ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дерзкие забавы
Молочник
Дикий гормон. Удивительное медицинское открытие о том, как наш организм набирает лишний вес, почему мы в этом не виноваты и что поможет обуздать свой аппетит
Академия грёз. Пайпер и сила снов
Код Средневековья. Иероним Босх
Между панк-роком и смертью. Автобиография барабанщика легендарной группы BLINK-182
Неправильный мертвец
Тайник в ковре
Канун Всех Святых

— Кузьма, вот еще радиограмма, — сказал Струшня и протянул Камлюку вторую бумажку. — От Центрального партизанского штаба, от Пантелеенко. Бригаду Злобича отправить в рейд. В район Белостока.

— Давно получена?

— Только что. После того, как мы сообщили о разгроме гарнизона в Калиновке.

— Так, — вздохнул Камлюк и, прочитав радиограмму, прибавил: — Неожиданность для Бориса.

— Он теперь в таком состоянии… — сказал Мартынов. — Может быть, заменить его кем-нибудь?

— Попробуй, если хочешь его рассердить, — отвечал Камлюк и, взглядом разыскав среди партизан Гудкевича, крикнул: — Сенька, позови Злобича. Он в больнице.

С востока доносился могучий гул. К нему прислушивались все, кто был на улицах Калиновки. Шли, приближались фронтовые части.

— Направь, Павел Казимирович, проводников навстречу танкам, — сказал Камлюк, перестав вглядываться вдаль, туда, где проходил родниковский большак.

— Иду, — ответил Мартынов, но, увидев, что санитары несут к крыльцу кого-то на носилках, задержался и тронул Струшню за руку. — Кого это?

Они присмотрелись и узнали Сергея Поддубного. Его несли в зал райкома, где по приказу Камлюка устанавливались тела героев, погибших в сегодняшнем бою. Скорбными взглядами проводили партизаны носилки с Поддубным. Несколько минут все стояли молча, склонив головы, потом понемногу снова заговорили о делах, занялись своими заботами.

Подошел Злобич. Камлюк взглянул на него и отметил: «Посветлел немного малый. Очевидно, операция у Нади прошла удачно».

— Как там дела, Борис?

— Операция окончена. Ковбец доволен ею, ручается за жизнь Нади…

— Ну вот и чудесно… Слышал новость? Наши танки прошли через Бугры.

— Сенька рассказывал. Послушали бы вы, какое «ура» раздалось в больнице, когда об этом узнали раненые. Один партизан даже удрать попробовал, еле-еле задержал его Ковбец.

Все улыбнулись. Камлюк помолчал, потом, пристально поглядев Злобичу в глаза, сказал:

— Задание есть для твоей бригады. Важное. Вот возьми, читай…

Нетерпеливым взглядом пробежал Злобич по строчкам радиограммы. Лицо его нахмурилось, стало сурово и сосредоточенно.

— Да, задание серьезное… Вот куда, Кузьма Михайлович, повернула моя дорога. Зря мы только спорили. И МТС и жизнь танкиста — все это теперь отодвинулось в сторону. Что ж, с удовольствием еще попартизаню. — Он помолчал, задумчиво посмотрел на запад, как будто отсюда, из Калиновки, хотел увидеть белостоцкую землю, потом спросил: — Разрешите готовиться к походу?

— Давай. И поживее, а то как бы фронт не перерезал тебе путь.

Скоро бригада Злобича уже отправлялась в дорогу. Рота за ротой проходили по площади. Провожали их сотни людей, вся Калиновка.

— Иди, орел! Желаю тебе всего самого хорошего! — сказал Камлюк, обнимая Злобича на прощание. — С победой кончай войну!

— Счастливо восстанавливать и строить!

Простившись, Злобич догнал колонну и занял командирское место. Он вел свою бригаду на запад, навстречу новым боям.

Сплоченность - i_022.png
94
{"b":"237854","o":1}