ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Иначе представлялось положение на фронте группы Шорина. Ее фронт имел вид входящего угла с вершиной у Балашова. Северную сторону этого угла, от Новохоперска до Елани, занимала 9-я армия; по северо-восточной части этого угла, по линии Борзенково — Красный Яр — Каменка, располагалась 10-я армия. Таким образом, группа Шорина, наносившая главный удар, находилась на уступе назад (километров на 150) по отношению к своей вспомогательной группе. Кроме того, группе Шорина надлежало выправить свой фронт, продвинув вперед левый фланг 9-й армии. Все это отрицательным образом должно было сказаться на быстроте развития действий ударной группы. Действительно, как показал ход дальнейших событий, достигнутые ею успехи имели чисто местное значение. Только 21 августа ей удалось развязать левый фланг 9-й армии, и он начал свое продвижение вперед.

В свое время план действий ударной группы Шорина подвергся осуждению. Указывалось, что основной причиной неуспеха являлся выбор направления главного удара по линии наибольшего политического сопротивления. Конечно, эта причина сохраняет свое значение. Но она была бы значительно ослаблена, если бы командование группой отнесло центр тяжести своего удара не на участок 10-й армии (Царицынское направление), а в сторону правого фланга 9-й армии, нацелив его примерно на фронт Павловск — Богучар. Тогда было бы достигнуто полное взаимодействие в пространстве между вспомогательным и главным ударами. [300]

Последний не шел бы по линии наибольшего политического сопротивления, и, наконец, прорыв Мамонтова встретил бы большие затруднения для своего осуществления. Насколько нам известно, Главное командование в лице С. С. Каменева вовсе не стремилось привязать Шорина именно к Царицынскому направлению. Всего вернее, что тут сказалась притягательная сила географического объекта без учета прочих возможностей, как это иногда случается в военных операциях. Кроме того, не будем забывать, что рейд Мамонтова рассосал часть сил группы Шорина, что не могло не сказаться на размахе его маневра и темпе его развития. Сначала на борьбу с Мамонтовым ушла 56-я стрелковая дивизия, затем туда же повернула 21-я стрелковая дивизия, направлявшаяся с Восточного фронта первоначально в состав группы Шорина, наконец, от Шорина пришлось отобрать и бросить на борьбу с Мамонтовым величину такого крупного удельного боевого веса, какой являлся конный корпус Буденного. Идея нанесения главного удара группой Шорина подсказывалась той группировкой красных сил на Южном фронте, какую застал при своем вступлении в Главное Командование С. С. Каменев. Наибольшего уплотнения она достигала как раз на левом фланге красного Южного фронта. Политика требовала скорейшего перехода в наступление, и Главное Командование должно было приспособить свой замысел к существовавшей уже группировке. Известно, с каким трудом давались нам все железнодорожные переброски, неизбежные при крупных перегруппировках, при том катастрофическом состоянии железнодорожного транспорта, которое имело место в годы Гражданской войны.

28 августа 10-я армия имела уже крупный успех. Конный корпус Буденного разгромил в районе станицы Каменночерновской донскую конницу Сутулова 31 августа 9-я армия выходила уже на фронт ст. Алексиково — Ярыженская, а конница Буденного нанесла еще раз сильный удар противнику в районе ст. Серебряково — Зеленовская. Однако, несмотря на эти успехи, группа Шорина оставалась все же позади группы Селивачева. Последняя главный свой удар развивала на участке 8-й армии, нанося его в обход [301] Харькова с востока в общем направлении на Купянск. 8-я армия в своем наступлении увлекла за собой отчасти и левый фланг 13-й армии. 24 августа частями 13-й армии был занят г. Короча, и противник отброшен на Белгород. Фронт 8-й армии в это время продвигался на линию Николаевка — Бурлук. К 1 сентября группа Селивачева своей 8-й армией выдвинулась на фронт Волчанск — Купянск — Подгорная, что представляло уже непосредственную угрозу Харькову. Тем временем Мамонтов продолжал свой рейд в тылу Южного фронта.

Совершая его, Мамонтов усиленно разрушал железные дороги и беспощадно расправлялся с политическими и советскими организациями, в то же время не пренебрегая приемами грубой демагогии, т. е. раздавая награбленное имущество населению, думая тем привлечь его на свою сторону.

В заключение мы считаем необходимым остановиться на той исключительной быстроте восстановления своих сил после тяжелых поражений, которую проявила Красная Армия в период летнего наступления Деникина.

Армии, потерпевшие жестокое поражение в конце мая и в начале июня, через 2–3 недели уже оказывают противнику активное противодействие (8-я армия в конце мая в беспорядке уходит на север, а в конце июня наносит уже в районе Острогожска противнику ряд частных, но сильно деморализовавших его поражений). Партийные организации, целиком вливающиеся в войска, местные мобилизации профсоюзов, добровольцы из местного населения быстро восстанавливают потери и боеспособность армии.

Весь рассмотренный нами в данной главе период характеризуется целым рядом тактически интересных выходов отдельных частей Красной Армии из окружения. Сам отход армий часто совершался без необходимого оперативного взаимодействия армий и отдельных участков фронта. Стремление цепляться за территорию, робкость оперативной мысли, тенденция равномерного прикрывания всех направлений, бои местного значения, не вытекающие из четких, объединяющих тактические действия войск оперативных установок, все еще характеризуют действия целых участков фронта. Зато на высоте положения в этот период [302] стоит политическая работа. В дни самых тяжелых испытаний Красная Армия в массе своей не знает упадочных настроений{111}. Наконец, испытания летней кампании показали, что Красная Армия и на Южном фронте сумела создать устойчивые кадры командно-политического состава, обеспечившие значительную устойчивость организационных соединений Красной Армии, несмотря на размеры поражений. [303]

Глава одиннадцатая

Орловская операция

Контрманевр белых против группы Селивачева — Продолжение борьбы с рейдом Мамонтова — Соотношение сил обеих сторон перед началом Орловской операции — Завязка Орловской операции; ее развитие — План контрманевра красных — Образование Южного и Юго-Восточного фронтов — Борьба на Дону — Действия 14-й армии — Кризис Орловской операции

Гражданская война. 1918-1921 - s09.gif

Схема IX (к главе одиннадцатой). Продолжение решительного сражения на Южном фронте. Орловская операция. Кризис генерального сражения (период с половины октября по первые числа ноября)

Глубокое вклинение 8-й красной армии в белый фронт на Купянском направлении принудило белых приостановить свои операции на Украине. Ограничившись активной обороной против 14-й армии, командование Добровольческой армии приступило к организации маневра против группы Селивачева. Сдерживая ее наступление с фронта, оно создавало ударные группы на Белгородском и Бирючском направлениях для удара по флангам и тылу 8-й армии (см. приложение, схема VIII).

Для образования Белгородской маневренной группы был использован конный корпус Шкуро (переброшенный с Киевского направления) и вновь сформированные части Харьковского района (части 31-й и Корниловской дивизии), Бирючская группа создавалась из двух донских дивизий и одной бригады. Против 9-й армии противник активно оборонялся на фронте Павловск — ст. Подгорная, обеспечивая этим свой маневр справа.

С 5 сентября начали сказываться результаты этой перегруппировки белых. Развивая свой удар от Белгорода в северо-восточном направлении на Ржаву и от Варваровки на [304] р. Калитва (40 км к юго-востоку от г. Бирюч), в северо-западном направлении на Бирюч — Н. Оскол, белые принудили выдвинувшиеся части 8-й армии начать отход на линию, проходившую севернее Короча — Н. Оскол — Алексеевка.

66
{"b":"237816","o":1}