ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Старина Цинь, — удивленно спросил он, — ты где это целыми днями пропадаешь?

Цинь Дэ-гуй рассказал своему подручному историю с туфельками, не упомянув при этом только имени Сунь Юй-фэнь. Мэн Сю-ди долго смеялся.

Он обратил внимание на то, что последнее время Цинь Дэ-гуй очень изменился. Раньше бригадир перед ночной сменой целый день отсыпался и никуда не ходил. А после поездки в деревню только и делает, что все свободное время носится на своем велосипеде. Но еще более странным было то, что за последние дни его дважды вызывала к телефону какая-то девушка.

— Кто это все звонит тебе по телефону? Говорят, что ты завел себе подружку, это правда?

Цинь Дэ-гуй сказал, кто ему звонил, но стал отрицать, что это его подружка, утверждая, что она просто односельчанка. Но глаза и все выражение его лица говорили о другом. И Мэн Сю-ди не удержался, чтобы не съязвить:

— Оно и лучше, что односельчанка.

— Почему же это лучше? — спросил покрасневший Цинь Дэ-гуй.

— Ты это сам вскоре узнаешь! — рассмеялся Мэн Сю-ди. — Лучше тем, что тебе не надо будет прибегать к помощи свахи.

— Ты что чушь несешь! — погрозил ему кулаком Цинь Дэ-гуй.

2

В одиннадцать часов вечера Цинь Дэ-гуй поехал на завод. Чжан Фу-цюань в этот день был особенно не в духе. Мрачный и злой, он небрежно отвечал на вопросы Цинь Дэ-гуя о ходе плавки. С каждым вопросом он все больше раздражался. Цинь Дэ-гуй, помня совет Хэ Цзы-сюе, сдержался и не стал задавать много вопросов. Теперь все посторонние мысли у Цинь Дэ-гуя отошли на задний план, и он все свое внимание сосредоточил на мартене.

Часа четыре после приема смены ушло на выпуск металла. Так как ночью технолога не было, Цинь Дэ-гуй решил сам хорошенько осмотреть мартен. Он сразу же обнаружил, что под печи плохо подготовлен предыдущей сменой; Цинь Дэ-гуй решил привести его в порядок. На это потратили целый час вместо положенных пятнадцати минут. Рабочие устали и почем зря ругали предыдущую смену. Еще бы? Они потеряли на этой работе и время и часть заработка.

Цинь Дэ-гуй также был сильно рассержен. Чжан Фу-цюань с каждым днем работает все хуже, и похоже, что он нарочно делает все, чтобы нажить себе врага в лице Цинь Дэ-гуя. С того дня как Цинь Дэ-гуй установил рекорд, отношение Чжан Фу-цюаня к нему резко изменилось в худшую сторону. И Цинь Дэ-гую стоило больших усилий сдерживаться, чтобы не поскандалить с ним. Однако после разговора с парторгом цеха Цинь Дэ-гуй старался улучшить отношения с Чжан Фу-цюанем, прилагая все силы к тому, чтобы их отношения не нанесли ущерба работе. А сегодня Чжан Фу-цюань по непонятной причине был зол на него, да еще и смену подготовил небрежно. Это уже выходило за всякие рамки! Поэтому и рабочие справедливо обиделись на него.

Около восьми часов утра пришел заступать на смену Юань Тин-фа. Вид у него сегодня был необычно доброжелательным. Он сразу же подошел к Цинь Дэ-гую и сказал с несколько виноватой улыбкой:

— Подумаешь, велика беда — потерял детские туфельки! Зачем было тратиться на покупку новых, да к тому же кожаных? Они ведь очень дорого стоят!

После того как Юань Тин-фа установил новый рекорд, его все время мучила совесть, и он уже не осмеливался прямо бросать упреки Цинь Дэ-гую.

— Да ну, пустяки! — отмахнулся тот.

— Ты давно знаком с Сунь Юй-фэнь? — с загадочной улыбкой спросил его Юань Тин-фа.

— Мы с ней односельчане, знаем друг друга с детства.

— А теперь встречаетесь часто?

— Да, случается.

— Я должен сказать тебе кое-что, — понизил голос Юань Тин-фа. — Говорят, что Чжан Фу-цюань увивается около нее.

— А какое это имеет ко мне отношение? — удивленно спросил Цинь Дэ-гуй и внимательно посмотрел в лицо Юань Тин-фа.

— Я боюсь, — серьезным тоном ответил Юань Тин-фа, — что вы можете поссориться и это отразится на вашей работе.

Дело было в том, что накануне вечером Юань Тин-фа обсуждал с женой историю с туфельками, и они решили, что не иначе как Цинь Дэ-гуй хочет снискать расположение Сунь Юй-фэнь.

— Разве он стал бы тратиться на туфельки, если бы не хотел ей понравиться? — говорила Дин Чунь-сю. — Это же и слепому видно.

— Цинь Дэ-гуй всегда неплохо ко мне относился, ты что же хочешь сказать, что он теперь изменил к нам свое отношение? — возразил Юань Тин-фа.

— А разве нет? Почему же он тогда сразу не отдал нам туфельки? Он даже зайти к нам не захотел, а ты говоришь, хорошо относится!

— Как бы там ни было, а благодаря ему наш ребенок будет носить кожаные туфельки — что же в этом плохого? — стал укорять жену Юань Тин-фа.

— По правде говоря, он мне не нравится. Ты скажи ему, что Сунь Юй-фэнь уже просватана мной, и пусть он перестанет о ней думать.

— Как я стану вмешиваться в это дело? — усомнился Юань Тин-фа.

— Ну и не вмешивайся! В один прекрасный день будешь любоваться, как Чжан Фу-цюань и Цинь Дэ-гуй подерутся.

Разговор этот обеспокоил Юань Тин-фа, и он опасался, как бы молодые рабочие не переругались.

— После того случая со сводом Чжан Фу-цюань совсем меня возненавидел! — нахмурил брови Цинь Дэ-гуй.

— Это правда! — соглашался Юань Тин-фа. — Вот и я боюсь, чтобы это не подлило еще масла в огонь.

Сдав смену и умывшись, Цинь Дэ-гуй вышел на улицу. Ярко светило солнце, легкий ветерок ласково шевелил листья деревьев. Из головы Цинь Дэ-гуя не шли слова Юань Тин-фа. Он вспомнил поведение Чжан Фу-цюаня при сдаче смены и решил, что за всем этим что-то кроется. «Неужели Чжан Фу-цюань узнал о моем знакомстве с Сунь Юй-фэнь? Но ведь между нами пока ничего нет — просто товарищеские отношения!» — уже не очень уверенно подумал он и покраснел. «Но разве Чжан Фу-цюань может запретить другим поддерживать с ней знакомство! — разъярился он в душе. — Какие у него есть для этого права? Ведь по всему видно, что он с ней тоже просто знаком и не больше». Он считал, что Сунь Юй-фэнь в будущем сама решит, кто ей больше нравится. «А если Сунь Юй-фэнь не захочет дружить со мной, то я оставлю ее в покое, и конец делу!» При этой мысли сердце его сжалось. Сам он, безусловно, не хотел этого. «Но если уж я ей понравлюсь, то пусть Чжан Фу-цюань смирит свой гнев, ибо таким путем он ничего не добьется».

Неподалеку от заводских ворот Цинь Дэ-гуя нагнал Мэн Сю-ди. Они немного прошли молча, а затем Мэн Сю-ди не выдержал и сказал:

— Старина Цинь, я слышал, они сейчас о тебе говорили такое!

— Что «такое»? — заинтересовался Цинь Дэ-гуй и даже замедлил шаги.

— Говорят, что ты в последнее время…

— Что «в последнее время»? — прервал его Цинь Дэ-гуй.

— Они говорят, что ты в последние дни влюбился до безумия, — не удержался от улыбки Мэн Сю-ди. — Еще говорят, что ты каждый день ездишь в универмаг покупать туфли для своей подружки. А некоторые утверждают, что ты купил ей даже туфли на высоких каблуках.

— Да пошли ты их ко всем чертям! Надо же выдумать такую чепуху! — негодующим голосом воскликнул Цинь Дэ-гуй. Он решил, что эти слухи распространяет Чжан Фу-цюань.

Позавтракав, он лег спать. «А что же делать с матерчатыми туфлями? — подумал он неожиданно. — Позвонить ей по телефону и отвезти их в женское общежитие? Этот поступок только подольет масла в огонь. А не отнести тоже нельзя…» — но понемногу усталость взяла свое, и он уснул.

3

Вечером, в шесть часов Цинь Дэ-гуй проснулся и сразу вскочил с постели. Он вспомнил снова о туфельках и твердо решил тут же отвезти их, чтобы покончить с этим делом. Он радовался, что его отношения с Юань Тин-фа улучшились, но его беспокоило поведение Чжан Фу-цюаня.

У женского общежития Цинь Дэ-гуй, к счастью, встретил Сунь Юй-фань. Девушка весело поздоровалась с ним и сказала:

— Вчера вечером я отдала подарок двоюродной сестре. Она очень обрадовалась: ее ребенок еще никогда не носил кожаных туфелек.

Увидев улыбку на ее лице, Цинь Дэ-гуй облегченно вздохнул.

— Матерчатые туфельки я тоже разыскал.

22
{"b":"237820","o":1}