ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 1

Дрожи от ужаса, священная корова!

Между любовью и сексом большая разница: секс снимает чувство неловкости, любовь его порождает.

Вуди Аллен

Покушаясь на «священную корову» романтиков и поэтов, сразу прошу – не бросайте в автора камни! Потому что речь сейчас пойдет о любви.

Как вы уже заметили, среди вариантов отношений мужчин и женщин в предыдущем разделе я не рассматривал тот вариант, что кажется наиболее очевидным и который приводится в обоснование женско-мужских отношений в первую очередь, – любовь. Есть тому причины. Очевидные истины зачастую так обманчивы.

Во-первых, любви без секса не понимаю – а вот существование секса без любви вполне возможно. Отдельные примеры долгой любви без секса больше похожи на жизнеописания мучеников, чем на счастливые отношения. Отличным примером из художественной литературы может служить рассказ Джека Лондона «Когда боги смеются». Любовь без секса – уже не любовь: но доказательства этого чуть дальше.

Во-вторых, любовь возможна только после секса. До секса это может быть страстью, желанием, еще чем-то, но не любовью. По сути своей любовь равна желанию (сексуальному) плюс совпадение (всего на свете – целей, интересов, пристрастий, черт характера и иммунных характеристик). Но это отдельная тема и мы ещё поговорим об этом в разделе «Формула любви».

Без любви список вариантов был бы неполон, но я «управление» этим вариантом всерьез рассматривать отказываюсь – на том же самом основании, почему серьезные люди не рассматривают проекты «вечных двигателей» и выигрыши в «беспроигрышную лотерею».

Объясню почему. Мне приходят в голову две основные причины:

1. Как говорил Ларошфуко, «истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но никто её не видел». Я не говорю о юношеских гормональных бурях и о первой любви. Это как корь – этим надо переболеть. Более того – первая любовь фактически не сексуальная любовь: «Первая любовь потому так благоуханна, что она забывает различие полов, что она – страстная дружба» [6].

Я говорю о том, что ОЧЕНЬ ЧАСТО там, где в житейских ситуациях речь заходит о любви, её не было и в помине. Мужику, согласно его полигамной природе, захотелось разнообразия, баба гульнуть решила – опять же по инстинктивному стремлению к улучшению генофонда: но ведь не так воспитаны – нельзя даже самому себе честно сказать, что просто захотелось банальной е. ли, даже не секса. И если мужик ещё может признаться в этом себе или близким друзьям, то женщина – практически никогда. Единственная лазейка, позволяющая ей сохранить самоуважение – это «великая сила любви». Просто и безыдейно потрахаться стыдно – влюбиться и переспать (и не разово, а по расписанию, годами, «строго по четвергам») вполне нормально. Ответственность внутренняя и внешняя снимается сразу и полностью: «я же не виноват(та), что влюбился(лась)».

Это не значит, что любви нет – просто её намного меньше, чем принято говорить, – и она опять же неразрывно связана с сексом. Правда, надо сказать, что молодое поколение к сексу стало относиться более утилитарно. И не знаю насколько это хорошо, но точно могу сказать, что совсем «утилитарное» отношение к сексу – плохо. Теория «стакана воды» [7], сравнивающая удовлетворение половой функции с утолением жажды – «попил и забыл», противоречит всем законам эволюции. Сексуальные отношения – это во многом таинство, а таинства не совершаются публично и где ни попадя… Просто «перетрах», не соединяющий никакими эмоциями мужчину и женщину, является шагом вниз по эволюционной лестнице и низводит человека до уровня животного. А человек должен развивать в себе человеческое.

Молодое поколение более раскованно и склонно к эксперименту, старшее лучше знает себя и свои вкусы: доводилось иметь отношения и с 20-летними и с 40-летними. Но эти все различия «до поры до времени» – «обеты верности» и «боль измен» женщины разных поколений воспринимают одинаково серьезно и переносят одинаково болезненно. Без всякой разницы между «романтичным» старшим поколением и «прагматичным» младшим. И вообще, что касается «женской сути» – между поколениями разницы ноль!

2. Все, что мы перечислили в предыдущем разделе, – это варианты, так сказать, «ab racio», т. е. принимаемые умом и анализируемые сознанием, выбираемые нами в той или иной степени обдуманно. Во всяком случае, я на это надеюсь.

Любовь к рациональным вариантам восприятия мира не относится ВООБЩЕ!!!

Любовь является состоянием временного помрачения сознания и продуктом болезненного состояния психики.

Не надо бросать в меня камни, шипеть и плеваться: любовь как самое прекрасное чувство в человеческой жизни есть, была и будет психическим расстройством – как не крути!

И что с того, что нам нравится это состояние – состояние опьянения тоже поначалу нравится. Более того, человек, пролетающий мимо 90-го этажа небоскреба, тоже сказал, что ему это покамест нравится. Но его, в конце концов, ждал асфальт.

С точки зрения психологии и психиатрии, любовь имеет все те же признаки и механизмы, как шизофренический бред или классическая зависимость – алкогольная, наркотическая или игровая. Предмет бреда или зависимости приобретает сверхценное значение, при котором все остальные жизненные ценности отодвигаются на задний план. Вожделенный объект и стремление к нему начинают определять всю жизнедеятельность и все мотивы деятельности.

Именно поэтому бессмысленно убеждать наркоманов или алкоголиков отказаться от «предмета вожделения» – для них всё остальное в этой жизни гораздо менее значимо, чем цель их стремлений. При этом, как говорят психиатры, «объект желаний» обладает «значительным эмоциональным зарядом» – т. е. любая попытка обсудить или, не дай Бог, покритиковать эту тему вызывает мощнейший выброс эмоций, подобный взрыву.

Ну, разве не точное описание любви?

Именно поэтому любовь – фактор не прогнозируемый, а потому обсуждать его можно только в категориях вероятностных, как прогноз погоды.

Любовь, секс, эмоциональная и телесная близость – вот основные составляющие «эмоционального коктейля», которым всю историю человека упивались писатели, поэты, богословы и философы. И обоснованно считалось, что «исследовать любовь» пристало более «пылким юношам», чем серьезным людям. Наука занялась этим совсем недавно. И «краткая сумма» большинства исследований «вокруг любви и секса» сводится к признанию того, что во второй половине XX века произошли три «глобальных» сдвига в восприятии любовных отношений «массовым сознанием»:

1. Широко распространилось признание того, что мужчины и женщины, а также различные этнические группы обладают равными правами. Благодаря этому постепенно разрушается традиционная система «двойных стандартов», и социальные обстоятельства уже не воспринимаются как категорическая помеха в любви. Видимо, благодаря этому широко расплодились геи и лесбиянки.

2. «Погоня за счастьем» считается теперь оправданным и достойным занятием, поэтому отношение к страстной любви и сексуальному желанию стало более положительным. Это связано с растущей уверенностью в том, что жизнь можно изменить к лучшему благодаря именно любви и сексу. Однако не принимается во внимание то, что все предыдущие человеческие цивилизации (греческая, римская), избравшие своей целью погоню за удовольствиями, выродились и погибли. Именно из-за этого погибли – из-за гедонистической ориентированности.

3. Общепринято убеждение в том, что любовь и секс дают первый импульс возникновения интимных отношений между людьми. Вместе с тем любовные отношения всегда уникальны, своеобразны и обладают собственной идентичностью, которая складывается под влиянием партнеров.

«Массовое сознание» – это то, что отложилось в голове у большинства. Но, как говорил Ницше, «большинство никогда не бывает право», а «мудрость не увеличивается от сложения; ее максимум – это величина самого мудрого человека данной группы» (Р. Хайнлайн). Поэтому «махровым цветом» цветущее заблуждение о том, что равные права означают равные возможности, остается заблуждением, несмотря на убежденность большинства в этом. Сведение смысла жизни к погоне за удовольствиями (в том числе – сексуальными) низводит жизнь до сугубо материального уровня, на котором и существует «общество потребления». А это общество больно и название этой болезни – «потреблятство» [8]. Безумная тяга «потреблять» – в том числе и удовольствия, и в первую очередь сексуальные – закрывает путь и к духовному развитию и к проявлению альтруизма, который единственный лежит в основе нормального отношения к сексуальному партнеру и к воспитанию последующих поколений. Но мы несколько отклонились в сторону от разговора о любви…

вернуться

6

А.И. Герцен.

вернуться

7

Очень модная теория среди революционерок начала ХХ века. Но, видимо, поэтому они и стали разрушительницами общества, породившего их, что не нашли в нем счастья. Тема отдельная и длинная.

вернуться

8

Дэвид Ванн, Томас X. Нэйлор, Джон Де Грааф, «Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру»: Ультра. Культура; Екатеринбург, 2005.

5
{"b":"237863","o":1}