ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь нам необходимо, приступая к изложению последовательного оформления плана операции на Висле, вернуться несколько назад к тем основным указаниям, которые Главное Командование отдало в развитие полученной им политической директивы.

Первые указания главкома общего характера последовали 20 июля в директиве № 4315/оп. Эта директива указывала обоим фронтам «продолжать энергичное развитие операций, согласно отданных им директив, не ограничивая таковых границей, указанной в ноте Керзона»{237}. 21 июля главком представил доклад предреввоенсовета (№ 481), который в значительной мере проникнут осторожностью. Опасаясь выступления Румынии, «которая уже имеет для этого достаточные силы и возможности» на поддержку Польше, главком считал, что «наше глубокое продвижение в пределы Галиции явилось бы в этом случае весьма опасным», и предлагал поэтому для Юго-Западного фронта операцию с ограниченной целью, а именно, разгром правофланговой польской армии, «дабы этим путем отрезать польский фронт от румынского и получить возможность часть сил Юго-Западного фронта обратить для борьбы с Румынией». Далее главком считал [477] возможным на случай необходимости дальнейшего усиления эвентуального Румынского фронта задержать в резерве и 16-ю красную армию. Эта армия могла бы явиться резервом и на случай выступления Латвии. Главное командование считало, что для окончательного разгрома Польши будет достаточно сил остальных трех армий Западного фронта{238}. Архивные дела не сохранили нам ответа на это предложение главкома. Но более подробные указания главкома обоим фронтам, последовавшие 21 и 22 июля, позволяют судить, что в основном предложения главкома получили санкцию предреввоенсовета. Эти предложения нашли свое выражение в директивах главкома на имя командующих Юго-Западным и Западным фронтами, отданных им в Минске 23 июля 1920 г.{239}. Первой по времени последовала директива командюзу № 4343/оп. В ней главком ставил командюзу задачу «нанести решительное поражение 6-й польской и украинской армиям противника, отбросив их на юг к границам [478] Румынии, использовать для этой задачи конную армию». Директива требовала использования сил конной армии при выполнении этой задачи на узком фронте, на определенно выбранном направлении и без распыления сил. Кроме того, Юго-Западный фронт к 4 августа должен был сильной ударной группой правого фланга овладеть районом Ковель — Владимир-Волынский, поддерживая связь с левым флангом армий Западного фронта и обеспечивая свой левый фланг{240}. На следующее утро 23 июля главком директивой № 4344 поставил Западному фронту задачу «нанести противнику окончательное поражение и не позже 12 августа овладеть Варшавой».

Разграничительная линия между обоими фронтами устанавливалась через Ратно, Влодаву, Новую Александрию (Пулавы) на Висле. Все эти пункты отходили к Западному фронту. Хотя последующие распоряжения Главного Командования и внесли ряд существенных изменений в постановку задач Юго-Западного фронта, но поскольку основная задача Западного фронта осталась и в последующем неизменной, а директива от 23 июля сохраняла свое значение для Юго-Западного фронта до начала августа 1920 г., то представляется не лишним теперь же остановиться на анализе обеих директив. Это тем более необходимо, что обе они фигурируют во всех трудах, имеющих своей темой операцию на Висле. От них начинают разбор работы управления и командования в переломный момент нашей польской кампании. На них же базируются стороны во взаимных обвинениях или оправданиях. [479] Основываясь на формулировке задач обеих директив, выраженных настолько ясно, что кривотолков быть не может, мы приходим к следующим выводам.

В середине июля Главное командование считало возможным для окончательного разгрома главных сил противника обойтись только наличными силами Западного фронта. Однако уже к началу августа Главное командование учло силу сопротивления Польши.

Чем объяснить, что Главное командование на этот раз допустило чрезмерный оптимизм?

На этот вопрос можно ответить целым рядом соображений. Во-первых, решаясь на снижение Юго-Западного фронта к румынской границе, Главное командование учитывало опасность нависания румынской армии над левым флангом Юго-Западного фронта до тех пор, пока не занят Брест-Литовск и пока Юго-Западному фронту не обеспечены будут коммуникации на север через Полесье. Во-вторых, главком мог рассчитывать на быструю развязку операции против 6-й польской армии, после чего он мог во исполнение своего прежнего решения перегруппировать главные силы Юго-Западного фронта к Бресту и Люблину. В этих расчетах, как мы увидим далее, Главное командование просчиталось. Непредвиденных трений оказалось больше, чем это можно было предполагать.

В своей июльской директиве командзапу Главное командование ставило ближайший объект на местности в виде Варшавы. Целеустановка для Юго-Западного фронта была поставлена шире в том смысле, что ему представлялся более свободный выбор объектов для нанесения своего главного удара. Львов как главный объект операции не фигурирует в директиве № 4343/оп. В отношении конной армии сказано только, что она наносит свой удар, «обеспечивая себя со стороны Львова», но неоспоримо, что директива переносит центр тяжести приложения усилий Юго-Западного фронта настолько круто к югу по сравнению с предложением командюза Егорова от 22 июля, что Львов неизбежно должен встать на пути осуществления директивы № 4343/оп как главный объект действий.

Таким образом, обе директивы № 4343/оп и № 4344 можно рассматривать в их совокупности как компромисс между [480] указаниями правительства в его директиве от 17 июля и предложениями главкома в его докладе № 481 от 21 июля. Первым результатом такого компромисса является постановка себе задач в двух расходящихся направлениях. С одной стороны, Варшава, а с другой — Румыния как отдаленный объект действия, на пути к которому в виде ближайшего объекта встал Львов. Не приходится оспаривать важности и значения таких объектов, как Львов и Варшава, и особенно последнего.

Мы уже дали определение этого пункта как связывающего узла всех центростремительных сил польского правительства. Кроме этого политического значения она являлась в это время и главнейшим материальным центром страны. Вот что говорит по этому поводу ген. Сикорский. «Варшава к тому же являлась одним из главнейших материальных центров Польши. Падение ее было равнозначно проигрышу генерального сражения. Выбор ее как главного объекта для действий угрожал перенесением района военных действий далеко вглубь страны и являлся действительно удачным примером постановки себе стратегической цели»{241}. Но другое дело, можно ли было при том соотношении сил, которое мы привели в начале главы, задаваться двумя столь крупными целями сразу. Приходится признать, что, по-видимому, мыслилось закончить войну победоносным ударом по Варшаве. Этот удар возлагался исключительно на Западный фронт. Хотя директива № 4343/оп и предусматривает выдвижение сильной ударной группы из состава Юго-Западного фронта в район Ковель — Владимир-Волынский к 4 августа, но по духу директивы можно считать, что эта группа рассматривается [481] скорее как связующее звено между внутренними флангами обоих фронтов, чем как активный кулак.

Лишь в последующие дни именно уже к концу июля 1920 г. у главного командования начинают намечаться первые сдвиги в отношении пересмотра вопроса о задачах Юго-Западного фронта во время операции на Висле. Эти сдвиги, возможно, явились результатом впечатления от повысившейся упорности противника на Буге и Нареве. В разговоре с командюзом по прямому проводу 28 июля Главное командование высказывает мысль о передаче «в связи с решением Брестского узла» сначала 12-й армии, а затем и дальнейшего крыла польского участка Западному фронту{242}. Эта передача, конечно, должна была повлечь и изменение целеустановок для входящих в состав этого крыла армий с переключением их работы на линию активного содействия Западному фронту, что, вполне естественно, должно было поставить на второй план вопрос о взятии Львова. Однако никаких дальнейших последствий этот разговор в то время не имел.

104
{"b":"237816","o":1}