ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ударная группа Буденного, в составе его армии и двух стрелковых дивизий (9-й и 12-й), используя весь наличный транспорт, должна была быстро выдвинуться в Донецкий бассейн и отрезать путь отступления Добровольческому корпусу в Донскую область. 8-я армия должна была выйти в район Луганска.

Образование ударной группы Буденного и постановка ей задач являлись весьма своевременными, если мы припомним, что в это время Добровольческий корпус менял направление своего отхода с Крымского на Новочеркасское и, таким образом, подвергался фланговым ударам со стороны группы Буденного. Прикрывая фланговый марш Добровольческого корпуса, белые из района Бахмута повели встречное [341] наступление против группы Буденного ударной группой в составе трех кавалерийских корпусов и двух пехотных дивизий, но были разбиты т. Буденным и в беспорядке отхлынули к югу. Однако им удалось выиграть время для совершения флангового марша-маневра Добровольческого корпуса, которому удалось присоединиться к Донской армии. Группе Буденного в районе Алексеево — Леоново удалось лишь ударить по хвостам этого корпуса — разгромить его Марковскую дивизию.

1 января 1920 г. красные армии Южного фронта уже вышли на фронт Кременчуг — Верхне-Днепровск — Екатеринослав — Синельниково — Иловайская — Первозвановка — Каменская, что означало очищение от противника Донецкого бассейна. Менее быстро в силу большой устойчивости противника и условий пространства развивалось преследование армиями Юго-Восточного фронта. Однако 2 января вечером 10-я армия овладела Царицыном и стала продолжать наступление в общем направлении на Великокняжескую.

После соединения Добровольческого корпуса с Донской армией противник начал быстро отходить перед армиями Южного фронта. Последние переходили к преследованию его в железнодорожных вагонах, возвращаясь, таким образом, к методам действия эпохи эшелонной войны. Так, батальон пехоты (13-я армия), отправленный вслед за противником по железной дороге, 4 января 1920 г. занял Мариуполь; 6 января 1920 г. конница Буденого захватила Таганрог, а 8 января 1920 г. последовало падение Ростова. На Юго-Восточном фронте 10-я армия 10 января 1920 г. выдвигалась на линию р. Маныч.

В результате выхода Красной Армии на побережье Азовского моря «вооруженные силы юга России» окончательно распались на три обособленные в пространстве группы. Большая из них в составе Донской, остатков Кубанской армии и Добровольческого корпуса, отброшенная на левый берег Дона, в дальнейших своих операциях стремилась опять опереться на Северный Кавказ; слабая группа Слащева отошла в Крым; ее преследовала не менее слабая, истощенная предшествующими боями и растянутая на широком фронте (Херсон — Геническ) 46-я стрелковая дивизия. Недооценка значения Крымского направления явилась безусловной ошибкой [342] со стороны красного командования, так как дала возможность отряду Слащева удержаться на Крымских перешейках и обратить Крым в новую базу для южной контрреволюции. Наконец, на правом берегу Днепра в направлении на Одессу отходила правобережная группа Добровольческой армии под командованием генерала Шиллинга.

Ликвидация этих групп требовала перемены операционных направлений армий обоих красных фронтов. Прежнее наименование фронтов уже не соответствовало географически их новым операционным направлениям; в начале января 1920 г. Южный фронт был переименован в Юго-Западный, а Юго-Восточный фронт 18 января 1920 г. был назван Кавказским. Учитывая удельный вес всех трех групп противника, Главное командование наибольшее значение придавало его Северокавказской группе. Поэтому задача красных армий Кавказского фронта считалась более ответственной, и сообразно с этим фронт этот усиливался за счет Юго-Западного фронта. В распоряжение командования Кавказским фронтом передавались 8-я армия и конная армия Буденного. Кроме того, из состава Юго-Западного фронта на Кавказский предполагалось перебросить ряд отдельных дивизий (3, 4, 9-ю, Латышскую и Эстонскую).

Командование Юго-Западным фронтом свою правофланговую 12-ю армию нацеливало преимущественно на запад, ставя ей задачу выйти на фронт pp. Птичь и Уборть — м. Олевск — г. Новоград-Волынск — м. Любар — ст. Синява — Жмеринка и Рахны. Таким образом, главной задачей этой армии являлось служить заслоном против польских сил. Это обстоятельство предусматривалось командованием, которое указывало армии в случае осложнения с поляками быть готовой к переходу в наступление на Ровно — Дубно. В предвидении этой возможности в районе Киев — Казатин — Житомир надлежало расположить передаваемую армии из фронтового резерва 7-ю стрелковую дивизию.

14-я армия получала задачу нанесения главного удара на Одессу, действуя по обоим берегам Днепра. 13-я армия (3-я и 46-я стрелковые дивизии и конная группа Примакова) получала задачу по овладению Крымом. [344]

Командование Кавказским фронтом своей ближайшей целью ставило ликвидацию сил противника, остановившихся против Ростова на левом берегу Дона. Оставляя в силе задачу 10-й армии (выход на Тихорецкую), оно подтягивало к Новочеркасску 9-ю армию, оказавшуюся на уступе сзади 8-й армии в районе ст. Раздорская — Константиновская, и сосредоточивало в районе Ростова 1-ю конную армию с приданными ей стрелковыми дивизиями.

Противник за Доном расположился следующим образом. Добровольческий корпус занял фронт Азов — Батайск, упирая свой фланг в сильно укрепленный Батайск. Донская конница (три конных корпуса) расположились в районе ст. Ольгинской. Южнее Батайска в резерве стали три конных кубанских корпуса. Общее количество сил противника примерно можно определить в 24 000 бойцов (из них 11 000 сабель). Против этих сил 15 января 1920 г. в районе Ростова-на-Дону развернулась 1-я конная армия в составе 9000 сабель и 5000 штыков (9-я и 12-я стрелковые дивизии).

Кроме того, на фронте Ростов-на-Дону — Новочеркасск — Аксай располагалась и 8-я армия (40, 15, 16, 33-я стрелковые дивизии, 16-я кавалерийская дивизия), численность которой достигала 11 000 штыков, 2022 сабель при 168 легких и тяжелых орудиях{148}.

В 1920 г. Дон замерз только 15 января. Местность, занятая Добровольческой армией, представляла открытую низменную равнину, пересеченную болотами, озерами и ручьями, что усиливало положение противника и не стесняло его действий огнем. Конная армия никаким подвижным мостовым парком не обладала. Исходя из этих условий обстановки, командование конной армии предлагало командованию фронтом отказаться от лобовой атаки конницы на Батайск от Ростова с переправой через Дон и предпринять глубокий обход расположения противника. Однако командование фронтом оставило в силе свое решение о нанесении конницей фронтального удара на Батайск.

Эта операция должна была производиться по совместному соглашению командования 8-й и конной армий, и привело к следующему плану действий: 8-я армия двумя своими [345] дивизиями (16-я и 33-я стрелковые) в ночь с 16 на 17 января переправлялась через Дон и занимала станицы Ольгинскую и Старо-Черкасскую; вслед за ними у Нахичевани (северное предместье Ростова) переправлялись три дивизии конной армии и при поддержке бригады 12-й стрелковой дивизии вели наступление на Батайск. 17 января этот маневр начал осуществляться, но атака конной армии на Батайск не удалась, войска вернулись в исходное положение. 18 января конная армия повторила свою атаку, и также неудачно, после чего командование 8-й армией отвело обратно за Дон и Аксай свои стрелковые дивизии. 19 января конная армия опять неудачно наступала на Батайск. Неудачи под Батайском обострили и вскоре довели до крайнего напряжения взаимоотношения, с одной стороны, между командованием Кавказского фронта в лице В. И. Шорина и, с другой стороны, между командармами 8-й (Сокольников) и конной. Командование фронтом усматривало главную причину неудачи в 12-дневной стоянке в районе Ростова без активных действий, что дало возможность противнику отдохнуть и устроиться для обороны, в введении в дело лишь части сил (во время первых атак на Батайск бездействовали две дивизии 8-й армии — 15-я и 40-я и одна из дивизий, приданных конной армии — 9-я стрелковая). Командование конной армии указывало на совершенно непригодную для действий конницы местность в виде сплошной топи и на ограниченность пространства для развертывания конницы. Командование 8-й армией в свою очередь обвиняло конную армию в проявлении чрезвычайно малой боевой устойчивости (схема 13).

75
{"b":"237816","o":1}