотри, эта ложбинка на бугре как раз ведет на гору!

Исследовав бугор, Владас согласился с товарищем.

— Здесь и нужно ее искать, — сказал Владас и смело побрел в направлении Пилякальниса, нащупывая палкой дно.

И действительно, палка сразу же уперлась в твердый грунт: дорога была совсем неглубоко. Осмотревшись, мальчики двинулись по ней дальше. Это была дорога шириной примерно в три—четыре метра, заросшая, как и все болото, густой травой. Обочины дороги местами были выложены камнями, а местами там лежали бревна, плотно подогнанные одно к другому. Чуть левее или правее обочин палки мальчиков уже не доставали дна.

Ребята медленно продвигались вперед. Нелегким был этот путь: все болото заросло высокой, густой травой. Через некоторое время они заметили, что дорога свернула в сторону и они идут теперь не к Пилякальнису, а совсем в другом направлении.

— Куда мы идем? — сказал Владас. — Ведь Пиля-кильнис-то вон где!

— По дороге идем, — ответил Пятрас, шедший впереди. — Куда дорога ведет, туда и идем.

'Но вот дорога, к удивлению ребят, куда-то исчезла. Они стояли на самом ее краю, и их палки уже не доставали дна — кругом было глубокое болото. Что делать? Дальше идти нельзя, нужно возвращаться. И ребята повернули назад.

— Владас, вот где дорога! — сказал вдруг Пятрас, который и теперь шел первым. Нащупывая палкой дно, он заметил, что дорога сворачивала куда-то вправо. — Идем туда!

— Идем! — согласился Владас.

Через некоторое время дорога опять потерялась. Но теперь, уже привыкнув к коварству таинственной дороги, мальчики чувствовали себя увереннее, быстрее отыскивали верный путь и все дальше и дальше брели в глубь болота. Наконец, порядком измучившись, они благополучно добрались до Пилякальниса. Их неожиданное появление было встречено невообразимым шумом и гамом. В летнее время люди никогда не заглядывали на остров, и здесь было настоящее царство птиц. Никем не пуганные, тут вили гнезда аисты, журавли, дикие гуси, утки и другие водяные птицы. Сейчас все они страшно переполошились — кричали, гоготали, пищали, разлетались в разные стороны, торопясь спрятаться в траве или кустах.

Немного отдышавшись, мальчики, не обращая внимания на птичий переполох, принялись искать таинственную пещеру. Они облазили весь Пилякальнис по нескольку раз, но дыры будто и не бывало. А проникнуть в провалившийся замок можно было только через нее.

— Пятрас, давай попробуем откопать замок, — предложил Владас: —ведь Ила рассказывал, что замок провалился неглубоко и кто-то даже докопался до его крыши.

— Ну что ж, попробуем! — согласился Пятрас.

Они выбрали на вершине холма место и с большим усердием стали копать. Срезали дерн, и лопаты их все глубже погружались в мягкую черную землю. Копать было легко, только время от времени лопаты вдруг натыкались на камни, черепки старых глиняных горшков или почти истлевшие кости.

Поначалу ребята не обращали внимания на эти находки. Они вырыли довольно глубокую яму, а дальше пошла красная глина. Копать ее было трудно, и ребята быстро устали.

— Знаешь, Пятрас, здесь мы не найдем никакого замка. Ведь уже сколько времени копаем чистую глину. Замок где-то в другом месте, — сказал Владас.

Передохнув немного, они начали рыть в другом месте. Но и здесь не было никакого замка, хотя яму они вырыли еще глубже, чем в первый раз. Теперь ребята уже совсем скрылись в ней. Они и не заметили, что груда мягкой земли вот-вот обрушится на них. Земля с одного края начала осыпаться и вдруг рухнула в яму, засыпав мальчиков по грудь. Они даже не могли теперь пошевелиться. Лопата Владаса осталась в земле, а Пятрас еще держал свою, но она до самой ручки была засыпана землей, и он едва смог вытащить ее. С большим трудом выкарабкались они из ямы.

А тут уже и вечер наступил. Все болото заволокло туманом.

— Видишь, Ила правду говорил: замок заколдованный, и нам не добраться до него, — с грустью сказал Владас.

Закидывая яму землей, Пятрас нашел какой-то черепок.

— Посмотри, какой занятный черепок, весь какой-то росписью разукрашен!

— Да, ничего...

— Давай еще поищем.

— А зачем они нам?

— Я отцу покажу, он, наверно, знает, для чего эта вещь нужна была, когда ее делали.

— Черепок покажи, но не говори, где мы нашли его.

— Почему?

— Чтоб не нашли здесь клад. Твой отец — ученый человек. Ему, наверно, ничего не стоит снять заклятье. Лучше мы сами еще раз придем сюда.

— Ладно, я ничего не скажу про клад.

Мальчики набрали полные карманы черепков с росписью и пошли назад. Теперь они шли быстрее, так как знали уже все ее повороты. Наконец они добрались до дому.

Заколдованные сокровища - _7.jpg

Заколдованные сокровища - _8.jpg

КАМЕНЬ ВАЛЮЛИСА

В воскресный вечер ребята, как всегда, собрались у Илы. Они услышали на этот раз историю о камне Валю-лиса:

— В роще Алка у озера Каралишкяй лежит большой камень Валюлиса. Старые люди рассказывают, что под камнем Валюлиса была дыра. А из той дыры вылезал бесенок и, обратившись в сапожника, садился на камень и шил башмаки. Несчастливый был тот бесенок: только усядется на камень и начнет приколачивать подметки, как небо покроется тучами, дождь польет как из ведра. И сам Перкунас7 тут как тут — шлет на землю гром и молнии. Рассердится озорной бесенок, покажет Перкунасу зад. Перкунас, бывало, сам не свой от злости, метнет стрелу — тот едва успеет нырнуть под камень.

Часто метал Перкунас стрелы в бесенка, но попадал в камень. Большой кусок от камня отколол и много своих стрел около него на семь сажен в землю вогнал. Только через семь лет эти стрелы показываются на поверхности. Еще и теперь у камня Валюлиса люди частенько находят Перкунасовы стрелы. Такие занятные эти стрелы, совсем как топорики, только из камня сделаны. Их собирали люди, чтобы коров лечить — потрут припухшее вымя, и коровам легче становится.

Так вот, сидит бесенок на камне, скрюченный, горбатый, и шьет башмаки. Всем, кто ни проходит мимо, предлагает купить их, нахваливает, говорит, что износу им нет. Пошла однажды в ту рощу за грибами Мариона, Адомайтисова дочка. Бесенок и ей предложил башмаки. Такие красивые, желтые, глаз не отведешь! А бесенок знай нахваливает их: уж больно в них, мол, танцевать хорошо — три года танцевать будешь. «А сколько же ты за них хочешь?» — спрашивает девушка. А бесенок и говорит: «Да ты так бери, потом заплатишь». Не устояла девушка, взяла башмаки. Танцует она в тех башмаках один год — они как новые. Танцует второй, вот уже третий кончается, а башмаки будто еще крепче стали. Наступил последний вечер масленицы, веселятся парни и девушки, а Адомайтисова дочка пляшет, прямо беснуется, ногами топает, ни минуты не передохнет, хочет, чтобы башмаки поскорее развалились — тогда сапожнику за них не платить. А в полночь, когда прозвонили в костеле начало поста, парни и девушки разошлись по домам. Пошла домой и Адомайтисова дочка. Только смотрит — идет-то она не домой, а прямо к камню Валюлиса; сами башмаки несут ее туда. Хочет снять их, но не может. По* няла девушка, что башмаки бесовские, что пришло время расплачиваться за них... Ничего не поделаешь, идет девушка к Валюлису, а на камне уже бесенок ее дожидается. «Ну что, девушка, крепкие ли мои башмаки, хорошо ли повеселилась в них? Теперь плати мне». — «Что же ты хочешь за них?» — «Недорого прошу — душой своей заплатишь», — отвечает «сапожник».

8
{"b":"237814","o":1}