ЛитМир - Электронная Библиотека

212 2. Маргарита де Валуа, седьмой ребенок Генриха II и Екатерины Медичи, родилась 14 мая 1553 года, поэтому на момент смерти отца ей было шесть лет.

213 3. Генрих Лотарингский (1550-1588), третий герцог де Гиз после смерти своего отца Франсуа Лотарингского (1563), до этого – принц де Жуанвиль. Будущий глава Католической лиги, убитый по приказу Генриха III.

214 4. Маркиз де Бопрео, Генрих де Бурбон (1547-1560) – принц крови, единственный сын Шарля де Бурбона, принца де Ла Рош-сюр-Йон, и Филиппы де Монтеспедон. Погиб в результате несчастного случая.

215 5. В действительности девять и двенадцать лет соответственно.

смотрела на них, как они играют возле короля моего отца, и сказала, что выбираю маркиза. На вопрос отца: «Отчего же? Он не столь красив», ибо принц де Жуанвиль был белокур и белокож, а маркиз де Бопрео обладал смуглой кожей и темными волосами, я ответила: «Потому что он более послушный, а принц не может оставаться в покое, не причиняя ежедневно кому-нибудь зла, и стремится всегда верховодить». Определенно, слова мои стали предвестием того, что мы увидели позднее. [22]

1561

Подобную же настойчивость я обнаружила, чтобы сохранить свое вероисповедание, во время диспута в Пуасси, когда весь двор склонялся к ереси [216]. Многие придворные дамы и кавалеры настойчиво побуждали меня изменить решение, и даже мой брат герцог Анжуйский, позднее король Франции [217], в свои детские годы не смог избежать пагубного воздействия гугенотской религии и неуклонно убеждал меня изменить мою веру. Он бросал в огонь мои часословы, а взамен давал псалмы и молитвенники гугенотов, заставляя меня носить их с собой, каковые сразу же по получении я передавала моей гувернантке мадам де Кюртон [218]. Она, благодаря милости Божьей, к моему счастью, осталась католичкой и часто сопровождала меня к добрейшему господину кардиналу де [23] Турнону [219], который советовал мне и на216 1. Религиозно-политический диспут в доминиканском монастыре Пуасси открылся 9 сентября 1561 года и продолжался чуть больше месяца. Его инициаторами стали королева-регентша Екатерина Медичи и канцлер Франции Мишель де Лопиталь, отстаивавшие позиции веротерпимости. На диспуте присутствовала вся королевская семья, включая одиннадцатилетнего Карла IX и восьмилетнюю Маргариту де Валуа. Королева-мать и канцлер пытались примирить враждующие религиозные стороны путем открытого диспута и изъявления мнений представителей обеих религий: католиков представляли кардиналы Гиз-Лотарингский и Турнон, кальвинистов (гугенотов) – Теодор де Без, один из духовных лидеров протестантов, однако в итоге дело закончилось безрезультатно. При дворе и повсеместно во Франции к тому моменту возникла даже некая мода на протестантизм: о своей приверженности новой религии объявили как знатнейшие персоны королевства – королева Наваррская Жанна д’Альбре, принцы Конде, семейство Шатийонов (Колиньи, д’Андело), старшая герцогиня де Монпансье, – так и простые дворяне. Такой выбор был связан в том числе с политическим засильем т.н. триумвирата герцогов Гиза, Монморанси, маршала де Сент-Андре и их клиентел, фактически находившихся тогда у власти.

217 2. Герцог Анжуйский, Эдуард-Александр, в то время еще герцог Орлеанский, после конфирмации принявший имя Генрих (1564), четвертый сын Генриха II и Екатерины Медичи (после Франциска II, принца Луи, скончавшегося в 1550 году, и Карла IX), будущий король Польши (1573-1575) и последний король Франции из династии Валуа под именем Генриха III (1574-1589).

218 3. Мадам де Кюртон, Шарлотта де Вьенн (1514 – ум. после 1580), дочь Жерара де Вьенна, с 1548 года – супруга Жоашена де Шабанна, сеньора де Кюртона, сенешаля Тулузы и капитана почетной свиты Екатерины Медичи. В первом браке – жена Жака-Луи де Монбуасье, маркиза де Канийака. В 1552 году назначена воспитательницей королевских детей.

219 4. Кардинал Франсуа де Турнон (1489-1562) – видный государственный и религиозный деятель, одна из самых значительных фигур во французской истории XVI века. Известен как вдохновитель итальянских походов французских королей, писатель и талантливый дипломат. Пользовался особым влиянием при Генрихе II, возглавляя частный совет короля. Проявил себя как сторонник Контрреформации и непримиримый противник протестантской религии. Во многом благодаря его усилиям религиозный диспут в Пуасси 1561 года потерпел неудачу. См.: François Michel. Le Cardinal François de Tournon. Homme d’Etat, ставлял меня стойко переживать все, чтобы сохранить истинную веру, и вновь одаривал меня часословами и четками вместо сожженных. Мой брат герцог Анжуйский и его окружение, желая, чтобы я отреклась, находили их у меня и, впадая из-за этого в гнев, оскорбляли меня, говоря, что меня наущают так поступать потому, что я мала, и глупа, как моя гувернантка, и не имею своего рассудка, и что все люди с умом, независимо от возраста и пола, видя, как проповедуется правда, уже отказались от религии ханжей. Брат при этом добавлял угрозы, повторяя, что королева наша мать [220] прикажет меня высечь. Однако все это он говорил только от себя лично, поскольку королева ничего не знала о его ошибочных суждениях, которые он высказывал, а когда однажды узнала о них, то изрядно наказала его и заодно его гувернеров, повелев последним обучать, как и прежде, в духе истинной, святой и древней религии наших отцов, от которой она сама никогда не отходила. Я пребывала еще в довольно нежном возрасте семи или восьми лет, и поэтому, залившись слезами, рассказала ей об угрозах брата, о том, что он хотел приказать меня высечь и даже убить, если того пожелает; но ради моей веры я вытерплю все адские муки, если доведется их испытать.

Среди других моих ответов еще не раз встречались подобные суждения и решительность, но мне более хотелось бы рассказать об ином, и я продолжу мои воспоминания единственно с того времени, когда я получила право присоединиться к свите королевы моей матери с тем, diplomate, mécène et humaniste (1489-1562). Paris, 1951.

220 5. Королева наша мать – Екатерина Медичи (1519-1589), с 1533 г. – жена второго сына Франциска I герцога Генриха Орлеанского, с 1559 г. – короля Франции Генриха II. Дочь герцога Урбинского Лоренцо Медичи и Мадлен де Ла Тур д’Овернь, французской принцессы. Начиная с 1559 г., регулярно привлекалась своими сыновьями Франциском II, Карлом IX и Генрихом III к управлению страной, в том числе дважды – в качестве регентши Франции.

чтобы уже не покидать ее. Так как недовольство [24] результатами диспута в Пуасси привело к началу войны [221], меня вместе с младшим моим братом герцогом Алансонским [222] как самых маленьких отослали в Амбуаз [223], где собрались все окрестные дамы. В их числе была и Ваша тетка, мадам де Дампьер [224], с которой мы тогда подружились, и дружба эта продолжалась вплоть до ее смерти, а также Ваша кузина госпожа герцогиня де Рец [225], которая познала в том месте милость Фортуны, освободившей ее от тягостных оков ее первого мужа господина д’Аннебо, погибшего в битве при Дре [226], ибо он был 221 6. Широкомасштабные гражданские войны во Франции начались после резни гугенотов в местечке Васси 1 марта 1562 года, которая была осуществлена по приказу герцога Франсуа де Гиза, однако столкновения на религиозной почве начались двумя годами ранее. Историки расходятся во мнении, с какого года начинать отсчет гражданских войн: называются, соответственно, 1559, 1560, 1561 и 1562 годы. А. Д. Люблинская настаивала на первой дате, см.: Документы по истории гражданских войн во Франции. 1561-1563 гг. / Под ред. А. Д. Люблинской. М.-Л., 1962. С. 6.

221 6. Широкомасштабные гражданские войны во Франции начались после резни гугенотов в местечке Васси 1 марта 1562 года, которая была осуществлена по приказу герцога Франсуа де Гиза, однако столкновения на религиозной почве начались двумя годами ранее. Историки расходятся во мнении, с какого года начинать отсчет гражданских войн: называются, соответственно, 1559, 1560, 1561 и 1562 годы. А. Д. Люблинская настаивала на первой дате, см.: Документы по истории гражданских войн во Франции. 1561-1563 гг. / Под ред. А. Д. Люблинской. М.-Л., 1962. С. 6.

25
{"b":"237891","o":1}