ЛитМир - Электронная Библиотека

И ребята дружно ответили:

— Осилим. Перенесём.

— Отлично, — сказал Николай Андреевич. — В таком случае идите сюда, — позвал он их за собой и повёл в бывшую учительскую комнату. — Вам, как самым настоящим богатырям, придётся вот какой груз нести, — указал он на груды свёрнутых географических карт и на глобусы. — Можно сказать, моря и горы переносить будете. На, герой, держи земной шар! — и передал Павлику глобус.

Учителя и старшие школьники помогали рабочим грузить на автомашины парты, снятое с крыши железо, двери и оконные рамы. Во дворе было шумно, весело. Но Павлика с каждой минутой всё больше брало уныние. Он думал, что школу сразу погрузят на какой-нибудь домовоз, а её собирались разбирать чуть ли не по кирпичику. Так можно до вечера стоять и ждать, когда разберут такой большой двухэтажный дом. А может, и до вечера не разберут. Да когда это ещё перевезут все кирпичи, да когда-то из них начнут складывать такой же большой новый дом… У-у, какая это длинная канитель! И всё время придётся тут торчать, чтобы тоже быть участником переноски?.. Это не входило в его планы. Он думал: раз-раз — и готово. Хорошо, что Николай Андреевич сказал, обращаясь к старшеклассникам:

— Ребята, кто сопровождающим будет? — И отобрал пятерых, по человеку на машину.

Павлик догадался, что старшеклассники будут сопровождать груз на новое место, и крикнул:

— Я тоже буду сопровождающим.

— Очень хорошо, — отозвался Николай Андреевич. — Полезай в кабину к отцу.

Но Павлику хотелось ехать в кузове, на самом верху. Оттуда лучше будет всё видно. Можно даже сидеть за партой, будто в классе.

— А мы? — растерянно спросил Минька.

— А вы — на другие машины, — по-своему распорядился Павлик, не дожидаясь разрешения Николая Андреевича.

Грузовик, на котором поехал Павлик, вёз парты, классные доски, какие-то упакованные ящики и те самые моря и горы, которые Павлик со своими ребятами переносил из учительской комнаты. Вместе с Павликом груз сопровождал ученик девятого класса. Его звали Костя.

Павлик сидел на ящике, придерживаясь за парту рукой, и перед ним открывались широкие дали, освещённые ярким солнечным светом. Машина поднялась на гору, и весь город с поблёскивающей за ним Волгой был перед глазами. Мало в городе оставалось домов, меньше половины. А скоро и эти снесут, и будет видно с горы, как внизу плещется море. Самое молодое из всех морей на земле!

— Костя, — обратился Павлик к своему спутнику. — А моря бывают очень большие? Много больше этого города?

Костя улыбнулся.

— Морей на земном шаре больше, чем земли, — сказал он.

— На этом вот шаре? — указал Павлик, на торчавший между ящиками глобус.

Костя приподнял глобус и зажал его между коленками.

— Вот смотри, — водил он пальцем по краям неровных голубых пятен. — Это всё вода. Моря и океаны. А вот это — земля, — указывал он на коричневатые и зелёные очертания. Потом крутнул глобус, нашёл какое-то место и ткнул в него пальцем. — А вот тут мы живём.

— Где, где мы? — щурился Павлик.

— Это вот Волга течёт, — показывал Костя на тоненькую извилистую ниточку, — а вот тут, около этого изгиба, мы и живём.

Удивительно! Все моря и все земли видны на глобусе. А он такой маленький. Как футбольный мяч.

Хорошо было ехать с Костей. Он рассказывал о морях и океанах, о том, какие они большие, глубокие и какие рыбы водятся в них.

— А язи есть? — поинтересовался Павлик.

Нет, язи там не водятся. Жалко.

Уже давно скрылся старый город, дорога шла по окраине соснового бора, и вскоре вдали показались первые

строения тоже большого нового города. Он начинался у опушки бора, и в нём сразу строились целые улицы. Вот почему в старом городе осталось мало людей. Все — здесь. И все строят, строят. Одни складывают стены, другие поднимают стропила, третьи уже красят крыши яркой, поблёскивающей на солнце зелёной или красной краской. И всюду пахнет сосновыми стружками. Здесь было куда веселее, чем в старом городе.

Машина остановилась на большой площади, от которой лучами расходились новые улицы.

Павлик думал, что школу перенесут из старого города и поставят на новом месте точь-в-точь такой, какой она была раньше. А оказывается, школа здесь строилась совсем новая. Она подведена уже под самую крышу и была больше, красивее прежней. А около школы — пустырь. На нём осенью школьники будут сажать деревья фруктового сада. Так сам Костя сказал.

С машины разгрузили парты, перенесли в большой сарай ящики, карты и глобусы, и в это время подъехала ещё одна машина, на которой сопровождающим был Вовка. Павлик очень обрадовался, увидев его. Захотелось похвастаться новыми знаниями. Вовка уже проучился в первом классе, а интересно, — знает ли он, где, например, Тихий океан?

— Какой? — наморщил Вовка переносицу.

— Тихий.

Вовка подумал, поправил на голове свою форменную фуражку.

— Подумаешь, Тихий, — пренебрежительно скривил он губы. — Тихий и знать-то не очень интересно. Я зато знаю где бурный. А ты знаешь где?

Где бурный океан, — Павлик не знал. Не сказал ему Костя об этом.

Вот и не пришлось похвалиться. Трудно состязаться с Вовкой. И ничего удивительного в этом нет, потому что он учится в школе. А Павлик даже читать как следует не умеет. Только понаслышке что-нибудь приходится ему узнавать.

7. ПРОПАВШАЯ ВОЛГА

Теперь Павлик уже многое видел: и Волгу, и старый город, и новый, но не видел только самого главного — стройки.

— Её за целый день не обойдёшь, — предупреждал Вовка, уже не раз побывавший там. — Гидростанция с плотинами— это тебе раз; верхние шлюзы — два; нижние — три, — отсчитывал он. — А сколько всяких заводов! Камнедробильные, бетонные, арматурные… Сварщики начнут арматуру сваривать, — так искры кругом и летят.

— Интересно, Вовка?

— Ага.

— А как туда попасть?

— Очень просто, — говорил Вовка. — Сесть на автобус и доехать до Шлюзового посёлка. А оттуда всё строительство видно.

Если бы было просто, Павлик тогда бы и не задумывался. А как же просто, когда мама не пускает, говорит, что там маленьким нечего делать?

Павлик и не собирался что-нибудь делать там. Но по-смотреть-то ведь надо!

— Я с Вовкой поеду, — говорил он. — Вовка — большой, в школе учится.

Но и с Вовкой не отпускали его.

Счастливый случай выпал самым неожиданным образом. Павлик встретил у себя в Порт-городе девятиклассника Костю, который рассказывал ему про моря и океаны.

— Здравствуй, Костя, — поздоровался с ним Павлик. — Ты куда идёшь?

Костя сначала его не узнал; прошло уже много времени с того дня, когда они вместе ехали на машине. А потом вспомнил и улыбнулся.

— А, это ты, — сказал он и подал Павлику руку. — Здравствуй. Где же ты со своей командой пропадаешь? Школу-то без вас переносят.

— Оттуда только кирпичи возят. А кирпичи — не интересно, — откровенно сказал Павлик.

— Так, — с добродушной снисходительностью похлопал его Костя по плечу. — Ну, а чем же теперь занимаешься?

— Ничем, — передёрнул Павлик плечами. — А ты чем?

— На гидроузел сейчас поеду, посмотрю. Давно уже не был там.

— Ой, Костя… — вцепился Павлик обеими руками в его руку. — Возьми меня. Я совсем никогда не был там. Возьмёшь, а?.. Возьми!

— А тебя отпустят? — спросил Костя.

— Отпустят. С тобой отпустят. Пойдём, вон наш дом. Вон, с зелёным крыльцом.

И Павлик привёл Костю домой.

— Мама, а вот Костя, — сообщил он.

Мать готовила обед, чистила картошку. Она приветливо кивнула Косте головой.

— Здравствуйте, — и остановила на нём вопросительный взгляд.

С минуту все трое молчали. Павлик думал, что Костя станет просить отпустить его, Павлика, с ним. А Костя ждал, когда об этом заговорит сам Павлик.

— Ну, что ж?.. Так и будем стоять молча? — улыбнулась мать.

Костя смутился, а Павлик подтолкнул его рукой, чтобы он начал скорее просить.

— Вот он… — забыл Костя, как зовут Павлика. — Мальчик ваш…

10
{"b":"237898","o":1}