ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сопоставляя технические средства группы с таковыми же противника, мы видим, что красные значительно превосходили белых и в техническом отношении. Это было явлением не случайного порядка, а неоднократно наблюдавшимся и ранее в различные периоды и на различных участках Гражданской войны. То обстоятельство, что в разбираемой нами операции эта особенность выступает более выпукло, объясняется более полно проведенным принципом сосредоточения этих средств на главном направлении удара.

Наибольший эффект использования этих средств зависел не только от умелого использования и умелого управления ими, но и от обеспеченности их припасами, в первую очередь, конечно, огнестрельными. Поэтому весьма полезно остановиться на этом вопросе, тем более что пример правобережной группы является не исключением, а общим правилом для всех красных армий в кампании 1920 г. Ясно, что продолжающееся сужение нашего экономического базиса, особенно остро чувствуемое в области тяжелой индустрии, не могло благоприятно отразиться и на военной промышленности. Как следствие этого остро давал себя чувствовать и недостаток в огнеприпасах.

Конечной целью группы, согласно данных оперативного задания, являлся разгром живой силы противника и выход в район Перекопа, т. е. проникновение в расположение противника на глубину 90 км. Учитывая необходимость продвигаться с боями, мы считаем, что наибольший предел проникновения группы в сутки не мог превышать в среднем 20 км, [590] и таким образом, всю операцию во времени (за округлением) следовало рассчитывать на 5 дней. В какой мере эта пятидневная операция была обеспечена огнеприпасами? Наличных запасов патронов и снарядов (особенно последних) едва хватало на день серьезного огневого боя. При растяжке операции на пять дней расход огнеприпасов на день боя (по подсчетам Н. Е. Какурина) не должен был превышать 30 патронов для стрелка, 57 снарядов (за округлением) для легкого и 27 снарядов (за округлением) для полутяжелого орудия. Всякий, сколько-нибудь знакомый с нормами расхода огнеприпасов во время мировой войны{339}, легко сделает следующие весьма существенные выводы. Во-первых, что нормы питания наших огневых средств были настолько недостаточны, что нельзя было рассчитывать на полное использование их самого могущественного свойства — скорострельности и, во-вторых, что при таком обеспечении Красная Армия страдала скорее не недогрузкой, а перегрузкой в технических средствах. Недостаточность огневого действия приходилось возмещать широким развитием маневренности.

Никаких теоретических выводов для расчетов о том, какое количество орудий и прочих огневых средств было потребно для подавления стольких-то и стольких-то пулеметов или орудий на данном участке неприятельского фронта, мы на основании опыта Гражданской войны сделать не можем, так как отсутствовало главное условие для правильности таких выводов — нормальное, сообразное их действительным возможностям питание огневых средств боеприпасами. Весьма характерно также, что командование правобережной группы считало количество огнеприпасов, отпущенных в его распоряжение, недостаточным. Оно просило доотпустить 5 052 200 000 ружейных патронов и 20 000 легких снарядов{340}. Если считать, что из общего количества ружейных патронов половина, т. е. 1 100 000, должна была пойти на обеспечение [591] пулеметов, то выходит, что командование группой считало возможным довести операцию до конца при условии обеспечения стрелка 39 патронами, пулемета — 4085 патронами и легкого орудия — 137 снарядами (подсчет сделан Н. Е. Какуриным). Таким образом, мы видим, что расчеты командования, по существу, являлись весьма скромными.

Как показывают архивные данные, вопреки широко распространенной версии, положение у белых с огнеприпасами обстояло гораздо хуже, чем у красных. Норма ежедневного отпуска снарядов на день боя на орудие не превосходила 20 снарядов. Под влиянием критического состояния запаса огнеприпасов белым приходилось вводить в дело свою артиллерию лишь в критические моменты боя, а некоторые батареи и просто оттягивать в тыл из-за отсутствия снарядов{341}. Обеспечение операции в продовольственном и фуражном отношениях основывалось главным образом на использовании местных средств. На случай возможных перебоев некоторые дивизии (15-я стрелковая) имели при себе 7-дневный возимый запас продовольствия. В отношении колесного транспорта войскам группы также приходилось рассчитывать главным образом на местные средства, так как некомплект обоза в некоторых частях достигал 60 %{342}.

Теперь представляется интересным бросить взгляд на организацию и устройство тыла правобережной группы в целом и устройство ее военных дорог, чтобы оценить ту эволюцию, которая произошла в Красной армии в этом отношении со времени эшелонного периода Гражданской войны. Правобережная группа базировалась на линии железной дороги Апостолово — Александровск — Синельниково — Павлоград — Лозовая, общим протяжением 360 км, и на грунтовый путь Апостолово — Берислав, протяжением 110 км. Оба эти пути были оборудованы в качестве военной дороги группы, общим протяжением 470 км. Кроме значительной длины этой дороги, невыгодным обстоятельством [592] для красных явилась слабая пропускная способность железной дороги, не превышавшая шести пар поездов в сутки. Учитывая, что к этой дороге была привязана группа, насчитывающая в своем составе четыре относительно сильных дивизии и небольшую Херсонскую группу, можно считать, что военная дорога могла справиться с подвозом только благодаря тому, что была избавлена от подвоза продовольственных и фуражных грузов. Базисные склады 13-й армии, из которых правобережная группа получала снабжение, располагались на ст. Лозовая и Павлоград{343}; на всем участке дороги от Апостолово до Синельниково располагался только один этап (№ 255) в Александровске; там же были развернуты и два армейских полевых госпиталя (№ 715 и 1005){344} (см. приложение, схема XVIII).

Конечно-выгрузочной железнодорожной станцией для правобережной группы являлась ст. Апостолово. Здесь находились: огнесклад группы и огнесклады трех дивизий (15-й, Латышской и 52-й), два этапа (№ 314, 315; один, очевидно, как резерв этапного участка) и управление этапного участка (№ 79). Участок грунтовой дороги Апостолово — Ивановка — Ново-Каменка — Бериславль обслуживался двумя этапами (№ 313, 316) — в Ивановке и Ново-Каменке. 313-й этап был удален от Ивановки на 25 км (нормально), а от Берислава на 45 км (по-видимому, на половине пути также был подэтап).

Такая организация военной дороги с соответствующим развитием всех ее звеньев свидетельствует о надлежащем учете значения устройства тыла и службы военных сообщений красным командованием. Опираясь на достаточно развитый и правильно расчлененный в глубину тыл, красные войска получали устойчивое основание для своего маневрирования. В этом мы усматриваем одну из причин того явления на противоврангелевском фронте борьбы, что [593] временные неудачи красных войск никогда не превращались в полный разгром их. Наконец, для того, чтобы оценить ту гибкость, с которой красное командование умело разрешать вопросы устройства тыла в условиях слабо работающего железнодорожного транспорта и почти полного отсутствия механического транспорта, посмотрим, как сумело выйти из положения командование той же правобережной группы при подготовке своей операции на Нижнем Днепре. Выходя в район Перекопского перешейка, войска группы отрывались от своей конечно-выгрузочной железнодорожной станции на 156–160 км, т. е. на 5–6 переходов. Обслужить грунтовый участок военной дороги такого протяжения одними средствами гужевого транспорта было трудно, особенно при наличии некомплекта в войсковых обозах до 60 %. Командование группой вышло из положения созданием промежуточной огневой базы по линии железнодорожных станций Блакитная — Белые Криницы — Снегиревка (на участке железной дороги Апостолово — Херсон) и выдвижением от нее передовой огневой базы в виде летучек на линию сс. Галагновка, Тронина, Блашков, что приближало передовую базу на один переход к линии фронта в исходном положении. На эти же станции перенесено было и базирование дивизий. Эти мероприятия почти вдвое сокращали грунтовый участок военной дороги группы и чрезвычайно облегчали условия ее дальнейшего снабжения. Командование группой полностью учло те выводы, которые ему предоставлялись прохождением железной дороги Апостолово — Херсон параллельно линии его фронта под прикрытием такой солидной водной преграды, как р. Днепр. В целях более правильной и удобной организации эвакуации оно направляло своих больных и раненых в двух расходящихся направлениях на ст. Апостолово и ст. Херсон. Ввиду общей бедности в санитарных средствах для оборудования этих направлений пришлось использовать значительную часть санитарных учреждений, что, будучи, по существу, неправильным, диктовалось, однако, объективными причинами, независимыми от воли командования{345}. [594]

129
{"b":"237816","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время для мага. Лучшая фантастика 2020
Источник
Любовь по закону подлости
Лестница Якова
Песня для кита
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Мальчики в пещере
Погадай на жениха, ведьма!
Психология влияния