ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сколько вам лет, госпожа Зван?

— Догадалась?

Вновь улыбнулась:

— Тридцать шесть уже.

— Ой… Но это невероятно… Невозможно…

— Моему мужу уже за пятьдесят. И достаточно много.

— Как…

— Не спрашивай. Знай только, что это возможно…

Внезапно землю вновь тряхнуло, но на этот раз обошлось без воплей. Аора поднялась, прошлась по подвалу, внимательно осматривая стены и потолок, затем вернулась к девушке, присела. Минуту помолчала, а потом вдруг спросила:

— И что? Он так и не обращает на тебя внимания?

— Откуда вы…

Та вновь махнула рукой по нуваррски:

— Я не так слепа, как Володья… Впрочем, и как ты. Вы друг друга стоите.

Гера вздрогнула:

— Вы обманываете меня!

Снова взмах руки:

— Знаешь… Его отца я вынудила жениться на себе. Правда, пришлось помучиться неведением какое-то время. Но… Словом, это того стоило. Поверь. А Вова — он точная копия отца. И если ты сама не возьмёшь дело в свои руки, то всё кончится ничем. Подумай…

— Вы считаете…

Девушка залилась краской стыда, но нуваррка пожала плечами:

— А что тут такого? Тем более, что вы уже делили одну постель. Так что ты знаешь, чего тебе ожидать…

Оценивающе прищурилась:

— В этом плане.

Гера в ужасе замахала руками:

— Нет-нет!!! Что вы! До этого у нас не дошло!

— Плохо.

Неожиданно произнесла та. А потом повторила:

— Очень плохо. Глядишь…

Замолчала, потом резко сменила тему:

— Кажется, пушки задавили.

— Госпожа?..

…- Погнали.

Оба мужчины выскочили из дома и устремились к въездным воротам на территорию посольского квартала. По ушам резанул приближающийся вой, и Звонарёвы рухнули на асфальт. Грохнуло. По ушам ударила воздушная волна, проверещали осколки. Владимира суткнуло в плечо, но это оказался камешек. Да и бронежилет спас. Отец вскочил, подхватывая китайские аналоги российского 'Шмеля':

— Долго валяться будешь?

— Уже бегу!

Прижимая к себе пулемёт, выдохнул сын.

— Интервал засёк?

— Двадцать секунд.

— Угу.

Батя кивнул, отсчитывая в уме секунды.

— Ходу!

Пискнула рация:

— Вы где?!

— Подбегаем! Момент!

Отце оторвался от передатчика, бросил Вовке:

— Лежим!

Оба метнулись в сторону невысокого фонтанчика. Едва спрятались за бордюром из белого кирпича, как снова грохнуло. Но уже позади них.

— Да, Марк!

Рявкнул Звонарёв старший в мембрану. Выслушал ответ:

— Сделаем.

Проговорил уже на бегу и принимая вправо.

— Чего, пап?

— Просят противника заткнуть. У дежурной смены, как назло, одни парадные 'Джиэсы'. Не могут дотянуться до пушки. Та стоит в конце улицы.

— Странно…

— Чего? Ничего странного. Первым же снарядом накрыли оружейку. Спрятали оружие за фургонами и снесли караулку.

Сын осклабился:

— Это что? Опять нам на двоих соображать?

— Ложиться будем?

— Ну его куда подальше! Мы уже в мёртвой зоне. Им дома мешают.

Отдуваясь, зло выпалил Владимир. Пулемёт с треногой всё таки пуд весит. Но ещё два автомата и рюкзак с патронными лентами. Десять коробок на двести штук в каждой. Батя усмехнулся:

— А если бы мы QJG 02 потащили?

Сына передёрнуло — раз на учёбе ему пришлось покатать эту дуру в 14,5 мм калибром и сто десять кило весом. Правда, моща. Но здесь она точно избыточной будет…

— Прибыли! Аккуратно!

Отец лишь мельком взглянул на развалины караулки и поста и бойцов укрывшихся за бетонными заграждениями, скинул с плеча бандуру своей крупнокалиберной винтовки, аккуратно отпихнув ногой трубы РПО. Чуть повозился, раскрывая ножки, Откидывая приклад и вгоняя магазин вниз. Приник к резиновому окуляру прицела, предварительно установив его на планку Пиккатини. Отвалился, покрутил колёсико регулировки. Удовлетворённо хмыкнул:

— Всегда любил стрелять с упора.

Ба-Бах! Дульный тормоз дёрнулся. Привычное движение вперёд-назад направленной вниз прямой рукоятки затвора. Вылетела большая дымящаяся зелёная гильза. Отец снова приник к прицелу, уже не отрывая глаза снова крутанул что-то на прицеле. Ба-Бах! Где-то там далеко вспух грязно-чёрный разрыв шимозы. Спустя мгновение землю тряхнуло. Батя поднял большой палец к верху, правда. предварительно перезарядив свою монструозную винтовку:

— Пушки у них нет. Пока.

Выдернул рацию, вызвал Марка:

— Пушку задавили. Взрыв боезапаса. Что у нас дальше по программе? Ага. Понял.

Аккуратно снял винтовку с бетонного блока. Поставил на асфальт.

— Володя, давай свою машинку.

Сын кивнул, аккуратно, чтобы не высовываться из-за плит, расположенных в шахматном порядке, перетащил станкач к отцу, скинул с огромным облегчением тяжеленный рюкзак с боезапасом.

— Что Марк говорит?

Батя махнул рукой:

— А что он может сказать?

— Наши, в основном, держат оборону в тылу. Основная высадка там. И лодки подвезли, и прочее. А тут…

Презрительно сплюнул в сторону противника:

— Так. Заслон. Чтобы мы на вылазку не пошли. Ну, Крыс и решил, что нас двоих тут хватит. Естественно, кроме взвода охраны.

— Это почему?!

— Почему-почему… По кочану и по капусте!

Неожиданно отец разозлился:

— Потому что 'старички' улетели на 'бегемоте'…

…Так называли МИ-26…

— Им отдохнуть надо, сколько времени уже тут торчат?! А взамен прислали пацанов, обученных, неквалифицированных. Прямо из учебки. Уметь то они умеют, только вот опыта нет. И мы, как два боевика, стержень обороны этого сектора. Теперь понял, старлей?

— Понял… Товарищ под…

— Уже не под.

Резко оборвал его отец.

— Полный, ясно?

Сын кивнул. Потом озабоченно взглянул на извлечённые из рюкзака ленты, затем на немного испуганных мальчишек в форме. Разница, почитай, в восемь лет. Им едва под двадцать. Из последнего выпуска. Повоевать не пришлось. А ему — почитай, уже тридцатник скоро… Вот и растерялись. Ну да не беда. Если пойдут — они с отцом удержат. А там и мальчишки очухаются. Нуваррцы ведь!.. В это время там, где держал оборону Крыс, вспыхнула заполошная стрельба со стороны океанцев. Отце прислушался, потом улыбнулся:

— Пушной зверёк настал переправе. Старый стправился.

— О, пап! Всегда хотел тебя спросить — почему у Марка такой ник в Сети, Крыс?

Отец усмехнулся:

— Марк у нас анимешник.

Владимир вначале не понял, потом сообразил — аниме, это японский мультик. Со своей спецификой и правилами. А у японцев Старый Крыс, в отличие от нас, очень даже умное, сильное и, главное, уважаемое животное, обладающее к тому же некими сверхъестественными способностями. Покрутил головой:

— Однако…

Позади гулко бахнули из граника. Из нашего. Отец снова улыбнулся:

— Теперь и тамошней артиллерии хана.

— С чего взял?

— Зажигательной бахнули.

Владимир оглянулся — и верно, откуда-то потянулся густой чёрный столб дыма, с каждой минутой становящийся всё больше. Батя толкнул его локтем:

— Не отвлекайся…

Перескочил с винтовкой к другой плите, поставленной стоймя. Раскинул сошки, вжал глаз в резиновую окольцовку окуляра, отвалился обратно.

— Сын, жаль патроны зря переводить. Глянь ка вперёд, от угла здания с вывеской вправо пятнадцать, второе окно справа. Там, похоже, пулемёт собираются ставить. Есть гранаты к твоему автомату?

— Не достану. Может, из трубы пальнуть?

Батя махнул рукой:

— Ладно. Испробуй пулемёт.

Владимир кивнул, и спустя мгновение выпустил короткую пристрелочную очередь. На стене вспухли клубы пыли, выбитой из штукатурки.

— Хороший у них кирпич…

Процедил сквозь зубы, чуть подправил прицел, и машина заработала. Вначале разлетелись мелкой россыпью крошки стёкла, затем посыпались щепки от рамы, кто-то метнулся в соседнем окне, и ствол тут же последовал за тенью. Оборвал строчку. Тут же над ухом гулко вновь бахнула снайперская винтовка отца. Тот, перезарядив, вытер пот со лба.

62
{"b":"237880","o":1}