ЛитМир - Электронная Библиотека

234 8. Паспье (passe-pied) – «старинный французский танец, возникший, по-видимому, в Северной Бретани. […] Музыкальный размер придворного паспье – ¾ или ⅜, начинается с затакта. Паспье близок к менуэту, но исполнялся в более быстром темпе. Включался в инструментальную сюиту между ее основными танцевальными частями (обычно между сарабандой и жигой)» (Музыкальный словарь);

1569

В царствование благородного короля Карла, моего брата, несколько лет спустя после нашего возвращения из большого путешествия, гугеноты возобновили войну [235]. Король и королева моя [28] мать пребывали в Париже, когда один дворянин из свиты моего брата герцога Анжуйского, ставшего позднее королем Франции, прибыл от него с известием, что он значительно уменьшил армию гугенотов и надеется, что король и королева смогут приехать через несколько дней к началу новой битвы. Он просил оказать ему честь увидеть их перед сражением, чтобы отдать отчет о своих действиях, добавив в конце, что если Фортуна, завидующая его славе (которую он обрел в столь молодом возрасте), после доброй службы королю, католической религии и государству захочет триумф его победы совместить с его похоронами, то он покинет этот мир с малым сожалением, оставив их обоих удовлетворенными его службой, честь исполнения которой была на него возложена. Последнее он счел бы более почетным, нежели трофеи, приобретенные двумя первыми победами [236]. Посудите сами, как эти слова запали в сердце нашей доброй матери, которая жила только ради своих детей и была готова тотчас же отказаться 235 1. Маргарита продолжает свои воспоминания уже в период Третьей религиозной войны (1568-1570).

235 1. Маргарита продолжает свои воспоминания уже в период Третьей религиозной войны (1568-1570).

236 2. Герцог Анжуйский, с 29 августа 1568 года генерал-лейтенант королевских армий, весьма успешно воевал с протестантами в 1568-1569 годах и одержал ряд блестящих побед. Видимо, Маргарита имеет в виду сражение у Жазенея (провинция Пуату на западе Франции) 17 ноября 1568 года, когда войскам герцога удалось дать отпор отрядам принца Конде и заставить их отступить, и знаменитую битву при Жарнаке 13 марта 1569 года, когда гугеноты во главе с Конде потерпели сокрушительное поражение от армии герцога Анжуйского, а сам принц был убит. См.: Шевалье П. Генрих III. Шекспировский король. М., 1997. С. 165-172.

от жизни ради их спасения и спасения их государства, и которая особенно любила герцога Анжуйского.

Она сразу же приняла решение отправиться в путь вместе с королем, заставив его ехать вместе с ней, в сопровождении небольшой группы дам ее свиты: в их числе была я, герцогиня де Рец и мадам де Сов [237]. Летя на крыльях желания и материнской любви, она проделала путь из Парижа в Тур за три с [29] половиной дня [238]. Путешествие было связано с неудобствами и многими происшествиями, достойными осмеяния. Особенно это касалось бедного кардинала де Бурбона [239], который никогда не покидал королеву-мать, хотя не обладал ни здоровьем, ни сложением, ни хорошим настроением для подобных тяжелых переездов. Мы прибыли в Плесси-ле-Тур [240], где находился мой брат герцог Анжуйский с главными военачальниками его армии, представлявшими собой цвет принцев и сеньоров Франции. В их присутствии герцог обратился к королю с торжественной речью, дабы 237 3. Мадам де Сов, Шарлотта де Бон (1547-1617) – знаменитая куртизанка XVI века, дочь Жака де Бона де Санблансе и Габриэли де Сад, внучка суперинтенданта финансов Франции Жака де Санблансе, казненного за растраты по приказу Франциска I. Придворная дама Екатерины Медичи, которая активно использовала ее в политических и сексуальных махинациях. С 1581 года – хранительница гардероба и драгоценностей королевы-матери. В описываемое время была замужем за Симоном де Физесом, бароном де Совом.

238 4. Маргарита здесь смешивает несколько эпизодов: в момент битвы при Жарнаке (см. выше) двор находился в Лотарингии, где оставался до середины мая, после вернувшись в Париж. Столицу Карл IX и Екатерина Медичи покинули 27 мая (точнее говоря, королевский кортеж отправился из пригородного королевского замка Сен-Мор) и уже 1 июня прибыли в лагерь герцога Анжуйского, располагавшегося в местечке Блан (провинция Берри). Видимо, этот переезд и запомнился Маргарите. Однако в Турень и город Тур королевская семья прибыла гораздо позже – в августе 1569 года. См.: Шевалье П. Генрих III. С. 180-182; Клула И. Екатерина Медичи. М., 1997. С. 337-338.

239 5. Кардинал Шарль де Бурбон (1523-1590) – брат Антуана де Бурбона и принца Людовика де Конде. Венчал своего племянника Генриха Наваррского и Маргариту де Валуа в 1572 году. Как единственный католик в доме Бурбон-Вандомов – наследников Валуа – в 1589 году Католической лигой был провозглашен королем Карлом X. Умер в плену у Генриха Наваррского.

240 6. 28 августа 1569 г. в замке Плесси-ле-Тур состоялся королевский совет, на котором Генрих Анжуйский выступил с большой речью об успехах в войне с гугенотами. См.: Эрланже Ф. Генрих III. СПб., 2002. С. 82.

240 6. 28 августа 1569 г. в замке Плесси-ле-Тур состоялся королевский совет, на котором Генрих Анжуйский выступил с большой речью об успехах в войне с гугенотами. См.: Эрланже Ф. Генрих III. СПб., 2002. С. 82.

дать отчет об отправлении своих обязанностей с того момента, когда он покинул двор. Это было проделано с большим искусством и красноречием, произнесено с такой изысканностью, что он вызвал восхищение у всех присутствующих, тем более что его весьма юные годы подчеркнули и показали осторожность его высказываний (более подобающих старику, убеленному сединами, или же бывалому капитану, чем юноше шестнадцати лет [241], на чело которого, правда, уже были возложены лавры двух выигранных им сражений). Его красота, которая делает все поступки приятными, настолько блистала, что казалось, будто она бросает вызов Фортуне: кто из них сделает его более знаменитым? [30]

Что чувствовала при этом моя мать, которая любила его более всех детей, невозможно выразить словами, как нельзя передать горе отца Ифигении [242]. Наверное, любая другая королева проявила бы открытый восторг из-за такой необыкновенной радости, но только не она, душу которой никогда не покидала осторожность. Сдерживая свои порывы, как она могла это делать, и показав с очевидностью, что сдержанность помогает не делать того, чего хочешь, – не выставлять напоказ свою радость и не расточать похвалы (которые заслуживал ее совершенный и обожаемый сын), она единственно отметила в его речи некоторые заключения, которые затрагивали военные дела, дабы вынести их на совет присутствующих при 241 7. Генриху Анжуйскому, родившемуся 19 сентября 1551 года, в августе 1569-го было, соответственно, почти восемнадцать лет.

242 8. «Ифигения – в греческой мифологии дочь Агамемнона, предводителя греческого войска во время Троянской войны. Когда греческий флот, направлявшийся под Трою, задержался из-за отсутствия попутного ветра, жрец Калхант объявил, что богиня Артемида гневается на греков за оскорбление, нанесенное ей Агамемноном, и требует принести ей в жертву Ифигению. Уступая настойчивым требованиям ахейского войска, Агамемнон вызвал Ифигению под предлогом ее бракосочетания с Ахиллом. В момент жертвоприношения Ифигения была похищена с алтаря Артемидой, заменившей ее ланью. Сама же Ифигения была перенесена богиней в Тавриду и сделана жрицей в ее храме» (Мифология. Иллюстрированный энциклопедический словарь. СПб., 1996. С. 338).

этом принцев и сеньоров и принять нужное решение, обеспечив необходимые условия для продолжения военных действий. С этой целью нам нужно было провести еще несколько дней в этом месте. В один из дней, когда королева моя мать прогуливалась в парке с некоторыми принцами, мой брат герцог Анжуйский попросил меня пройтись с ним по боковой аллее, где обратился ко мне со словами: «Сестра моя, то, что мы росли вместе, только обязывает нас любить друг друга сильнее. Вы, верно, не знаете, что из всех братьев я всегда более остальных желал Вам добра и видел также, что Вы по природе своей отвечаете мне такой же дружбой. До настоящего времени мы поддерживали ее безо всякого умысла, и союз наш не приносил иной пользы, кроме единственно удовольствия, которое мы получали от совместных бесед. Это было хорошо в наши детские годы, но сейчас уже не время быть детьми. Вы видите, какими прекрасными и великими обязанностями наделил меня Бог и в каком духе воспитала меня королева, наша добрая мать. Вы должны верить, что я люблю и почитаю Вас более всего на свете и разделю с Вами все свои почести и блага. Я знаю, что Вы обладаете достаточным [31] умом и рассудительностью, чтобы суметь послужить моим интересам перед королевой нашей матерью, дабы помочь мне сохранить милость Фортуны. Ибо моя главная цель – поддерживать доброе расположение королевы. Я опасаюсь, что мое отсутствие может лишить меня ее милостей, поскольку война и обязанности, которыми я обременен, заставляют меня всегда быть вдалеке. Однако король мой брат постоянно рядом с ней, льстит и угождает ей во всем. Боюсь, если так пойдет и дальше, это причинит мне вред: когда король мой брат возмужает, не будет развлекаться только охотой и, будучи от природы храбрым, станет еще и честолюбивым, то захочет заменить охоту на животных охотой на людей, а меня – отстранить от должности командующего, которую он мне доверил, чтобы самому встать во главе армий. Все это может обернуться для меня крушением и вызвать столь сильное неудовольствие, что я скорее предпочту страшную смерть, чем испытаю подобное унижение. В опасении чего, изыскивая способы предотвратить несчастье, я считаю необходимым воспользоваться помощью особенно преданных персон, которые представляли бы мои интересы подле королевы моей матери. Я не знаю никого более подходящего, чем Вы, поскольку считаю Вас своим вторым я. Вы обладаете для этого всеми качествами, которые только можно пожелать: умом, рассудительностью и преданностью. Только бы Вы захотели быть обязанной помочь мне, присутствуя постоянно при церемонии пробуждения королевы, в ее рабочем кабинете, при ее отходе ко сну, короче говоря, – целый день, дабы вынуждать ее общаться с Вами. Вместе с тем я расскажу королеве о Ваших способностях, о том, что она получит от Вас утешение и поддержку, заверю ее, что стоит не обращаться с Вами как с ребенком, а прибегать к Вашим услугам в мое отсутствие, как это делал бы я. Уверяю Вас, она так и поступит. Оставьте Вашу робость, разговаривайте с ней с уверенностью, как Вы говорите со мной, и поверьте, она будет к Вам расположена. Для Вас настанет золотая пора и выпадет счастье быть любимой ею. Вы сделаете много для себя и для меня. Благодаря Божьей и Вашей помощи моя добрая Фортуна сохранит ко мне свою милость».

27
{"b":"237891","o":1}