ЛитМир - Электронная Библиотека

Сид закрыл глаза и стиснул зубы, борясь с охватившей его слабостью.

— Господи, ты совершенно белый! — Софи заставила его сделать несколько глотков воды.

— Парню надо сейчас что-нибудь покрепче. Налейте ему коньяк, — велела Снежина слуге. — Кажется, мы можем считать торжественное заседание оконченным?

Поникший Келвин промолчал, Мухаммед печально смотрел на огонь свечи.

— Не спешите объявлять финал! Любопытно все же, как обстоят дела с кладом? — бодрым голосом прервал общее замешательство Пламен. — Подробности родственных отношений вы, полагаю, сможете выяснить и без нас. Тем более что дело развивается не по твоему сценарию, Арчи. Прими сожаления, Сид — отличный парень. Он извлек карту из самого заветного моего тайничка.

— И привез ее мне, являясь по изначальной договоренности законным компаньоном. С того дня прошло три месяца. Получив пленку, я тут же сообщил об этом премьер-министру Фаруха, не забыв о нашем давнем контракте. Он сомневался, что мы снова не столкнулись с фальшивкой. Агенты господина Мухаммеда провели подводную разведку и дали утвердительный ответ: в пещере находились стальные контейнеры со слитками золота. Али-Шаху удалось достичь с властями Крыма секретной договоренности, в соответствии с которой акция извлечения и дележки сокровищ не стала достоянием общественности… Щедрый премьер Фаруха выделил громадные средства на строительство родильного дома и детской больницы в городе… Я-то не понимал, почему, старый дурак… В это самое время за моей спиной он вел расследование относительно своего отцовства! Он уже почти твердо знал, что Сид может оказаться его сыном! — Арчи с нескрываемой злостью посмотрел на своего соседа по столу.

— Согласитесь, мистер Келвин, я не имел ни малейшего понятия о ваших родственных планах… То есть о притязаниях на отцовство Сида. Он и сам, как я уверен, не догадывался о подоплеке вашей внезапной «дружбы». Нет, господа, я не нарушал соглашения. Ни материальные, ни моральные. Арчи Келвин стал миллионером — свидетельство тому этот дом, приобретенный всего месяц назад. Неплохое место для пожилого господина, честного рантье?

— Для одинокого старика… — пробурчал Арчи. — А ведь еще пару недель назад я радовался, что моя старость может оказаться долгой и вполне идиллической… Последнее время я хворал, но боялся делать обследования. Подозревал самое плохое и торопился довести до конца затеянное дело. Уже давно, в клубах сигарного дыма, я видел этот дом, всех вас и, конечно, Сида, роняющего слезы от радости… Прости, парень, Арчи Келвин надул тебя. Но не совсем — усадьба «Лето» принадлежит тебе, сынок… Прошу вас, друзья, перейти в столовую и отужинать без меня. Повар очень старался. — Арчи поднялся из-за стола: — Немного прихватило сердце.

Арчи заперся в кабинете — чужой комнате малознакомого дома, любовно приготовленного им для сына. А сына, оказывается, нет… Он чувствовал себя одиноким, разбитым, смертельно усталым и никому не нужным.

В дверь поскреблись, мягкий голос нежно проворковал:

— К вам можно, мистер Келвин? — Шурша складками пышного платья, в комнату вошла Софи и огляделась с преувеличенным любопытством. — Стильно обставлено. И вообще — вы потрясающий человек, мистер Келвин. Все умеете. Можно? — Она присела на подлокотник дивана, поближе к креслу Арчи.

— Извини, что не предложил сесть… Задумался. Есть о чем поразмыслить, правда? — Он выпустил дым сигареты, заметив с тревогой, что курит без всякого удовольствия. Паршивое настроение, плохой признак.

— Еще бы! Здорово вы тогда все порезвились… Конечно, сейчас молодежь проводит время не менее игриво. Только не все девушки беременеют, мистер Келвин.

— Предлагаешь написать благодарность в адрес фармацевтических фирм, выпускающих контрацептивы?

— Если честно, то я бы не хотела родить ребенка от парня, который обманул меня… И, наверно, не решилась бы на аборт. Дети должны появляться тогда, когда их по-настоящему ждут. Иначе бы на каждом шагу разыгрывались бы такие драмы…

— Эх, девочка, прошло более двадцати пяти лет, а по старым меркам, считай — столетие. Время летит вскачь, все быстрее изменяя мир и нравы… Мне так был нужен этот парень! Я привязался к нему. К мысли, что у Арчи Келвина есть сын… Видишь ли, несмотря на обилие женщин, встречавшихся на моем пути, и отсутствие надежных методов предотвращения беременности, я остался один.

— Все не так уж плохо, Арчи! Вы разбогатели. Сид искренне привязан к вам. Разве то, что он пережил по вашей воле, можно забыть?

— Он рассказывал тебе, как мы познакомились? — Арчи печально хмыкнул. — Даже тот случай был для меня знамением… Представь, довольно состоятельный и деятельный человек, встречавший на своем пути достаточно преданных женщин, ухитрился остаться одиноким и нищим. Свои последние деньги я вложил в одно рискованное предприятие по совету «друга». Друг здорово подставил меня, обобрав до нитки. И еще посмеялся, сволочь… Прости, мол, не выгорело дело. Это было весной… Я был занят выслеживанием сына погибших Кларков и уже много знал о нем. Даже фотографий имел кипу. Снятых моим агентом, естественно. Это был ловкий парень. Однажды он доложил мне, что след Сиднея Кларка обнаружен не где-нибудь, а тут, в Нью-Йорке. Что парень в полном… провале, связался с сомнительной компанией, имеет долги. Представляешь, Софи, как мне нужны были деньги?! Ведь я уже знал, что Кларки погибли на глазах семилетнего пацана, что опекун-дядька измывался над ним, а потом — этот самый гомик Гесслер. И так далее… Прямо проклятье какое-то.

«Ты сволочь, Арчи, — сказал я себе. — Беды Сиднея — расплата за твои прегрешения». А потом захохотал: хорошенький сюрприз получит парень, найдя папочку в этой дыре, без гроша.

«Ты повиснешь у него на шее, идиот. Верни свои деньги, Арчи, а уж потом заявляй об отеческих правах». Не поверишь, девочка, в тот вечер я взял автомобиль напрокат, вырядился в смокинг, сунул в карман заряженную «беретту» и отправился в клуб, где имел обыкновение кутить мой должник. Я знал кое-какие его грешки и собирался шантажнуть, припугнув публичным разоблачением. На крайний случай — пристрелить на глазах у всех, как собаку… Вероятно, тогда я был не в себе — злость, обида, страх. Да, страх уйти из жизни обманутым, одиноким. То, что я задумал, было сущим безумием. Позже я понял: меня вела судьба… Представь: в переулке, где я припарковался, какой-то гаденыш сунул мне под ребро ствол и потребовал деньги… Деньги?! Ха! Видел бы мальчик мой холодильник! Я врезал ему мастерски, а когда склонился над свалившимся налетчиком, увидел игрушечный пистолет, бледное лицо… Бледное, голодное лицо моего сына… — На глазах Арчи блеснули слезы. — Прости, Софи. Сегодня у меня такое ощущение, словно я потерял его… А ведь хотел… воображал, как он бросится ко мне на шею и скажет: «Я всегда мечтал о таком друге, Арчи…»

Софи обняла Келвина за плечи, окутав его запахом ночной свежести и духов.

— Так же пахла твоя мать.

— Арчи, вы могли бы оказаться в перспективе маминым мужем… Если честно, мама тогда любила только Мирчо — моего отца, а с остальными — флиртовала. У красивых женщин тоже есть свои слабости. Но ведь именно благодаря вам мы с Сидом встретились и крепко подружились!.. Будет совершенно логично признать наши родственные отношения. Если позволите, я буду называть вас дядей. Дядя Арчи. Да, да! И стану настоящей любящей племянницей. Ведь вы приедете к нам в поместье к Рождеству? Будет много интересного… — Она заговорщицки подмигнула.

— Постараюсь, девочка. Спасибо… — Арчи обнял девушку, подставившую ему щеку. — Какой дивный родительский поцелуй! Все же мне удалось урвать у судьбы хороший подарок. Кто-то стучит… Войдите.

Переступив порог, Сид развел руками:

— Я искал вас — Софи и тебя, Арчи. Знаю, что похож на сумасшедшего. — Он поправил взлохмаченные волосы. — Я беседовал с Али-Шахом… Безумие какое-то… Может, сбежать, а?

— У тебя стресс. — Софи усадила Сида рядом с собой на диван. — Это нормально.

81
{"b":"237853","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
FERA. Апокалипсис: пособие по выживанию
Безликий
Самая темная звезда
Выбор офицера
Смерть парфюмера
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Ты уволена! Целую, босс
Ну ма-а-ам!
Бессмертный огонь