ЛитМир - Электронная Библиотека

Эмили: Я думала, все центральные аэропорты собирались закрыть, после того, что произошло с тем рейсом в Огайо.

Алан: Значит, не закрыли.

Нат: Не думаю, что это рейсовый полет.

Кто-то отсоединяет трап от аварийного выхода, и тот соскальзывает в воду, всецело становясь плотом. Немедленно все люди в воде пытаются забраться на него, тянут в разные стороны. Несколько человек стараются влезть в одном месте, бортик опускается, и плот зачерпывает воду. Тех, кому уже удалось разместиться на плоту, охватывает паника, они пробуют оттеснить залезающих, очевидно опасаясь, что те потопят плот. Эта сторона опускается еще больше, и некоторые снова падают в воду. Теперь люди в реке дерутся друг с другом; большинству приходится отпустить плот, и тот снова выпрямляется. Двое из оставшихся на плоту перегибаются через бортик и начинают помогать остальным, втягивая их по очереди. Надутые спасательные жилеты мешают работе; один из помогающих снимает жилет, обретая свободу движения.

Наконец все люди перемещаются из воды на плот. Стоящие на крыле не проявляют желания присоединиться к ним, но одна женщина хочет перейти с плота на крыло. Гребя руками, люди с плота подводят свое судно поближе к крылу, так чтобы стоящие наверху смогли поднять туда женщину. Оказавшись на крыле, она тоже снимает жилет и бросает его на плот.

Том: Не вижу никого похожего на стюардессу или пилота.

Анжела: Я тоже.

Алан: И что? Это что, должно что-то значить?

Анжела: Это значит, что Нат прав, – это не рейсовый полет.

Алан: (что-то говорит, но Анжела перебивает его)

Анжела: Я хочу сказать, похоже на то, что эти люди захватили самолет. Алан (слабый смешок): Может, они купили билеты заранее и решили, чего им зря пропадать. Эй, только представьте себе. Вы предвкушаете отпуск, планируете его за несколько месяцев, и вдруг все рейсы отменяют из-за какого-то гребаного зомби-апокалипсиса. Что бы вы сделали?

Анжела: Алан, «Камеди стор» давно перестал выходить в прямом эфире. Только попробуй завербовать нас в слушатели, и можешь ненароком тоже оказаться в Гудзоне.

Алан: И это называется – прерывать оратора критическими замечаниями? Неубедительно.

Джорджия (вдалеке от микрофона камеры): Знаю, нам следовало отправиться в аэропорт.

Изумленные возгласы, смех.

Том: Хочешь пуститься вплавь прямо сейчас?

Джорджия: Нет, это надо было сделать, когда самолеты еще летали. Тогда бы мы не наблюдали все это сейчас.

Анжела: Дорогуша, ты же видела новости, до того, как сети упали. Не думаю, что большинству людей удалось хотя бы попасть в аэропорт. А многим из тех, кому удалось, едва ли посчастливилось оказаться в самолетах.

Джорджия: Но если бы мы поехали в Ньюарк...

Эмили (говорит одновременно с Джорджией): Никогда не подозревала, что в Квинсе так много кладбищ. И что так много людей хоронят там каждый день.

Алан: Больше не хоронят. Те, кто не разорван в клочья, либо шаркают на запад к Манхэттену, либо оправляются на восток по Лонг-Айлендской автостраде за сочными мозгами Великой Шеи[51].

Анжела: Прекрати.

Джорджия: Если бы мы только отправились в Ньюарк. Раньше, когда все только началось.

Алан: Не хочу огорчать тебя, Джорджия, дорогуша, но в Джерси тоже есть кладбища. Не говоря уже о куче мертвецов, дожидающихся погребения. Конечно, у некоторых из них дела на Манхэттене. Трах-бах-звяк!

Том: Отдохни.

Джорджия: Если бы мы только отправились в Ньюарк...

Том: И ты тоже, Джорджия. Это не поможет.

Эмили: Почему все те люди просто стоят на крыле?

Клэй: Может, потому, что не хотят в воду? Это я так, предполагаю. Эмили: Так почему бы им не спуститься на плот?

Том: Их слишком много. Может, потому самолет и опустился – слишком уж был тяжел. Слишком много народу набилось в него.

Эмили: Ох!

Несколько человек на крыле повернулись в сторону Нью-Йорка, машут руками. Двое мужчин пытаются взобраться на фюзеляж. Женщина на краю теряет равновесие и падает в воду. Те, кто стоял рядом с ней, опускаются на колени и смотрят вниз. Один из них показывает: две руки взлетают над водой, взбивают пену, скрюченные пальцы отчаянно пытаются ухватиться за что-нибудь. Кто-то наклоняется, но остальные оттаскивают его назад. Секунду желавший помочь, кажется, сопротивляется, но внезапно все отшатываются от рук, которые оказались достаточно близко, чтобы найти крыло.

Люди пятятся от кого-то, взбирающегося на крыло. Это не упавшая женщина. Этот кто-то, похоже, пробыл в воде уже очень и очень долго.

Том: О господи!

Эмили: Почему они просто не столкнут это в воду?

Том: Потому что не хотят, чтобы их укусили.

Джорджия (голос затихает): Я не смотрю, я (неразборчиво).

Из воды высовывается еще много рук – возле плота и вокруг самолета, уже начавшего погружаться.

Анжела: О боже, они утягивают его вниз. Они тащат самолет под воду. Но как столько людей оказалось в реке? В смысле, столько мертвых людей. Откуда они?

Клэй: Ты хоть представляешь, сколько народу тонет в Гудзоне каждый год? Убитые. Покончившие с собой. Там, внизу, должно быть, сотни мертвых тел. Или же они могли попасть туда совсем недавно – это те, на кого напали у самого берега, или те, кто пытался спастись на лодках.

Анжела: Но разве они не плавают?

Клэй: Не спрашивай. Зомби, очевидно, не умеют плавать. Кто знает, сколько их там, внизу, под водой, шаркает сейчас по дну в поисках мозгов на обед.

Анжела: Это не имеет смысла...

Алан: И ты рассуждаешь о смысле, когда вокруг гребаные зомби?

Мертвецы цепляются за борта плота; их столько, что они вползают на плот, к живым, буквально друг по другу, и с жадностью набрасываются на «еду». Кровь возбуждает тех, кто еще в воде, и они еще яростнее стараются добраться до людей на плоту. Внезапно плот начинает сплющиваться, из него выходит воздух.

Другие мертвецы карабкаются на крыло. Многие просто падают, но возвращаются и повторяют попытки или просто вцепляются в крыло и держат. Самолет начинает тонуть быстрее, вода вокруг бурлит от барахтаний живых и мертвых.

Анжела: О господи, я не могу на это смотреть. Зачем ты все это снимаешь?

Том: Затем, что какие-то записи должны сохраниться.

Анжела: Что?

Том: Видишь где-нибудь вертолеты программы «Ты – очевидец»? И я не вижу. Этому нет свидетелей, кроме нас.

Клэй: Ты, наверное, извращенец, если хочешь смотреть на это, хотя... Том: Я не сказал, что хочу смотреть, и едва ли кто-нибудь захочет смотреть на такое. Я сказал, что записывать нужно. Чтобы показать, что происходило.

Нат: Конечно-конечно. Только не уверен, что останется кто-нибудь, способный оценить твою мысль.

Плот исчез. Некоторые люди пытаются уплыть, но их утаскивают в глубину. Самолет быстро погружается, так как мертвецы наседают друг на друга, стремясь добраться то живых.

Том (шепотом ): Бля, и вправду в Гудзоне чертова уйма трупов. Откуда они, на хрен, взялись?

Камера наезжает на нос самолета, единственное, что еще осталось над водой. Две женщины сидят спина к спине перед самым лобовым стеклом кабины экипажа и ногами отпихивают от себя мертвецов. Наконец какой-то зомби вцепляется в лодыжку одной из дам и крепко держит. Другие ползут по нему и бросаются на женщину. Все падают в реку, и тотчас нос погружается в воду.

Несколько секунд тишины прерываются звуком рвоты.

Алан: Спорю, Уолтеру Кронкайту[52] такое и не снилось. (Пауза) Я достану что-нибудь, чтобы почистить ковер. А то будет вонять.

вернуться

51

 Великая Шея (Грэйт-Нек) – город и район полуострова Лонг-Айленд.

вернуться

52

 Уолтер Кронкайт – американский тележурналист и телеведущий. Наибольшую известность получил как бессменный ведущий вечернего выпуска новостей CBS с 1962 по 1981 год.

65
{"b":"237873","o":1}