ЛитМир - Электронная Библиотека

Первое схождение обмен ударами, пока идёт лишь прощупывание противника, никто не стремится закончить бой одной атакой. Легко принимаю клинок Марвина на щит, он разгадывает мою хитрую атаку в нижнюю часть тела с попыткой зацепить ногу. Одновременный отскок назад и новое схождение, дабы ещё раз проверить друг друга на прочность. Второй раз отвести удар соперника оказалось значительно тяжелее — Марвин применил простейшую связку с усилением главного выпада, активировав рыцарское умение. Пришлось временно забыть про атаки, целиком уйдя в оборону, лишь обозначая возможные контратаки. Щит вверх, шит вбок, закрыть грудь, обманный замах клинком, перемещение, ещё один замах уже более опасный, отвести быстрый выпад противника, полшага вперёд, взмах, толчок щитом и резкий отскок назад, ибо столкновение щитов показало преимущество силы соперника. Мне едва удалось устоять на ногах. Но он сделал из этого соударения верный вывод и стал ещё активнее наседать на меня, не позволяя разорвать дистанцию, дабы как можно скорее реализовать обнаруженное преимущество. Связка за связкой, он проверял на мне весь арсенал имеющихся у него техник, я же постоянно отступал и отбивался, не успевая даже обозначать опасные выпады. Помня о том, что все активные умения имеют определённое время отката, терпеливо ждал, когда Марвин израсходует их запас, приберегая свои козыри напоследок. И он действительно не повторялся, каждый раз проводя новую связку, постоянно держа мои способности отбиваться на самой грани. Шкала усталости заполнилась до предела, появилась тяжесть в руках и боль во всех мышцах, но останавливаться нельзя, иначе проиграю. Здоровье начало плавно падать, однако усиленная "Животворящей водой" и конфетами с алхимической начинкой регенерация не позволяло ему делать это слишком быстро. Перевалив за три четверти, снижение почти прекратилось, образовался некий баланс между потерями и восстановлением, зато боль в мышцах резко усилилась, и активно шевелиться, отбивая непрекращающиеся удары, позволяла только сила воли, собранная в кулак, крепко стиснутые зубы и понимание — противник сейчас тоже выкладывается до предела, почувствовав слабину. Стоит ещё чуть-чуть поднажать, и он меня окончательно задавит, но это самое "чуть-чуть" всё никак не наступает и не наступает. Заметив небольшое снижение интенсивности натиска по медленно растущему здоровью, наконец-то решился задействовать свои таланты и умения. "Рыцарский дух" и "Боевая ярость" вместе — это что-то ошеломляющее. Усталость мгновенно отступает, тело наполнятся ощущением энергии, здоровье резко прыгает до максимума, "сила" удвоилась, а ещё значительнее выросшая ловкость обеспечила просто подавляющее преимущество, позволив сбить атакующий настрой противника. Десять секунд действия "Боевой ярости" заставляет его сильно изумиться и отступить. Жалко под опущенным забралом шлема не видно выражения его лица, но можно представить его чувства в момент, когда он уже почти считал себя победителем, а у его соперника совершенно неожиданно открылось второе дыхание. Теперь уже Марвин ушел в глухую оборону, более не помышляя о контратаках, однако его огромный опыт поединков позволял держаться, неизменно отводя или отбивая мои удары и парируя особенно резкие выпады. Но его выносливость к тому моменту оказалась на пределе, а все резервы воздействия эликсиров уже вышли. Мой немного рассеянный взгляд отметил, как проявилась и начала быстро падать полоска его здоровья. Три раза подряд она резко подрастала, видимо срабатывал какой-то лечебный амулет. Действие "рыцарского духа" прекратилось, однако я не снизил интенсивности своего натиска, доводя соперника до полного обессиливания, пока в него снова не свалюсь сам. Есть ещё небольшой запас выносливости, которого хватит примерно на пару минут. Так и не пропустив ни одного удара, Марвин неожиданно завалился на землю с единичкой оставшегося здоровья, которое совсем не торопилось восстанавливаться. Несколько секунд абсолютной тишины, и трибуны взрываются громкими криками и свистом, вместе с просыпавшимся обильным "дождём благодарности". Несколько прилетевших сверху монет звонко щёлкают по моей броне. Поднимаю свой чёрный клинок вверх, салютуя беснующейся толпе, и в этот момент комментатор наконец-то объявляет победителя.

Тяжело дался мне этот поединок. Физически и психически. Пусть всё окружающее всего лишь цифровая иллюзия, однако, чувства и ощущения в ней самые настоящие. Полное опустошение — вот каков вкус очередной победы. Нет ни радости, ни чего-либо иного, что по идее должен чувствовать победитель. Развалившись на лежанке, бездумно смотрю в потолок. Никаких мыслей в голове, про предстоящий бой даже думать не хочется. Наверное, это — то самое "духовное выгорание", о котором прежде приходилось читать в книгах. Ещё одна ступенька на лестнице, ведущей к совершенству, ещё один экзамен на личностную зрелость. Многие не выдерживают его и отступают, быстро скатываясь вниз. Явившийся по мою душу клерк, оказался немало удивлён отсутствию эмоциональной реакции на его слова о великолепном бойце, которого так любят зрители, оценившие его очередную победу в чуть больше восьми тысяч золотых и около восьмидесяти серебра. Приняв платёж, даже не вставая с лежанки и глухо поблагодарив, продолжил разглядывание потолочных трещин пока меня не вызвали наверх. Вот там-то вся хандра с меня мгновенно спала, стоило лишь взглянуть…

Напротив меня широко оскалившись, стоял настоящий гигант, два с лишним метра высоты и метр с чем-то в ширину. Крайне неприятный тип Наратан Подлый. Его могучее тело затянуто в плотно облегающую светлую кольчугу изумительно мелкого плетения с круглыми металлическими бляхами, не столько прикрывающими наиболее уязвимые места, сколько приделанными для красоты. Шлема на голове нет, длинные чёрные волосы заплетены во множество мелких косичек с вплетёнными в них разноцветными лентами, на руках перчатки с наклёпанными шипами. Ноги обтянуты незнакомой мне мелкочешуйчатой бронёй красноватого оттенка, открытых мест не видно. Вооружен он боевым трезубцем и ловчей сетью, как гладиаторы древних времён. Многим прославился этот тип. Хорошего, впрочем, в его славе трудно найти. Один из самых жестоких маньяков-садистов, регулярно принимающих участие в боях без правил, проходимых в городе Карадосе, бывшей столицы королевства Латрия. Его любимое занятие — не просто выбить из своего соперника в клетке дух, а сделать это максимально болезненным способом, да ещё на потеху охочей до подобных зрелищ публике. Учитывая обстоятельства, что на эти бои некоторые кланы отправляют своих должников, не успевших вовремя расплатиться и заведомо не способных противостоять такому бойцу — выглядит это очень некрасиво. Ещё он любил устраивать охоту на начинающих или потерявших божественную благодать паладинов, ибо других просто боялся. Попавшим в его сети игрокам ничего приятного не светило, даже быстро уйти на перерождение. На него тоже неоднократно объявляли охоту, однако он редко появлялся вне мирных зон без внушительного сопровождения. И сам он весьма силён, учитывая выход в четвертьфинал этого турнира. "Подлую" приставку к нику приобрёл в тех же боях без правил и даже неоднократно хвалился ей. Что поделать, такова его вторая натура. В моём взгляде его окружал ярко-алый ореол злостного ПК-шера, пробуждая самые кровожадные чувства. Кровожадности прибавляли и громкие крики его группы поддержки с трибун, заметно перебивавшие шум остальной зрительской массы: Наратан, Наратан, Наратан!!! Звучало это как "на таран". Кстати, один из его излюбленных приёмов, правда, не против такого бронированного противника как я.

Отмашка судьи к началу поединка, Колизей затихает, и гигант, явно красуясь перед публикой, громко кричит:

— Сдавайся, Тёмный Лорд, иначе будешь долго страдать, прося пощады!

Его группа поддержки подхватила его крик, продолжая скандировать: Наратан, Наратан, Наратан!!!

112
{"b":"237884","o":1}