ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
ПОЛЬСКАЯ КАМПАНИЯ. 1939 г.

Когда 1 сентября 1939 г. Германия вторглась в Польшу, наступление сухопутных сил предваряли штурмовые рейды ВВС на узловые пункты системы коммуникаций польской армии. На земле атаку возглавляли шесть танковых дивизий, четыре так называемые легкие дивизии, имевшие в своем составе меньший процент танков, и несколько моторизованных пехотных дивизий. Всего немцы собрали для участия в операции около 3200 танков, из которых половина приходилась на крайне уязвимые легкие PzKpfw I (изначально строившиеся только для учебных целей), всего со стороны Германии действовало 309 действительно современных средних танков: 98 единиц PzKpfw III и 211 PzKpfw IV непосредственной поддержки. Против столь грозной силы поляки могли выставить 190 легких танков с 37-мм пушками, производства либо французской фирмы «Рено», либо британского «Виккерса», плюс еще 470 неэффективных танкеток и 90 бронеавтомобилей.

Изначально более слабые польские бронетанковые войска еще усугубляли собственную немощность неготовностью к боевым действиям и ошибочными решениями командования, которое раскидало способные сражаться машины по пехотным частям для усиления последних. Кроме того, даже та техника, которая осталась в резерве, как мы убедимся, не достигла никаких результатов. Быстро продвигаясь, сосредоточенные немецкие танковые соединения в пределах часов обошли или смяли передовые позиции неприятеля. а уже через несколько суток далеко углубились на польскую территорию. Для всех, кому случилось изучать события тех дней в Польше, – неважно, кто это был, непосвященные в замыслы разработчиков операции немцы, потрясенные поляки или скептически настроенные французские, британские, русские либо американские умники, – происходящее стало шоком. Бронированные группы не просто двигались быстро, они сумели поддерживать просто-таки сумасшедший темп наступления, развеивая миф о том. что механизированные соединения обречены увязнуть и выдохнуться вследствие неминуемого коллапса служб тылового обеспечения. Высокая организация снабжения у немцев, опробованная и отточенная научениях и в ходе бескровных аннексий Австрии и Чехословакии, позволила ритмично снабжать победоносные механизированные колонны, которые продвигались к цели со средней скоростью около 18 км в день на протяжении девяти суток. Не прошло и двух недель, как польские ВВС исчезли, а сухопутные войска перешли в быстрое и часто беспорядочное отступление. Лишь на некоторых участках с особо хорошо организованным противодействием немецкие танки понесли потери от огня противотанковой артиллерии; особенно упорно оборонялся гарнизон и жители Варшавы.

ВТОРЖЕНИЕ В ПОЛЬШУ СЕНТЯБРЬ 1939 г .
Танк против танка - pic_58.jpg

Польская кампания сентября 1939 г. Стремительно продвигавшиеся в ходе наступления немецкие головные механизированные части глубоко прорвали неподвижную польскую оборону. Лишь только один раз сумели поляки организовать сильный, но не принесший им успеха контрудар.

Но не только мощь напора немецкого наступления привела к крушению обороны поляков, которые дрались с неизменным мужеством и храбростью всегда, когда предоставлялся шанс сражаться. Скорость и направленность ударов – вот что в немалой степени способствовало головокружительным успехам Вермахта, польский противник которого часто просто не успевал верно среагировать на действия немцев, нередко не позволявших ему ввести в действие лучшие подвижные части гам. где это больше всего требовалось. Так, батальон добротных французских танков «Рено» R35 простоял в резерве всю кампанию. не сделал даже выстрела и в итоге бежал в Румынию, где подвергся интернированию. Другую часть, перебрасываемую но железной дороге, чтобы преградить путь моторизованному корпусу Гудериана, рвавшемуся к расположенному далеко на восток от Варшавы Брест- Литовску, немцы захватили, что называется, «тепленькой» прямо на платформах. Те немногие поединки между танками, которые имели место в ходе кампании, но большей части остались незафиксированными письменно.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ОТ ПАССИВНОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ К АКТИВНЫМ БОЕВЫМ ДЕЙСТВИЯМ. 1940 г.

Полугодовая передышка – период затишья в военных действиях, прозванный странной или сидячей войной, – продолжалась с момента окончания 11ольской кампании и до начала немецкого вторжения в Данию и Норвегию в апреле 1940 г. Для бронетанковых войск Франции и Британии, с одной стороны, и Германии – с другой, она стала периодом укрупнения и реорганизации. Нельзя сказать, чтобы перемены эти как-то повлияли на события в Скандинавии. Завоевание немцами Дании прошло почти бескровно, а бои в Норвегии на суше, несмотря на то что они продолжались в течение двух месяцев, представляли собой в основном столкновения пехоты, сражавшейся с противником среди гор и фиордов, где бронетехника играла самую ограниченную роль. Многие из немецких танков, отправленных в Скандинавию, просто утонули по пути.

Накануне немецкого наступления против Голландии, Бельгии и Франции, начавшегося 10 мая. французы располагали примерно 3000 современных танков, 500 из которых приходилось на новые 20-тонные «Сомуа» и 320 на 32-тонные танки модели «В» (Char В), остальные же были представлены легкими Н35 и R35. Все они вооружались пушками, способными поразить броню любого неприятельского танка, в то время как сами но большей части оставались неуязвимыми для немецких танковых и противотанковых 37-мм пушек. Слабость французов заключалась в их доктрине. в организации танковых войск и в безосновательной уверенности в собственной силе. Приемы ведения боя устарели, качество боевой работы стрелков значительно уступало положению дел у противника, что ставило французов в невыгодное положение по отношению к немцам практически в каждом поединке. Влияние доктрины привело к тому, что три легкие механизированные дивизии в составе кавалерийского корпуса под началом генерала Р. Приу представляли собой обычные кавалерийские части, которые претерпели процесс механизации. Дивизии эти, в состав каждой из которых входило по 174 танка, придавались как силы поддержки союзным армиям, которым предстояло выступить на помощь [олландии и Бельгии в случае начала немецкого вторжения. После вступления в боевое соприкосновение с врагом, дивизиям следовало отходить иод его натиском на рубеж обороны по реке Диль и войти в состав резерва, задача которого состояла бы в том, чтобы контратаковать противника, остановить его прорыв, а затем перейти в контрнаступление и прогнать прочь с захваченной земли.

Аналогичным образом пять так называемых легких кавалерийских дивизий, каждая из которых и в самом деле включала конную бригаду, а также легкую моторизованную бригаду бронеавтомобилей, танков 1135 и моторизованной пехоты, должны были выполнять роль заслонов на различных направлениях и участках, в том числе и прикрывать считавшиеся танконедоступными Арденны.

Разбросанным по широкому фронту танкам, пехоте и артиллерии этих соединений предстояло действовать небольшими отрядами или вовсе поодиночке, при этом возможность взаимодействия еще сильнее снижалась за счет хронической неэффективности коммуникационных систем. Но, впрочем, даже если бы французская бронетехника применялась массово и вступала в противоборство с немецкой сосредоточенными соединениями, каждый отдельный командир танка (в задачи которого входило управление действиями экипажа, в большинстве случаев также и заряжание пушки, обнаружение цели и оценка дистанции, вывод машины на огневую позицию за счет указаний водителю, наводка орудия, производство выстрела и перезаряжание) оказался бы не в силах противостоять немецким танкам, в башнях которых находилось два или даже три танкиста, что усиливало эффективность действий экипажа. Немецкий командир танка мог сосредоточить усилия на основных командирских функциях, оставив обслуживание пушки специально обученным этому наводчику и заряжающему.

25
{"b":"237872","o":1}