ЛитМир - Электронная Библиотека

— Там стоят два шкафа. Можешь выбрать себе всё, что подойдёт. Только никаких корсетов. Граций и прочего. Поняла?

— Д-да, господин…

Улыбнулся:

— Не бойся. А я пойду. Надо кое-что сделать…

Вышел из спальни, направляясь к своему кабинету. Едва вошёл внутрь, как постучали.

— Да, войдите?

Появилась Илана.

— О! Ты как раз вовремя. Присаживайся.

Показал на стул.

— Альма сейчас занята, но скоро освободится. А мы решим наши дела.

— Господин, мне назвали завод…

— Завод?

Вначале не понял, потом сообразил, усмехнулся:

— И кому же Большой Круг решил доверить такую тайну?

— Государственная корпорация, господин.

— Государственная? А они умнее, чем я рассчитывал… Ну, что же…

Быстро достал чековую книжку Банка Океании, заполнил чек, протянул девушке:

— Вот обещанный миллион. Можете действовать. Ещё я вам выделю кабинет в нашем представительстве и прикреплю курьера. Хватит на первое время?

— Господин!

Улыбнулся уже нормальной улыбкой:

— Чего? Всё нормально. Не волнуйся.

Илана покраснела. Потом спохватилась, снова открыла ротик:

— Господин… Обещаю, что в следующий раз я не стану одевать вашу рубашку…

— Но-но!

Погрозил ей пальцем.

— Вот этого не надо. Переводить дружеские отношения в лежачую плоскость. Тем более, что у меня есть уже для этого Альма. Не твоя напарница, а что приехала со мной!

Поспешил добавить, когда увидел реакцию горничной. Та чуть успокоилась:

— А каков будет её статус в доме, господин?

Задумался. Но ненадолго.

— Статус? Интересная задачка… Она со мной спит, это с одной стороны. С другой — моя содержанка… Вульгарно звучит. Но вот как-то так. В общем, будем считать её равной тебе по статусу. То есть, старшая в доме. Но командовать слугами, отдавать распоряжения о закупках она может только с моего разрешения. Поняла?

— Да. господин. Только последний вопрос, можно?

— Ладно. Спрашивай.

Илана напряглась, но смогла выдавить из себя:

— Она только… Содержанка? Ничего большего? Точно?

— Точно. Может быть уверена. Только знаешь что? У нас, в Нуварре, содержанок нет. Так что всё-таки относись к ней не как к шлюхе, а как такой же, как ты. Или твоя напарница по делу. Я, во всяком случае, не считаю её ниже себя, или что должен обходиться с ней, как с проституткой или конченой тварью. Она — несчастная женщина, которая оказалась на самом краю жизни. И лишь крайняя нужда и отчаяние заставили её лечь со мной в постель.

— А ребёнок? Откуда он у неё?

— Альма — вдова. И предупреждая твои дальнейшие вопросы скажу сразу — я её второй мужчина в жизни. После мужа.

— Простите, господин… Просто иногда мужья заставляют жён торговать собой…

Сморщилась от отвращения. Замолчала. Владимир задумался при этих словах. Однако…

— И твой тебя тоже?

— Хотел… Господин… Но я смогла сбежать от него. И попала к Пятому…

— Что-то мне кажется, дорогая, твои кураторы перестарались со своими легендами… Сирота, муж, который хотел сделать из жены проститутку, потом принц, которому её подсовывают…

— Кто принц, господин, вы?!

Махнул рукой:

— Да не обращай внимания. Никакой я не принц. Просто мысли вслух… Не удивлюсь, теперь, пожалуй, ничему…

Оба чуть помолчали. Потом он снова заговорил:

— Вернёмся к заводу, о котором ты сообщила… Там есть литейное производство? А инженерное бюро? Станки новые или старые? Сборочный цикл в настоящее время полный или частичный? Все узлы двигателей изготавливаются на заводе, или предприятие получает их по кооперации из других мест, а само производит лишь сборку из готовых узлов?

Илана растерялась, а Владимир разозлился:

— Слушай, я не знаю, чем думают начальники на местах, но явно не головами. Что толку от сборочного производства?! Вся идея нового двигателя в узлах! В новых технологиях и совершенно другой конструкции! Короче…

Быстро написал на листке бумаги то, что сейчас озвучил, пробежал глазами. Кивнул своим мыслям, протянул исчирканный лист девушке:

— Вот. Можешь отправить его сейчас, либо после обеда. Но чем быстрее, тем лучше.

Кивнула:

— Я побегу сейчас, господин. Пообедаю позже.

— Хорошо.

Бросил взгляд на часы — ещё час до обеда.

— Хорошо. Только чек оставь Альме. Всё-равно банк закрыт.

— Господин, пусть он пока побудет у вас, мне как то страшно его даже в руках держать. А Альме я скажу. Своей, разумеется.

Вернула ему чек, вскочила:

— Я побегу, господин?

— Разумеется…

Щёлкнула дверь. Оставшись один, Владимир задумался, впрочем. долго раздумывать и сидеть в одиночестве ему не дали. В двери постучали, и в кабинет вошёл совершенно незнакомый молодой человек, по виду — его ровесник.

— Господин Зван?

— Да, это я.

— Я приказчик магазина самодвигателей. Вы позавчера сделали у нас заказ на один, марки 'Анше и сыновья'. Вот я и доставил ваш самодвигатель…

— Отлично! Показывайте!

Он вскочил, едва не опрокинув своё кресло. Наконец что-то прояснится!..

…Когда откинули высокие округлые боковые заслонки капота, Владимир открыл рот от изумления, а торгаш разливался соловьём:

— Новейшая, высокоэффективная изоляция калильной головки! Быстрый разогрев от паяльной лампы — для запуска достаточно пяти минут! Высокие обороты двигателя, уравновешенность! Господин Зван, вы сделали верный выбор! Из всех самодвигателей, производящихся в Океании, эта модель самая передовая!

Молодой человек сглотнул, при виде двигателя. Потом потёр глаза — нет. Ему не мерещилось. Перебил всё ещё расхваливающего свой товар агента по доставке:

— Если я правильно помню — этот мотор работает даже на сырой нефти? Или на масле?

— На всём, что может гореть, господин Зван!

Гордо объявил океанец.

— Да-да…

Ошеломлённо кивнул Владимир, всё ещё не веря своим глазам, но это было именно так — перед его взглядом под роскошным капотом точно такого же автомобиля, на котором в Гаров приехали океанцы, стоял типичный, точнее, не типичный, а именно самый настоящий болиндер! Или, говоря проще — полудизель, или калоризаторный двигатель, воспламенение топлива в котором происходило в специальной калильной головке — калоризаторе… Наконец немого пришёл в себя от увиденного, спохватился:

— Я что-нибудь ещё должен?

— Распишитесь здесь, господин Зван.

Агент извлёк из портфеля, с которым не расставался, лист бумаги с текстом. Молодой человек пробежал глазами — акт приёмки-передачи. Поставил росчерк. Вернул торгашу. Тот раскланялся, собрался было уходить, но Владимир задержал его:

— Одну минутку, пожалуйста.

— Что-нибудь ещё, господин Зван?

— Заведите его.

— Кого?

— Самодвигатель.

— Один момент, господин Зван…

…Да. Всё так, как он и думал… Хорошо хоть запальная лампа зажигается от искры магнето… Распрощался с представителем фирмы, как раз подошло время обеда. Вернулся в дом в некоем обалдении. Машинально уселся за стол, и только тут сообразил, что это не столовая, а кабинет. Вскочил, как ужаленный, потом рухнул обратно и рассмеялся — а он то боялся… И смеялся, не в силах остановиться до тех пор, пока не заболел живот…

Спустился к обеду в самом лучшем расположении духа. Альма послушно ждала за столом.

— Как твой сын?

— Спасибо, ему лучше.

— Ты его кормила?

Последовал молчаливый кивок.

— Как окрепнет, может есть вместе с нами.

Трапеза началась, но мыслями молодой человек был далеко… Наконец, едва трапеза закончилась, поспешил в свой кабинет, набрал номер Марка:

— Алло, начальник, привет!

— Ага, пропащий… Чего тебе?

— Сильно занят?

— Вообще то у меня выходной…

— Ничего такого. Просто мне тут прислали местное авто, не хочешь посмотреть?

— Чего?! Сейчас буду!

Крыс отключился, а Владимир, предвкушая развлечение спустился вниз. Присел на широкую подножку чуда местного автопрома, достал сигарету, закурил, дожидаясь Марка. Впрочем, тот не заставил себя ждать, явившись очень быстро. Сигарета ещё не успела догореть, как показалась знакомая фигура, целеустремлённо бегущая к дому Звонарёва-младшего. Посол вбежал во двор, молодой человек поднялся, показал рукой:

48
{"b":"237880","o":1}