ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чжан Фу-цюань молча стоял и смотрел куда-то в сторону.

— Цинь Дэ-гуй уже дал свое согласие на встречу, теперь дело только за тобой.

— А я не согласен! — сердито бросил Чжан Фу-цюань, повернулся и пошел.

— Почему?

— Я не хочу с ним встречаться, — не поворачивая головы, на ходу ответил Чжан Фу-цюань. — И вообще я не хочу ходить в ваше общежитие, — он хотел добавить еще что-то злое, но сдержался.

— Почему ты так ненавидишь Цинь Дэ-гуя? Что случилось? — не отставала от него Сунь Юй-фэнь.

— Не вмешивайся в это дело! — ледяным тоном ответил Чжан Фу-цюань и со злостью отломал оказавшуюся перед его лицом веточку дерева.

— Чжан Фу-цюань, мне кажется, что сегодня ты за что-то сердишься на меня! — грустно промолвила Сунь Юй-фэнь. Она все время считала, что у Чжан Фу-цюаня хороший характер, что он мягок и вежлив в обращении и что он может быть хорошим другом…

— За что же мне на тебя сердиться? — по-прежнему холодно ответил Чжан Фу-цюань, замедляя шаг.

— Чжан Фу-цюань, мы с тобой не так давно познакомились, но я считала тебя чистосердечным человеком, — заявила без обиняков Сунь Юй-фэнь, — ты хорошо делал, что говорил всегда то, что думал. И мне хотелось только помирить вас, чтобы вы начали соревнование с нашей бригадой. Я никак не могу понять, какая вражда может быть между тобой и Цинь Дэ-гуем. Ты говоришь, что Цинь Дэ-гуй карьерист, так можно в лицо покритиковать его за это. Но сейчас из разговора с ним я пришла к выводу, что его хорошие дела, о которых писали газеты, продиктованы вовсе не карьеристскими соображениями.

— Конечно, в твоих глазах Цинь Дэ-гуй всегда прав, — холодно усмехнулся Чжан Фу-цюань.

— Если факты подтверждают правоту Цинь Дэ-гуя, то, конечно, я всегда буду говорить, что он прав, — рассердилась Сунь Юй-фэнь.

— Хорошо, в таком случае тебе следует повнимательнее отнестись к фактам, а не верить только его бахвальству! — ответил Чжан Фу-цюань. — А вообще, Сунь Юй-фэнь, сходи лучше к Юань Тин-фа и выслушай его мнение обо всем этом.

— Конечно, я поговорю с ним, — холодно согласилась девушка. — До свидания! — Она повернулась и пошла назад к подругам.

«Я обязательно поговорю об этом с Юань Тин-фа!» — решила Сунь Юй-фэнь. Она медленно шла по аллее, ее фигура то отчетливо вырисовывалась в свете фонарей, то исчезала в тени деревьев. Ветер играл ветвями деревьев, но ночная прохлада вовсе не освежала девушку, на душе ее было тяжело и тоскливо. В ярком свете фонаря она неожиданно увидела у обочины только что отломанную Чжан Фу-цюанем ветку и печально подумала, что уже завтра ветка засохнет…

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

В огне рождается сталь - img_48.jpeg
В огне рождается сталь - img_49.jpeg
1

Обычно, принимая смену, Юань Тин-фа придирчиво осматривал весь инструмент, требуя, чтобы рабочие предыдущей смены обязательно почистили его. Но на следующее утро, после того как его в третий раз подвергли критике, он не сделал никаких замечаний об инструменте, только внимательно осмотрел свод печи, расспросил о составе загруженной шихты и о ходе плавки. «В ваши дела я теперь вмешиваться не буду, — думал он, — ошибетесь — буду критиковать, а то можно подумать, что только у вас языки хорошо подвешены!»

С рабочими своей смены он почти не разговаривал и молча следил за работой мартена. Но рабочие сегодня как-то особенно внимательно следили за каждым его движением, буквально на лету схватывали его распоряжения. Наблюдая, с каким усердием они подбрасывают в печь известь, Юань Тин-фа удовлетворенно подумал: «Эти мальчишки сегодня стараются изо всех сил. Боятся, чтобы я не покритиковал их. Подождите, хитрецы, посмотрим, как вы будете работать дальше!»

Но сегодня, даже не дождавшись еще его распоряжения, они сами начинали делать, что следовало. Они радовались, что высказали все, что накипело у них на душе, и что бригадир дал твердое обещание исправиться.

И даже те обязанности, которые раньше выполнялись ими кое-как, сегодня они старались исполнить как следует. Бывало, перед выпуском стали они никогда не следили за тем, чтобы в печи поддерживалась необходимая температура. Подумаешь, градусов на пятьдесят больше или меньше! И вообще это дело одного бригадира! Но сегодня они не забыли справиться и о температуре.

Пришел на работу Чжан Фу-цюань. Он придирчиво осмотрел мартен и сказал Юань Тин-фа с одобрительной улыбкой:

— Сегодня вы постарались!

Когда Юань Тин-фа просмотрел записи, сделанные техником и ревизором треста, то оказалось, что сегодня они сэкономили время на многих операциях: выпускное отверстие вскрыли на шесть минут раньше, готовили печь к заделке на пять минут меньше положенного времени, на закупорке выпускного отверстия сэкономили десять минут. И в результате оказалось, что сегодня они установили новый рекорд — сварили сталь за шесть часов пятьдесят четыре минуты. Если раньше Юань Тин-фа считал, что скоростная плавка достигается только благодаря опыту бригадира, то сегодня он убедился, что этому могут способствовать и другие причины. И невольно впервые за многие дни на сердце его стало светло и радостно. Он давно ждал этого нового рекорда. Теперь никто не станет напоминать ему о том позорном рекорде, когда он сжег свод.

Только теперь он понял, почему Цинь Дэ-гуй, всегда такой веселый, во время отдыха играет с рабочими в мяч, в карты, шутит с ними. А на собраниях они беспощадно критикуют друг друга, и никто не обижается за критику. Пожалуй, именно за это Цинь Дэ-гуй пользуется поддержкой начальства, и, видимо, в этом причина того, что он умеет варить скоростные плавки. Юань Тин-фа понял, что, конечно, опыт бригадира играет первостепенную роль при скоростных плавках, но и труд рабочих может немало способствовать сокращению времени плавки. И каждый сталевар должен сокращать время на своих операциях. Когда раньше Хэ Цзы-сюе предлагал Юань Тин-фа заимствовать опыт у Цинь Дэ-гуя, то он не хотел прислушиваться к словам парторга, а сейчас понял, что тот был прав. Он твердо решил улучшить свои взаимоотношения с рабочими и не поступать так, как делали это старые мастера, обучая своих подмастерьев в период японской оккупации.

«Но разве я могу вместе с ними развлекаться? Нет. Я уже не молод. Тридцать три года — это не мальчишеский возраст!» — он невольно позавидовал молодости Цинь Дэ-гуя.

Секретарь парткома специально зашел в цех, чтобы поздравить Юань Тин-фа с новым рекордом. Он спросил у мастера, не нужно ли ему в чем-нибудь помочь.

— Нет, пока не нужно! — ответил Юань Тин-фа и, немного подумав, добавил: — Я вот только не знаю, как бы наладить отношения с рабочими.

— Это ты дело говоришь! — обрадовался Лян Цзин-чунь и ободряюще похлопал мастера по плечу. — В вашем цехе есть бригадиры, у которых имеется определенный опыт в этом отношении, ты с ними не разговаривал?

— Я этим интересовался, товарищ секретарь, — ответил обескураженный Юань Тин-фа. — Цинь Дэ-гуй развлекается вместе с рабочими, а я уже стар для этого.

— Как стар? Смешно слушать! — укоризненно улыбнулся Лян Цзин-чунь. — Да для этого и не обязательно развлекаться вместе с рабочими, хотя, конечно, и это очень хорошо. Такой технически грамотный человек, как ты, может постоянно передавать им свои знания, и они, безусловно, будут уважать и даже любить тебя.

После этого разговора Юань Тин-фа убедился, насколько был прав секретарь парткома: рабочие с большим интересом слушали его, когда он объяснял им что-нибудь.

Однажды перед сменой рабочие проводили собрание по выдвижению рационализаторских предложений. Было высказано немало толковых мыслей. Последним попросил слова Юань Тин-фа.

— У меня есть такое предложение, — сказал он, — чтобы каждый рабочий, от первого подручного до подсобных рабочих, по очереди исполнял обязанности бригадира и сам руководил всем процессом плавки — от завалки шихты до выпуска стали.

60
{"b":"237820","o":1}