ЛитМир - Электронная Библиотека

Пятый вновь склонил свой колпак:

— Господин, части, вошедшие в Столицу имели чёткие инструкции: особняк должен был быть захвачен целым и невредимым, а все и всё, находящееся в нём, не должно было понести ни малейшего вреда. Увы. Один из слуг Брума, мажордом, как утверждали очевидцы, открыл огонь по солдатам. Те, прикрываясь щитами, тем не менее выполняли приказ, неся потери…

— Сколько?

— Двенадцать, господин. Старик уложил двенадцать граждан Океании!

— Потом?

Пятый вздохнул:

— А потом и особняк, и всё, что в нём было, взлетело в воздух… Не осталось ничего, кроме огромной воронки. По докладам экспертов, для взрыва использовалось не менее пяти тонн пироксилина. Старик расстрелял все патроны, а потом привёл в действие адскую машинку.

В замершей тишине прозвучало злое ругательство. Затем Председатель вновь шевельнулся:

— Что-то ещё?

Пятый склонился:

— Да, господин. Удалось узнать, что Рарог, тесно контактирующий с Брумом, собрал обоз и двинулся на юг. Командующий Анурц, помня о приказе, выделил один полк и отправил его в погоню за беглецами. Тем более, что среди тех был и сам Брум. Все ушли в Степь. И… Следы тех и других теряются. Последнее сообщение от командира полка, посланного в погоню гласило, что они загнали русийцев и нуваррца в ловушку и начинают захват. Всё, господа. Кроме одного. И, надеюсь, последнего…

Он снова осушил стакан воды. Затем взглядом испросив разрешения, и, естественно, получив его, закончил повествование:

— Полтора месяца назад в Русии вновь объявились нуваррцы. Их войсковое подразделение взяло под контроль область Гарова.

— Что значит, взяло под контроль? Поясните, Пятый.

Шевельнулся Третий. Тот согласно кивнул:

— Это значит, что они полностью контролируют указанный мной район. На территории губернии восстановлен порядок, дисциплина, восстановлены все службы, работают все предприятия, и, самое главное, полностью отсутствует возможность как-то повлиять на их деятельность.

— Армия?

Пятый с досадой вздохнул:

— Я же сказал — всякая возможность. Наши агенты выявлены и увезены в неизвестном направлении. Армия… Господа, нуваррцы превосходят нас во всём, особенно, в технике. Насколько мне известно, среди них ещё нет потерь. Вообще. А мы потеряли, включая поисковый полк, свыше пяти тысяч человек. Самое страшное, господа, что они освоили воздух. Причём так, что мы даже не можем себе представить! У них есть летающие машины, передвигающиеся с неимоверной скоростью по воздуху и могущие при этом нести людей и колоссальные объёмы груза. В том числе и взрывчатые вещества. К тому же, последнее донесение агента в Гарове гласило, что они пришли в Руси по просьбе якобы воскресшей императрицы Аллии. По её просьбе. Для восстановления законной власти Династии…

— У вас всё, Пятый?

— Да, господин.

Председатель пошевелился, затем выставил к огню внезапно озябшие руки. Снова шевельнулся:

— Ваши предложения, господа?

— У меня есть дополнения, господин.

Шевельнулся на своём кресле Третий.

— Говори.

Тот слегка севшим голосом заговорил:

— Военные жалуются, что коммуникации со стороны Глубокого Океана практически полностью перекрыты. Они не могут получить ни пополнения, ни снабжения. Суда исчезают бесследно, не подав никаких вестей. Получается, что Нуварра полностью блокирует наши поставки в Русию. А лишённая снабжения и пополнений армия — уже не армия, а будущие военнопленные…

— Ясно.

Снова воцарилась тишина. Лишь языки пламени играли причудливыми огоньками на стенах зала, высеченного глубоко в пещере.

— Итак, ваши предложения, господа. Я готов их выслушать завтра, в это же время.

Председатель встал. Пламя Очага ярко вспыхнуло, ослепив всех присутствующих. Когда же зрение восстановилось, Первого не было…

…- Володя, зайди к нам, пожалуйста.

Голос, прозвучавший в мембране рации, как-то не вызвал желания протянуть лишнюю пару минут с визитом. Вздохнув, Звонарёв отложил в сторону очередной документ, доставленный ему разведчиками, поднялся, и тщательно заперев за собой кабинет, вышел из здания вокзала, так и оставшегося его резиденцией. Оседлав мотоцикл, кроссовый Zongshen ZS250GY-3, привычно проконтролировал стандартный тест, воткнул первую передачу из шести, затем выкрутил ручку газа до упора и бросив сцепление, выпустив шлейф гравия из-под заднего колеса, рванул по главной улице. Впрочем, эффектно тронувшись, Владимир тут же сбросил скорость, не превышая двадцати километров в час. Тем более, что ехать то было всего ничего, а улица заполнена народом и транспортом. Наряду с грузовиками и джипами нуваррцев — телеги, фургоны, повозки. Конные и ручные. Пустые и заваленные до отказа грузом. Но главное — лица. Спокойные, довольные, и — сытые. Ну, или отъедающиеся. Во всяком случае, такого, что Звонарёв застал при появлении Гарове, уже не было. Нуваррцу махали руками, кое-кто с достоинством снимал шляпу, отпуская короткий поклон. Он едва успевал отвечать. Наконец затормозил возле крыльца управы, заглушил двигатель, поставил мотоцикл на подножку. Вытащил из-под погона кепку, надел на голову:

— Костя, не в курсе, по какому поводу меня вытащили? Работы по горло…

Часовой молча кивнул в сторону. Повернув голову, Звонарёв замер от удивления — большой, и, судя по всему, довольно мощный легковой авто. По дизайну — начала двадцатых. В то время, как всё, что он видел раньше, относилось к началу двадцатого века земли. Золотистое покрытие начищенных фар, довольно широкие гуттаперчевые шины, сияющий лаком обтекаемый кузов. В сердце шевельнулось нехорошее предчувствие. Собравшись, решительно шагнул на крыльцо, быстро передвигая ноги… Дежурный по штабу сразу повёл его в кабинет начальства. К удивлению Владимира, кроме обоих майоров там находилось ещё трое абсолютно незнакомых ему людей в типичной для русийцев обеспеченных слоёв одежде. Едва лейтенант перешагнул порог кабинета, как Рублёв махнул ему рукой, подзывая к себе:

— Быстро ты, Володя. Давай сюда. Тут, похоже, послы прибыли. Из Океании.

— Что?!

Он дёрнулся к кобуре, но майор успел ухватить его за запястье:

— Остынь. Они парламентёры. Расстрелять или повесить всегда успеем. Надо их хотя бы выслушать.

— И что я им скажу?

— Наши говорят, что они по-русийски к ним обращались.

— Да? Ню-ню…

— Хватит.

Рублёв надавил на его плечо.

— Садись и задавай вопросы. По стандартной схеме. Кто, зачем, откуда. Понял?

— Сделаем.

Он уселся за стол, машинально включил кинокамеру, установленную там, затем задал произнёс первую фразу:

— Кто вы?

При звуках русийской речи троица облегчённо вздохнула, вскинув головы, затем старший из них, одетый более изыскано, чем все остальные, заговорил:

— Я — чрезвычайный и полномочный представитель правительства Океании Герц Ансуш. А это мои сопровождающие, мой извозчик Арт Антор, и моя секретарша Гера Анрун.

Ответил чётко, тщательно выговаривая слова, и только на конкретно поставленный вопрос, что отметили все офицеры. Владимир практически синхронно перевёл. Следующий вопрос:

— Цель вашего визита?

— Мы уполномочены договориться о мирных переговорах между нашей страной и Нуваррой.

После переведённой фразы люди переглянулись. Рублёв, подумав, решил, как старший:

— Скажи им, что зато мы не уполномочены решать такой вопрос. Но обещаем сообщить о его предложении нашему правительству.

Выслушав его слова, посол спокойно ответил:

— Как долго нам придётся ожидать ответа?

— Завтра до полудня он будет дан.

Словно невзначай, тот заметил:

— Телеграф, как я понимаю?

— Вас это не касается.

— Хорошо. Не будем ссориться. Но у нас есть одна просьба.

Рублёв кивнул после перевода:

— Пусть говорят.

— Мы бы хотели дождаться ответа здесь, в Гарове. Где бы мы могли остановиться на ночлег?

Офицеры переглянулись, потом Ковалёв нехотя ответил:

— Володя, у тебя вроде места есть на вокзале…

14
{"b":"237880","o":1}