ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После ликвидации восстания Миронова конный корпус Буденного продолжал свое движение в район Новохоперска. Мамонтов в это же время шел уже прямо на Воронеж. 7 сентября Мамонтов занял г. Усмань, а в течение 8–12 сентября он тщетно старался овладеть Воронежем, но не мог преодолеть сопротивление красных частей, подоспевших на выручку города. Поэтому прекратив борьбу за Воронеж и отойдя к северу, Мамонтов в течение недели маневрировал в районе этого города и в непосредственной близости к линии фронта, нащупывая слабое место в красном фронте для прорыва на присоединение к своим главным силам. Все данные указывали на группировку сил белой конницы к юго-востоку от Воронежа, куда стягивались и главные силы красных, ослабив направление к юго-западу от этого пункта.

Во время маневрирования Мамонтова обнаружилось сильное наступление корпуса Шкуро от Старого Оскола в Северном и Северо-Восточном направлениях. Группа Шкуро 17 сентября уже находилась в 50 км юго-западнее Воронежа; Мамонтов быстро свернул навстречу Шкуро, и 19 сентября произошло соединение конницы Шкуро и Мамонтова у с. Осадчино. Сорвать наступление красных Мамонтову не удалось, но все же он значительно ослабил результаты наступления, главным образом, в отношении действий группы Шорина. Крупные силы из состава этой группы (свыше двух стрелковых дивизий), вместо действий по прямому своему назначению, были отвлечены на борьбу с Мамонтовым. Это обстоятельство и содействовало, главным образом, развитию нового наступления белых армий на центральных операционных направлениях и облегчило им выполнение этого наступления. Успех Мамонтова был куплен, однако, ценой падения боеспособности его конницы как в силу ее внутреннего разложения, так и в силу изнурения лошадей.

Значение действий крупных конных масс в условиях Гражданской войны было правильно учтено красным командованием из примера рейда Мамонтова. Этот рейд окончательно оформил решение о создании крупных масс красной конницы, сыгравшей решающую роль в последующих операциях Красной Армии (кампания «Пролетарий, на коня!»). [309]

Таков был общий оперативный фон, на котором развернулась последняя крупная наступательная операция белых армий на Южном фронте.

Перед завязкой решительной борьбы на юге России ген. Деникину удалось довести численность своих сил до 99 450 штыков, 53 800 сабель и 560 орудий (силы эти были далеко не однородны в качественном отношении). Белое командование достигло такого увеличения своих сил путем влития в свою армию насильственно мобилизованного населения и пленных красноармейцев. Но как местному населению, так и красноармейцам служба в белых армиях была одинаково ненавистна.

Общая группировка сил противника к началу Орловской операции представлялась в следующем виде: на фронте около 1065 км у него действовало 15 пехотных и 26 кавалерийских дивизий (58 650 штыков, 48 200 сабель, 431 орудие и 1727 пулеметов), в ближайшем тылу, в районе Харькова и Белгорода, находились не закончившие своего формирования двух пехотных и одна кавалерийская дивизия (15 300 штыков и 600 сабель), и, наконец, в глубоком тылу численность новых формирований достигала 25 500 штыков и 5000 сабель. Красные армии Южного фронта были к этому времени доведены до численности 13 439 штыков, 27 328 сабель при 774 орудиях и 3763 пулеметах, и занимали фронт от Днепра до Волги. В общем численное и техническое превосходство было на стороне красных армий, но на центральном участке и на ближайших к нему участках фронта, где разыгрались решительные бои, противнику удалось сосредоточить относительно крупные силы, а именно: против красных 55 630 штыков, 1820 сабель и 412 орудий (14, 13-я и 8-я армии) белые имели 45 200 штыков, 13 900 сабель и около 200 орудий (см. приложение, схема IX).

Гражданская война. 1918-1921 - s10.gif

Схема X (к главе одиннадцатой). Орловское сражение (период с 9 сентября по 13 ноября)

В частности, армии красного Южного фронта занимали следующее положение: 14-я армия своими главными силами к 5 сентября располагалась по линии pp. Десны и Сейм от Чернигова, через Плиски, до Глухова, составляя правый фланг армии Южного фронта (6 сентября Главное командование вновь передало 12-ю армию в состав Западного фронта); 13-я армия, испытавшая наибольшее боевое напряжение в последних боях, стояла на подступах [310] к Курску, имея р. Сейм в своем ближайшем тылу и занимая фронт от Курска до Старого Оскола (исключительно); 8-я армия сохранила выдвинутое положение на правом берегу р. Дон примерно на фронте Старый Оскол — Валуйки (оба эти пункта включительно) — Павловск; 9-я армия попрежнему находилась на уступе позади 8-й армии, выйдя на линию р. Хопер от Никольской до Усть-Медвидицкой. Противник уже отходил перед ее фронтом за р. Дон, задерживая ее продвижение только арьергардными боями.

Против этих сил на фронте Старый Оскол — Ржава — Обоянь — Суджа — Сумы сосредоточилась ударная группа противника в числе 25 900 штыков, 5600 сабель, 421 пулемета, 90 орудий, 4 броневиков, 9 танков, 10 бронепоездов. Наиболее густо был занят противником участок Ржава — Обоянь, где на фронте в 12 км было сосредоточено 9600 штыков, 700 сабель и 32 орудия, что составляло 800 штыков, на 1 км фронта, — плотность, еще небывалая до сих пор на фронтах Гражданской войны.

Такая группировка сил противника указывала на его намерение сделать первоначально тактический прорыв центра Южного фронта с тем, чтобы в дальнейшем вспомогательными ударами своих фланговых групп развить его до размеров стратегического прорыва.

Упорно борясь за сохранение в своих руках инициативы, командование Южным фронтом 9 сентября ставило целью 13-й и 14-й армиям — выход на фронт Ворожба — Сумы. В свою очередь, три дня спустя, т. е. 12 сентября, белое командование отдало приказ о переходе в общее наступление всего своего фронта «от Волги до Румынской границы». Во исполнение этого приказа противник в ближайшие дни всей своей ударной группой обрушился на 13-ю армию и, прорвав ее центр, подошел вплотную к Курску.

Красное командование в противовес этому маневру стремилось развить наступление на основании клина вторжения противника фланговыми армиями фронта, т. е. 14-й армией и группой Шорина, которая получала задачу скорейшего овладения г. Богучаром. Наступление первой начало развиваться успешно, и она 13 сентября овладела [311] фронтом Борзна — Бахмач{113} но группа Шорина была связана упорными боями и безрезультатными операциями в Царицынском районе, которые сковали ее оперативную свободу. Кроме того, и 13-я армия получила задачу сосредоточить ударные кулаки в районе Нижнедевицк и Мармыжина и действовать ими в направлениях сообразно обстановке{114}.

К 20 сентября наступление белых распространилось по всему фронту правофланговой 14-й и центральных армий Южного фронта — 13-й и 8-й. Сбив части 14-й армии, белые стремились оттеснить ее за р. Десну, чтобы обеспечить левый фланг своей Орловской группы. Овладев Курском, противник развил свои действия против 8-й армии, расширяя, таким образом, свой стратегический прорыв и к востоку. Для нанесения решительного поражения 8-й армии белые направили корпус Шкуро на Воронеж, вблизи которого он, как мы видели выше, соединился с корпусом Мамонтова.

В результате упорных боев три армии Южного фронта (14, 13-я и 8-я) были сбиты противником и отходили в Северном направлении, причем конный корпус Буденного направлялся для обеспечения стыка между 8-й и 9-й армиями.

Падение Курска и неустойчивость группы Селивачева привлекли внимание нашего Главного командования к Орловско-Курскому направлению. Первоначально в намерения Главного командования, по-видимому, входило стремление ликвидировать частные успехи противника на Орловском направлении и обеспечить устойчивость внутренних флангов групп Шорина и Селивачева посредством конного корпуса Буденного. Постепенное оформление плана Орловской операции с перенесением центра тяжести наших усилий [312] на Орловско-Курско-Харьковское направление видно из последующих сношений Главного командования с командованием Южного фронта и распоряжений главкома. Уже 24 сентября телеграмма главкома № 4514/оп{115} на имя командюжа указывает на начало какой-то новой перегруппировки. В этой телеграмме даются указания о сосредоточении каких-то новых частей, остающихся в распоряжении главкома, в районе Навля — Дмитриев. Этими частями оказались Латышская стрелковая дивизия, бригада Павлова и кавалерийская бригада червонных казаков общей численностью 10 000 штыков, 1500 сабель и 80 орудий. Вскоре, по-видимому, у Главного командования оформляется и определенное решение об использовании конного корпуса Буденного на Воронежском направлении. Командюж, очевидно, уже осведомленный об этом решении, в своей записке № 10216 от 27 сентября{116} докладывает главкому, что он «в общем, решает конный корпус выдвигать навстречу Мамонтову», который все еще находится перед фронтом 8-й армии.

68
{"b":"237816","o":1}