ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Гражданская война. 1918-1921 - s21.gif

Схема XXI (к главе двадцать первой). Решительное сражение в Сев. Таврии. Положение во второй половине октября. Боевые действия 26–27 и 28 октября 1920 г.

Решение перенести центр тяжести приложения наших усилий на Таврический участок Юго-Западного фронта повысило значение этого участка до значения отдельного фронта. Образование отдельного фронта являлось, кроме того, необходимым и вследствие значительной численности наших сил, сосредоточенных к этому времени на Таврическом участке. Этот фронт под названием Южного был образован 21 сентября 1920 г., причем во главе [612] его был поставлен т. М. В. Фрунзе. В состав нового фронта вошли 6-я (образованная из Правобережной группы), 13-я и 2-я конная армии. Вместе с тем, 12-я и 1-я конная армии передавались в состав Юго-Западного фронта, и последняя готовилась к переброске на Южный фронт.

Назначение единого и опытного руководства на Южный фронт явилось как нельзя более своевременным. В предвидении дальнейшего сосредоточения крупных наших сил на Таврическом участке противник готовился к своей последней попытке пробиться на правобережную Украину. Сюда влекли Врангеля надежды политического характера, которым также не суждено было оправдаться, как не оправдались его надежды в отношении Дона и Кубани. Переоценивая политический удельный вес мелкобуржуазной партии украинских федералистов, после неудачных попыток сговориться с Петлюрой и Махно, Врангель сговорился с ними на основе признания за Украиной автономных прав наподобие казачьих областей и при их поддержке рассчитывал опереться на широкие массы украинского населения. Несомненно, надежды Врангеля подогревались дошедшими до него сведениями о восстании украинских хуторян на правобережной Украине. Последнее, однако, носило не политический, а чисто экономический характер. Хуторяне были недовольны изъятием у них хлебных излишков. С петлюровским движением, имевшим место в Подолии и Киевщине, Врангель не мог установить контакта как по коренному расхождению целей («единая и неделимая Россия» и самостоятельная Украина), так и по пространственному удалению от него.

К октябрю 1920 г. большая часть излюбленной Махно территории оказалась во власти ген. Врангеля.

Оставив в занятом районе скрытые части, Махно с более организованными частями продолжал рейдировать по тылам Юго-Западного, а потом и Южного фронтов. Насыщенный слабовооруженными и малоподготовленными запасными частями и отрядами войск внутренней охраны тыл действующей армии оказывает лишь слабое сопротивление Махно. В течение лета и осени Махно время от времени захватывает даже отдельные уездные города, громит обозы и продовольственные склады действующей армии и разрушает железные дороги. Поэтому советское правительство, придавая [613] особое значение, которое в 1920 г. приобретала борьба за наличие спокойного тыла на Украине, признало необходимым возглавить эту борьбу в первой половине лета т. Ф. Э. Дзержинским. Объявив себя врагом Врангеля, Махно объективно значительно облегчает борьбу Врангеля с Красной Армией. Политическое положение вождя кулацкой «третьей революции» становится более, чем тяжелым… Борьба советской власти с помещичье-генеральской контрреволюцией Врангеля привлекает к себе симпатии и сочувствие широких крестьянских масс, испытавших на себе режим Деникина. Махно стоит перед опасностью превратиться в глазах крестьянства в политического союзника Врангеля. Как политическая обстановка, так и тяжелое материальное состояние отрядов заставляет Махно предложить свои услуги советской власти…

Так появилось Старобельское соглашение, по которому Махно, выговорив себе некоторую внутреннюю автономию и свободу вербовки, предоставил себя и свои войска в оперативное распоряжение Южного фронта. На тылах фронта этим вносилось известное успокоение, необходимое для успешного завершения подготовки (оперативные переброски и нормальный подвоз) решительной операции по разгрому Врангеля. В ответ на сомнения в правильности этого шага командования Южного фронта, вскоре вновь вставшего перед необходимостью вооруженной рукой одернуть своего временного союзника, мы можем лишь подчеркнуть очевидное для каждого историка оперативно-стратегическое значение этого соглашения в исследуемый нами период.

Вторая половина октября проходила в сравнительном затишье. Лишь на границах Донбасса красные части 13-й и вновь образованной 4-й армий продолжают свое продвижение вслед за отходящим для выравнивания своего фронта противником. Последний предпринял частную перегруппировку с целью восстановить нарушенные во время Никопольской операции организационные соединения. Сущность этой перегруппировки заключалась в том, что на Мелитопольском и Ореховском направлениях противник оставлял только свой Донской корпус. На Александровском направлении должен был действовать вновь сформированный III корпус [616] в составе 6-й и 7-й пехотных дивизий и некоторых мелких приданных частей. На Никольском направлении сосредоточивался весь 1-й корпус Кутепова; на Каховском направлении продолжал действовать II корпус. Конный корпус Барабовича, являясь общим резервом главного командования белых, сосредоточивается в районе Рубановка — Н. Серогозы — Калга.

Перегруппировка еще только заканчивалась. В частности, 6-я пехотная дивизия подходила к с. Михайловка, а Марковская дивизия, следуя в район расположения своего корпуса, находилась в с. Балки (см. приложение, схема XXI).

Общее начертание фронта противника напоминало неправильную трапецию, нижним основанием которой являлось побережье Черного моря с господствовавшим на нем флотом противника.

Силы красных полукругом охватывали это расположение противника, и в 20-х числах октября заканчивали свое сосредоточение. 4-я красная армия, действовавшая на Александровском направлении, сильно разбросалась в глубину от Александровска до линии Екатеринослав — Синельниково. 1-я конная армия выходила своими передовыми частями на р. Ингулец западнее Берислава.

По окончании сосредоточения всех своих сил, что должно было осуществиться к концу октября, красные получили численное превосходство.

Таблица 1{353}. Численность красных армий Южного фронта к 8 ноября 1920 г. (стр. 614)

Гражданская война. 1918-1921 - i_052.png

Таблица 2{354} (стр. 615)

Гражданская война. 1918-1921 - i_053.png

Однако из сравнения ниже приводимых таблиц никаких, даже примерных выводов сделать нельзя, так как наши силы и здесь учтены полевым штабом в «бойцах», а противник учитывал свои силы в «штыках».

Основываясь на выгодах соотношения сил и их охватывающего положения в отношении противника, командующий фронтом поставил своим армиям решительную задачу «добить Врангеля, не дав ему отступить на Крымский полуостров и захватить перешейки».

Во исполнение этой задачи 6-я красная армия (тов. Корк) с Каховского плацдарма нацеливалась на Перекоп и Сальково. 1-я конная армия, переправившись у Каховки, должна была быстро выйти в район сев. оконечности озера Молочное — ст. Федоровка, разгромить резервы противника, отрезать им пути отступления в Крым и преследовать до полного [617] уничтожения{355}. 2-я конная армия по переправе через Днепр у Никополя и В. Рогачика получила задачу двинуться в юго-восточном направлении на фронт Федоровка — Михайловка и, войдя в связь с 1-й конной армией, ударить в тыл Александровской и Пологской группам противника. 4-я и 13-я армии сковывали силы противника, стремясь разбить их и отбросить на наши конные армии. Кроме того, конница 13-й армии объединялась в особую группу, которая, двигаясь на ст. Федоровка, должна была выйти навстречу обеим конным армиям.

134
{"b":"237816","o":1}