ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаю, очень мало чего. Хотя кое-что, пожалуй, можно. Но очень и очень мало. Пока единственное, что я считаю возможным — сырьё. Лес, металлы, нефть, что там ещё?

— А производство бумаги? Всё описание процесса у нас есть…

— Папа, по-моему ты спешишь. Я, конечно, поищу, пока там. Сделаю тебе подробную подборку, сообщу всё, что узнаю. Но у меня ощущение, что ты ставишь телегу впереди лошади. Вот тебе один факт — океанцы приехали к нам на автомобиле совсем другого поколения, чем имеются в Русии. Да ты вспомни, как мы сидели в том Городище! Их грузовики…

— Верно.

Внезапно Владимир оживился:

— Куда перспективнее закупить в Океании какие-либо из их заводов и технологий, перевезти их в Русию, запустить там, и уже отталкиваясь от них шагать дальше.

Бровь отца поползла вверх.

— А вот этого нам никто не сообщил. Можешь подробнее?

— Их автомобиль соответствовал примерно тридцатым годам прошлого века.

— Уверен?

— Совершенно. Сам знаешь, я этим делом увлекался, так что могу судить вполне компетентно…

— Очень интересно. Что-нибудь ещё?

— А тебе этого мало?

— Пока достаточно… Ладно. Подумаю на досуге. Но если у них разница в тридцать лет по технологиям, то это очень интересно. Хотя бы по автомобильному производству. Кое-что мы можем делать сами даже тут… Впрочем, ладно. Не стану тебя грузить, да и интересно мне, что такого хитрого в горах нашли… Может, всё с ног на голову встанет после доклада…

Взглянул на часы, спохватился, рывком встал с кресла:

— Ладно. Побегу. До заседания два часа. Прости, но надо. А ты пока с мачехой пообщайся. С сестрой. Она по тебе соскучилась…

Владимир кивнул:

— Посижу. Тем более. что девчонкам надо наговориться. Притащить сюда Хьяму было твоей идеей?

— Да. Думаешь, зря?

— Нет. Но… Сашка давно погиб?

— Три месяца назад.

— И что, она до сих пор одна? При нашем то дефиците женского пола? Или не может мужа забыть?

— Скорее, кого-то другого.

Отец нахмурился.

— Ладно. Пора мне надо ещё с материалами экспедиции ознакомиться…

— Погоди. Есть у меня одна мысль…

Отец остановился, нетерпеливо глядя на сына.

— Ну, выкладывай. Надеюсь, стоит она того?

Владимир слегка откинулся в своём кресле.

— Стоит. Сколько у нас меди?

Батю словно молния ударила. Он замер на месте, потом негромко произнёс:

— Сейчас — около полутора сотен тонн. Наковыряли с 'Бисмарка'. А если ещё снять оболочки со старых боеприпасов, что шли на 'Либерти' — думаю, ещё столько же наковыряем… Вовка! Ты — гений!

Он выдернул сына с его места и сгрёб в охапку так, что у парня затрещали кости:

— Раздавишь, пап!

Тот час объятия разжались, и батя, довольный как позавтракавшая дайвером белая акула, произнёс:

— Чёрт, совсем с этой Аллией из башки вылетело! Воевать-воевать…

Он ворчливо передразнил императрицу, потом выдал:

— Какого, извиняюсь, воевать, когда можно элементарно купить?!

Сын довольно улыбнулся:

— Именно. И — никаких проблем. Как я понимаю…

Отец внезапно стал очень, просто пугающе серьёзным, оглянулся, потом приблизил своё лицо к нему:

— Запомни, и никогда, никому этого не говори. Тот храм, где мы нашли аборигенов после их суицида, не простой. И статуя в нём. Если повернуть статую в сторону другого глобуса, то можно будет через наш проход выйти на другой планете. И поискать эту трижды клятую медь. Наверняка её где-то навалом. Тогда мы скупим всю эту планету со всеми потрохами.

— Надо поинтересоваться у девочек насчёт расценок…

— Точно сказал. Узнай. А я закину удочку своим. Думаю, дело выгорит. Разделим Океанию между собой. И всё будет дёшево и сердито.

Спохватился.

— Ладно. Бежать надо. Дела не ждут.

Крепко сжал ладонь сына, прощаясь, убежал. Через минуту на заднем дворе заработал двигатель 'Доджика', затем удаляясь, постепенно затих. Володя улыбнулся — батя его всё-таки любит. Ему роскошного 'Воина' дал, а сам на Т6 рассекает…

Он пробыл с семьёй отца почти четыре часа. Юница не отлипала от старшего брата. За прошедшее время девочка вытянулась, похорошела. Теперь она уже не выглядела младше своих лет, как тогда, когда они впервые встретились с ней в Степи. Аора же напротив, помолодела и ещё больше похорошела. А выдающийся вперёд аккуратный животик придавал мачехе ещё больше прелести, и сын по хорошему позавидовал отцу — кажется, тому повезло. Молодая женщина просто светилась тихим семейным счастьем… Да и ему впервые удалось расслабиться по настоящему в семейном кругу. К тому же подтянулась сестрёнка со своими девчонками. Словом, время пролетело незаметно, и идиллию нарушил звонок телефона. Володя вытащил аппарат из кармана, отошёл чуть в сторону. Мамочки успокоили детишек, обеспечивая тишину…

— Да. Я. Понял. Через час. Хорошо.

Спрятал аппарат опять в карман, улыбнулся застывшим в напряжении родственникам, развёл беспомощно руками.

— Увы. Служба зовёт. Надо ехать.

— Далеко, брателло?

Света высунулась по старой привычке старшей сестры вперёд.

— Нет. Пока доставить госпожу посланницу в Совет. Старшие собрались и желают с ней побеседовать. Так что, дорогие мои, надо ехать.

— Удачи, Вова.

Мягкий акцент придавал голосу мачехи особое очарование, и сын вновь позавидовал отцу…

Глава 9

… Он влетел в гостиную и сразу увидел сидящих на диване тихо беседующих между собой девушек, удивлённо взглянувших на него:

— Так, девчата, времени нет. Гера, собирайся. Тебя приглашает Совет. Пятнадцать минут на одевание. Хьяма, помоги подруге. А я — сейчас.

Быстро вбежал в спальню, по неискоренимой уже привычке почти мгновенно переоделся в форму. Выскочил наружу. Девчонки ещё поднимались по лестнице.

— Девочки! Я же сказал — времени нет! Шевелитесь!

…Подействовало. Во всяком случае, на Хьяму точно. Та стала перебирать ногами гораздо быстрее. То ли голос подействовал, то ли он напомнил ей батю… Нетерпеливо принялся расхаживать по веранде из стороны в сторону, стряхивая пепел с сигареты в пепельницу, которую держал в руке. Скоро они там? Идут, наконец то! Потушил окурок, оставил пепельницу на столике. Ухватил океанку за руку, едва ли силой впихнул в гостеприимно распахнувший двери джип, бросил Хьяме:

— Будем поздно. Не жди нас, ужинай и отдыхай.

Та молча кивнула. А он уже заводил двигатель… Едва дизель заурчал, как сорвал машину с места, заставив Геру уцепиться обеими руками за потолочный поручень над дверью… Здание Совета было ярко освещено. Отдал честь часовым у входа, потянул девушку за собой. На ней было то платье, в котором она прибыла на переговоры. Остаться в сарафане океанка не рискнула. Ну, это её проблемы. Интересно, что ей наговорила Хьяма… Надеюсь, ничего лишнего. Та не дура, и покидать Новую Русь ей вряд ли хочется… Перед входом в Большой Зал Совета их остановили:

— Кто и куда? По какому вопросу?

Типичный бюрократ. Совершенно незнакомое лицо. Новенький, что ли?

— Госпожа Гера Анрун по вызову Совета.

Тот взглянул куда то за их головы, потом кивнул, и хотя был незнакомым, но вот голос… Где-то его Владимир слышал…

— Проходите. Вас ждут.

Кивнул на двери. Глубоко вздохнув, молодой человек толкнул тяжёлые створки, которые послушно разошлись в стороны, открывая панораму Зала Совета, ярко освещённую. Океанка позади него тихо что-то произнесла, и шагнула вперёд. Владимиру ничего не оставалось, как последовать за ней. К его удивлению, незнакомый бюрократ тоже вошёл в зал. И это никого не удивило.

— Госпожа Анрун, прошу вас сюда.

Сергей, старший Совета, указал ей на стоящее посередине зала кресло. Владимир подтолкнул растерявшуюся на мгновение девушку к нему, сам скромно остался у закрывшихся дверей. Бюрократ так же занял одно из свободных кресел, стоящих полукругом на возвышении. Молодой человек растерялся — впервые Совет был в полном составе. Все двадцать шесть человек. Отрешённо спокойные, даже, пожалуй. слишком спокойные для решения судьбоносного вопроса, от которого зависело будущее не только их колонии, но и всей планеты. Углядел притихшую, против обыкновения, Аллию, затаившуюся в уголке. Было видно, что женщина напугана. Но чем? Или кем? Или Совет вставил ей фитиль? За излишнюю ретивость? Очень может быть. Внезапно почувствовал на себе пристальный взгляд бюрократа. Что ему надо? В конце концов?! Вдруг тот расплылся в улыбке, и в голове прозвучал голос… гараха…

23
{"b":"237880","o":1}