ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эй, монстр, лучше убей меня, — Сид выпрямился в полный рост. — Такого ублюдка, как ты, не выдержит земля. Твое время истекло, Гесслер.

— Это тебе пора заказывать панихиду. Но вначале — обещанная секс-разминка. Старина, — обратился Гесслер к Мартину, — ты опытный мясник, скажи, как лучше выпустить кровь из этой девки, чтобы ей не было скучно, но и мы сумели еще поиграть… Сиду не терпится влезть на свою любимую — они не виделись почти двое суток.

— Отрубим пальцы ног. Думаю, час она протянет, — посоветовал Пол. — А парня надо кастрировать.

— Оскопить. Ты все путаешь, милый. Это только под занавес… Сдается мне, что главные актеры не в приподнятом настроении. Плевать они хотели на Чайковского, думают только о своей похоти. Хорошо, по желанию участников немного изменю программу шоу, друзья. — Гуго уселся на деревянную плаху. — Оставим этого гусака оплакивать труп супруги, а сами займемся эротическими играми. Не уверен, правда, что у моего красавчика что-нибудь получится. Ведь по-настоящему он любит только меня… И кроме того — труслив, как заяц. Увы, ты не стервятник, малыш. Эй… Сидней, уже напустил в штаны? Не теряй сознания раньше времени и не беспокойся о потенции — тебе помогут. Ты в форме, Пол?

— Еще бы… Мне, правда, больше нравятся девчонки с обрубленными пальчиками… Это получше маникюра. Да к тому ж такие зрители. Вот зрителей мне всегда по-настоящему не хватало. Чего я только не выделывал — экстра-класс! Увы, при полном отсутствии свидетелей. Коллеги копы потом хором охали: «Ну и зверь, этот неизвестный гад. Глазки девочке вырвал, язык отварил и съел, а насиловал чем под руку попадет, пока не остались одни клочья — где что, не разберешь. — Мартин тяжело задышал, почувствовав знакомое пьянящее чувство. — Начнем с ножек? — Он достал из ящика заржавленный топорик. — Не трепыхайтесь, леди, заражение крови вам уже не грозит. Вам повезло — вы лопали в руки опытного мясника.

— Неплохо, Пол. Вон на том столе. Думаю, на нем разделывали туши. Подходящая сцена. Сцена и алтарь. Я приношу жертву божествам похоти и сладострастия. — Сложив ладони, Гуго закатил глаза.

— Может, довольно разыгрывать психов? — Софи села и гордо подняла окровавленное лицо. — Развяжите меня. Здесь отвратительный запах, мне нужно принять душ.

Переглянувшись, бандиты расхохотались. Сид молчал. Привязанный к столбу, он еле держался на ногах, рискуя каждую минуту потерять сознание. Губы и руки заледенели, к горлу подкатывала тошнота.

— Сидней, открой глаза. — Гуго ударил его по щеке. — Ты ведь знал, всегда знал, что так все и случится. Ты мог удавиться от сознания совершенной ошибки. Ты мог раскаяться и приползти ко мне… У тебя было время. Опоздал, мальчик. У графа ди Ламберто теперь другие планы… Эй… Мартин, развяжи этого слизняка и влей ему в ротик «горячей воды»…

Достав флягу с виски, Мартин выполнил распоряжение, после чего распустил веревки. Тело пленника осело на пол. Гуго захлопал в ладоши:

— Не торопиться — не значит тянуть. По местам. Я горю нетерпением. Полный свет! — Он включил специальную лампу, работавшую от аккумулятора. Сарай залил яркий свет.

— Да вы что, с ума сошли! — Софи яростно пнула ногой подошедшего к ней Мартина. И получила сильный удар в подбородок.

— Здесь никто не шутит, малышка. Потому что все — настоящие сумасшедшие. А психам насрать, что ты девка министра или всех здешних козлов. — Он разразился хриплым смехом. — Психи без дураков. Дошло?

Софи слизывала кровь, бежавшую из разбитой губы.

— Это правда, Сид?

— Беги, Софи! Пожалуйста, беги! — Глаза у Сида прояснились.

— Умник! — восхитился Гуго. — Хороший совет. Пусть бежит, летит, танцует. С укороченными пальчиками, после любви с Мартином и без единой капли крови! Правда, я рассчитываю на то, что девчонка успеет насладиться настоящим убойным сексом прежде, чем испустит дух… Тебя я пощажу, ragazzo. Вначале трахну, потом отрежу яйца и, наконец, отпущу. Гуляй и помни обо мне… Должен же кто-то носить цветочки на могилу любимой. Вам нравится такая программа, мисс Флоренштайн?

— Пустите, пустите, ублюдки! — извивалась Софи, пытаясь вырваться из рук Мартина. Но того лишь сильнее распаляла эта борьба. Срывая одежду пленницы, он бросил ее на огромный, почерневший от времени деревянный стол и, оглушив ударом кулака, оглядел распростертое тело, разрезал веревки на ногах.

— Начну с педикюра, шеф. — Он помахал в воздухе топориком.

— Пусть придет в себя. В последнее время я предпочитаю работать без анестезии!

— Невозможно, шеф, будет брыкаться. — Мартин согнул в колене ногу Софи и прицелился к босой ступне.

— Сидней подержит, — ухмыльнулся Гуго. — Может, он не так глуп, чтобы упустить случай? Посмотри, мальчик, она совсем голенькая и ждет тебя… Да открой же глаза, сучонок! Боюсь, у тебя больше не будет случая поиметь куколку, трусливое ничтожество! — Гуго возвышался над сидящим у столба Сидом. — И тогда и сейчас ты не сопротивляешься лишь потому, что втайне хочешь этого. И «голубого» диска, и меня. Теперь ты полумертв от ужаса. Но знаешь — это и есть высший экстаз… Начинай, Мартин…

Премьер-министр не отходил от телефона. Хасан упустил Софи. Ну куда могла деться упрямая девчонка?! Посты на границах страны проверяли всех выезжающих отсюда. Возможно, она все же решила избежать медицинской экспертизы. Снежине не понравилось публичное разоблачение истинного отцовства дочери, и девочка передумала. На утро был назначен визит врача, и вскоре сомнения разрешились бы.

Хасан молился всю ночь, прося аллаха о помощи. В восемь утра секретарь связал его с капитаном полиции.

— Господин министр, нам удалось узнать, что около полуночи в больницу Картахар доставлены двое, пострадавшие в автокатастрофе. Это американец Сидней Кларк и Софи Флоренштайн, та самая, что находится в розыске.

— Что с девушкой?

— Множественные поверхностные травмы, шок. У парня — тоже. Врачи тем не менее настаивают на проведении обследования. Рентген и прочее… Вы же понимаете, удар был довольно сильным.

— Кто-нибудь пострадал?

— Упала с обрыва и взорвалась вторая машина. В ней были двое. Мы пытаемся установить личности погибших.

— Всемилостивый аллах! За рулем сидела мисс Флоренштайн? По чьей вине произошла авария?

— «Фиат» вел Кларк. Он не виноват в случившемся. Есть свидетели происшествия. Те двое преследовали «Фиат» и пытались столкнуть его в море.

— Но почему? Куда смотрела полиция?! Кто они? — Премьер-министр побагровел, он был на грани апоплексического удара.

— Мы проверяем несколько версий. Скоро, я думаю, картина окончательно прояснится.

— Благодарю, капитан. — Мухаммед упал в кресло, дрожащей рукой достал из кармана лекарство и проглотил капсулу. Чернота перед глазами медленно рассеивалась, и к нему возвращалась ясность мысли. Аллах спас девочку… А может, он подсказал отцу правильный путь? Едва придя в себя, премьер-министр тут же позвонил главному врачу больницы, в которой находились пострадавшие, и дал ему подробные указания.

— Я правильно понял вас, господин Мухаммед? Задержать пациентов, тщательно исследовать последствия травмы и сделать развернутый анализ крови. Но ведь лаборатория генетических исследований имеется только в центральной клинике столицы.

— Пусть пошлют кровь туда. Мой личный врач, господин Мукис, должен иметь точные данные.

— Вас интересуют оба пострадавших?

Министр секунду поколебался, стоит ли выдавать свою особую заинтересованность в тесте крови Софи.

— Разумеется, оба. — Отключив связь, он с облегчением вздохнул. — Аллах не заставил ждать. Он сумел наконец-то найти способ явить людям истину.

Уже в полдень следующего дня они сидели в гостиной резиденции Мухаммеда — Софи и ее парень. Оба в синяках и пластырях, но вполне спокойные. Премьер-министра ознакомили с подробностями происшествия, и при одной мысли, что весь этот кошмар происходил вот с этим молодым человеком и девушкой, отцом которой он, возможно, является, его переполнял едва сдерживаемый гнев.

50
{"b":"237853","o":1}