ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Танк против танка - pic_179.jpg
Танк против танка - pic_180.jpg

Показанный здесь русский вертолет, вооруженный управляемыми ракетами, один из типичных примеров смертельной угрозы для бронетехники. Вместе с тем, несмотря на действительную опасность со стороны обладающего высокой разрушающей способностью вооружения вертолета, сама машина чрезвычайно уязвима перед ракетами, тогда как эффективность нанесенного вертолетом удара кумулятивными гранатами снижается за счет внедрения композитной брони. В тактическом же смысле, боевой вертолет представляет собой еще одну систему оружия, которую необходимо включать в общий процесс взаимодействия всех родов войск на поле боя. Сам по себе он не может служить заменой танку и является слишком дорогостоящим.

ИНЦИДЕНТ 90-х

Противостояние танков между собой придерживается старых, давно выработанных схем и имеет под сбой солидный исторический опыт. Большинство поединков протекает на дистанциях. диктуемых особенностями местности, на которой они проводятся, таким образом, редко более чем на 2000 м, а преимущественно на расстоянии менее 1000 м. Степень разрушения и повреждения не так уж отличается от привычной в прошлом. Представим себе вымышленный бой, в котором командир танка «Абрамс» имеет дело на 3000 м с занявшим положение «корпус укрыт» русским Т-90; последний, как должен рассчитывать американец, защищен композитным бронированием и вооружен высокоскоростной пушкой, не уступающей по характеристикам 120-мм орудию «Абрамса». Подозрения в отношении высокого качества неприятельской брони подтверждаются свидетельствами того, как бесславно и печально закончилась попытка ближайшей боевой машины пехоты (БМП) «Брэдли» поразить Т-90 с помощью ПТУРа « Тоу», угодившей танку прямо в скатную броню. Сама «Брэдли» уже превратилась в пылающие обломки, уничтоженная оставшимся неповрежденным русским танком. Командиру «Абрамса» предстоит решить, сможет ли он поразить такую маленькую цель и пробить толстое бронирование Т-90 с экстремального расстояния. И целях осторожности он решает приберечь снаряды и подождать, пока Т-90 не приблизится и не станет более легкой целью или пока в процесс не вступит некий новый фактор – не появится нечто, позволяющее уничтожить врага с большей на то гарантией. Итак, он находится в безопасном положении «башня укрыта» и борется с искушением открыть огонь по двум русским БМП, нарисовавшимся на горизонте на дистанции 1500 метров. Нет, не стоит делать врагу подарок и, поддаваясь соблазну, открывать свою позицию затаившемуся Т-90 или кому-то из его товарищей, которые только и ждут подходящего момента. Точно так же и командир Т-90 не спешит, пока другая «Брэдли» стреляет в русские БМП из 25-мм пушки: он тоже нацелился на крупную поживу. Американец передает донесение и слышит, как взводный командир приказывает поддержке отреагировать на следующий шаг бронетехники противника. Наш командир танка с интересом узнает, что настал черед выдвинуться канадскому истребителю танков «Голиаф» (пока воображаемой машине) с приказом, в частности, уничтожить находящиеся на дальней дистанции Т-90. Вступление на авансцену событий «Голиафа» представляет собой источник проблем для командира Т-90 и ставит его в затруднительное положение. Русский не опознает исключительно приземистой машины или же представляет, что его чрезвычайно толстая лобовая броня Т-90 не под силу 125-мм пушке. Не зная всего, он осторожно продвигается вперед и приказывает наводчику начать работу по цели. Он отмечает результаты показаний лазерного дальномера на собственном прицельном устройстве. Нет ни секунды времени на раздумья и промедления, потому что вражеская скрининговая система автоматической маскировки самостоятельно приводит в действие дымовые мортирки в случае обнаружения присутствия прощупывающего танк луча лазерного прицела, и русский командир знает, что в такую цель крайне трудно попасть.

Однако командир «Голиафа» намеренно выключил систему маскировки, потому что собирается развернуть огневую дуэль и не хочет, чтобы что-то мешало ей. Полностью введенный в курс дела относительно положения Т-90 командиром «Абрамса», командир «Голиафа» показал своему наводчику направление, в котором смотреть, и приказал ему выстроить прицел, а потом отдать команду водителю выдвинуться к гребню холма. Испытывая полную уверенность в том, что его наклонная композитная броня на такой дистанции отразит или даже разрушит русский подкалиберный оперенный снаряд (APFSDS), он готов получить выстрел, однако все же предпочитает максимально использовать эффект внезапности: определить расстояние, прицелиться и выпустить снаряд в направлении цели раньше, чем успеет выстрелить противник. Как выясняется, в его распоряжении не более нескольких секунд – то время, пока его наводчик захватит цель и пока русский командир выдвинется на огневую позицию. Первым же выстрелом «Голиаф» достигает попадания, пробивает броню Т-90, сея внутри смерть и разрушения.

Эпизод, ставший прелюдией к попытке крупного прорыва русских на данном участке, характерен тем, что показывает исключительную важность продуманных действий командования, качества управления и подготовки, присущие профессиональным солдатам армий стран НАТО и ставящие их в более выгодное положение по сравнению с солдатами срочной службы у неприятеля. Каким бы хорошим ни могло оказаться советское снаряжение с технической точки зрения, оно не всегда применяется достаточно полно, не все его возможности раскрываются максимально в руках нередко недостаточно подготовленного личного состава. Однако советская атака, которая развивается на наших глазах, все равно довольно грозное явление. Клубы пыли, поднятые в ходе массированной артиллерийской подготовки и вьющиеся над объектами штурма, кажется, становятся гуще от дыма, примененного специально, чтобы осложнить задачи расчетам ПTPK и всем тем у обороняющихся, кто, не дрогнув сердцем. решительно готовится дать отпор врагу. Реакция обороняющихся прагматичная и многоходовая. Некоторые из тех, которых нападение застало на открытом месте и без прикрытия брони. залегают, пассивно ожидая развития событий. Те же, кто оказался в траншеях, спускаются пониже и надеются на лучшее. Экипажи легкой бронетехники, пользуясь преимуществом подвижности. получив соответствующий приказ, откатываются с особенно угрожаемых участков, ищут предоставляющие большие гарантии безопасности альтернативные позиции, на которых появится возможность ответить огнем неприятелю. когда тот войдет в обозначенные зоны поражения. Команды наилучшим образом защищенных броней танков остаются на месте, чтобы заставить врага дорогой ценой заплатить за каждый метр захваченной территории, стреляя по движущимся мишеням со все более коротких дистанций. Но сам размах наступления противника и его численное превосходство приведут к тому, что сопротивление защитников будет в итоге сломлено. Ничего так уж серьезно не изменилось с 1944 г.. когда армии союзников с двух сторон приближались к немецким границам.

Когда фаланги советских танков начинают появляться (несмотря на пыль и дым) на экранах термальных приборов, командирам «Абрамсов» и «Голиафа», которые остаются впереди, чтобы встретить врага, приходится принимать в расчет способность пыли искажать данные их лазерных дальномеров. Потому танкисты предпочитают подпустить Т-90 поближе, на расстояние примерно в 1500 метров, где наиболее гарантирована вероятность поражения и уничтожения вражеской бронетехники. Только тогда, когда противник равняется или останавливается около какого-то приметного топографического объекта на местности, дистанция до которого точно вымерена заранее, наводчики получают приказ приступить к расходованию боеприпасов. Два Т-90 и один БТР выводятся из строя за счет использования подобного приема без потерь у танков НATO, поскольку русским танкистам невозможно вести точный огонь из-за поднятых ими же самими пыли и дыма. Демонстрируя постоянную склонность подвергать местность, по которой будет протекать атака, массированным артиллерийским обстрелам с закрытых позиций (что ни в коем случае не гарантирует большого количества уничтожений вражеской бронетехники), русские обычно лишают сами себя возможности ведения точного и меткого огня прямой наводкой, который мог бы в противном случае служить ценным источником непосредственной поддержки на поле боя их штурмовым волнам.

76
{"b":"237872","o":1}