ЛитМир - Электронная Библиотека

— Звонарёв, слушаю.

— Как ты там, лейтенант?

Прислонился к узкому подоконнику:

— Осматриваюсь.

— Как понятно, хорошего мало?

— Точно сказать не могу. Но судя по кабинету начальника, точнее, бывшего начальника станции — хорошего нас ждёт очень мало.

Внезапно осенило:

— Товарищ майор! Можно тут народ на работу нанять?

В мембране хихикнули:

— Что такое?

— Тут же депо, пути, стрелки. Нужны рабочие везде. Да и в порядок вокзал привести бы надо, а то везде мусор, грязь! Тут в зале ожидания лошадей, похоже, держали. Ну и вообще — как то местных надо в чувство приводить.

Снова отчётливый смешок, потом Рублёв уже серьёзным тоном ответил:

— Действуй. Если кто появится — пусть шлёпают в городское собрание. Тут тоже… Бардак… Мы сейчас выйдем на связь с нашими, так может что сможем выпросить. И это, первый взвод отправили на окраину. Второй начинает патрулировать улицы. А ты пока напиши или напечатай на принтере листовки, мол, господа-граждане, не бойтесь нас. Армия Нуварры прибыла к вам по просьбе её величества, и так далее… Ну, ты помнишь — листовка номер два в директории 'Агитация'.

Владимир повеселел:

— Сделаем, товарищ майор. Сейчас оформлю.

Оторвался от подоконника, спрятал рацию в карман, потом выругался — всё заднее место стало серым, скрывая пятна камуфляжа толстым слоем. Принялся отряхивать на ходу, вздымая новые клубы пыли. Выбрался на крыльцо — бойцы собрались у 'БТРа' и перекуривали, перекидываясь ленивыми фразами.

— Так, слушай приказ командования.

Ребята быстро подобрались, потому что Вовку пусть пока не очень уважали, но слушали беспрекословно.

— Сейчас надо найти местных. Человек пять женщин. Возраст не важен. Главное, чтобы на ходу не рассыпались. Пусть начнут мыть комнаты вокзала. Старшина — начни с помещений, пригодных для размещения личного состава. Ну и мне комнатушку. Дальше — нужны мужчины из местных. Сами видели, что внутри делается. Пусть выгребают. За работу заплатим продуктами. Так и скажите.

— А как мы скажем? Мы же по ихнему ни бум-бум.

Послышался чей-то голос. Владимир спохватился:

— Точно. Тогда тащите сюда. Я сам скажу.

Хотел было закончить, потом спохватился:

— Да, старшина, надо сгонять кого-нибудь к городской управе, где пушки стояли, и забрать из 'КШМ' мой ноут, принтер и генератор. Ну и бумаги пару пачек.

Боец кивнул:

— Сделаем. Что-то ещё?

…Гонять солдат клеить листовки по городу? Коротко усмехнулся:

— Если найдёте по дороге пару-тройку пацанов, агитацию клеить — только спасибо скажу.

Полез снова за рацией, вызывая начальство. Но оно молчало. Видимо, тоже раздавало указания. Вздохнул, отвернулся к зданию, рассматривая неуклюжее на его взгляд небольшое деревянное строение высотой метров восемь под куполом из тонкой доски.

— Хорошо, хоть большое.

Бойцы, между тем, резво зашевелились, выполняя приказания старшины. Владимир потянулся было за сигаретами, но отдёрнул пальцы. Успеет ещё. Сейчас надо наверх подняться. Точка высокая, далеко видно. Не хуже, чем с местной пожарной каланчи…

Едва взобрался наверх по отчаянно скрипящей лестнице, как внизу отчаянно замахал руками кто-то из бойцов, заорал:

— Товарищ лейтенант! Нашли!

Чертыхнулся, заспешил вниз. Потом спохватился — а что нашли? Когда вылетел из двери, понял. С десяток довольно тощих на вид мужчин в простой одежде мастеровых. Довольно потёр руки — на ловца и зверь бежит. Придал себе солидный вид, уже не спеша приблизился к подталкиваемым Громозекой, такое прозвище носил громадный, величиной с двух обычных людей, сержант-пулемётчик взвода, аборигенам. Поправил на ходу висящий на шее автомат, от чего пойманных просто перекосило, тронул форменную кепку, проверяя ровность кокарды. Подойдя ближе, привычно козырнул, вжав ладонь под обрез головного убора:

— Здравствуйте, уважаемые жители города Гарова.

В ответ кто-то хмуро протянул:

— И вам не хворать, господин военный…

Вовка усмехнулся:

— Военный. Действительно. Только вас сюда не затем привели, чтобы воевать. Мы тут немножко намусорили…

Ткнул пальцем большой руки за спину, где громоздились трупы океанцев, пока скрываемые широким зданием вокзала.

— В общем, прибраться надо. Вывезти дерьмо куда подальше. Что у них найдёте, кроме бумаг и оружия, естественно — ваше. Лошадей от управы сейчас пригонят. Телеги, думаю, найдёте. Как закончите — заплатим. Продуктами. Ну и покормим, пока работаете у нас.

Мужчины переглянулись:

— Это как?

— А так. Каждый труд должен быть оплачен. Не хотите продуктов — заплатим деньгами…

Пошарил в кармане, нащупал горсть медных монеток, отчеканенных специально для такого случая, показал:

— В общем, вам решать. Либо еда, либо медь. Не жалко.

Рабочие переглянулись. Один сглотнул.

— Тут господин хороший, поглядеть бы надо, много ли работы, может, нам ещё помощь понадобится…

— Сходи да глянь. Мне не жалко.

Тот было дёрнулся, но Владимир остановил его вопросом:

— У тебя желудок как, крепок, дяденька?

— А что?

Мужчина нахмурился:

— Океанцы там. Сотни три. О них речь. Так что если выдержишь — давай. А если нет — здание почистить надо. Мусор выгрести, вывезти или сжечь. В порядок комнаты привести, починить двери, люстры заправить. Да мало ли работы найдётся…

Как нельзя вовремя появился снова старшина, конвоирующий десяток перепуганных, в крови, пленных интервентов. Ещё издали замахал:

— Лейтенант! Вот, нашли за насыпью!

Звонарёв довольно потёр руки, потом обратился к застывшему в изумлении мастеровому:

— Видишь, дядя, повезло тебе. Есть кому мертвецов убирать. Так что давай, бери своих друзей, и здание прибирай, да чини. Ну и об оплате подумай.

Гаровец сглотнул, потом осипшим голосом выдавил:

— Э… Господин хороший… Может, ещё кто на подмогу подойдёт? Вокзал большой, работы на всех хватит… А то нам тут на неделю, ежели запрягёмся…

Владимир равнодушно пожал плечами:

— Ещё десяток веди. Да если найдёшь женщин — тоже можешь прихватить.

Мастеровой было нахмурился, но человек спокойно закончил фразу:

— Если сам полы мыть будешь, то не надо. Кем раньше то был, дядя?

Тот снова нахмурился:

— Слесарь я. Из депо.

Звонарёв оживился:

— Вот ты то мне и нужен. Остальные с тобой — тоже из депо?

— А что?

— А то!

Передразнил его офицер. Потом вспомнил, что всё-таки тут своя специфика, задал вопрос нормальным тоном:

— Людей набираем. В депо. На дистанцию. Восстанавливать пути, подвижной состав, когда пригоним. На уборку улиц. В пожарную часть. Все нужны. И чиновники, и обслуга, и мастеровые всех специальностей. Скоро стройку начнём. Так что, любезный, прогуляемся мы с тобой вон к тому бревну, и поведаешь ты мне, в каком состоянии депо сейчас находится.

Мастеровой снова сглотнул, пытаясь осознать услышанное. Потом кое-как выдавил:

— Чтой-то я вас не пойму, ваше высокоблагородие, не разберу звание, уж простите. Вы что сюда, не налётом?

Звонарёв усмехнулся:

— Каким налётом? Как банда, что ли?

Человек кивнул в ответ, испуганно дёрнулся, сообразив, что ляпнул. Но лейтенант не обращая внимания на сжавшегося мастерового, спокойно и внушительно произнёс:

— Не налётом. Мы — гарнизон Гарова. И отвечаем за порядок в городе перед своим начальством.

— А… Начальство кто у вас, ваше высокоблагородие?

Новая усмешка на лице молодого гиганта, потом спокойный и чёткий ответ, услышав который, мастеровой не поверил своим ушам:

— Её Императорское Величество Аллия Вторая. Законная правительница Русии.

— И…И… Им….

— Да. Её Императорское Величество Аллия Вторая. Она самая.

Но рабочий нахмурился:

— Говорили, что 'свободовцы' её, и дочек ейных…

— Врали. Императрица была спасена верными офицерами и переправлена к нам, в Нуварру. А теперь настало время вернуться, дядя. Так что давай, выкладывай, дядя, депо в каком состоянии?..

11
{"b":"237880","o":1}