ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если это Доцент, то где Циркач? Коваленко уже дал знать Саше, тот Лиде, а сам лихорадочно ищет глазами главного. Его не видно. «А что, если Доцент едет один? Просто так, домой, к товарищу или еще куда-нибудь, — пронеслось в голове старшего сержанта. — В этом случае наша радость преждевременна». Молодой человек в вельветовом костюме прошел в середину салона. Остановился. Чуть впереди — мужчина в черном кожаном пиджаке и синем берете. У того рост средний, шатен, а вот лица, как назло, не видно. Коваленко начинает соображать: как будто через заднюю дверь тот, кто в кожаном пиджаке, сейчас не входил. До этой остановки ни одного в коже не было. Следовательно, он вошел через переднюю площадку. Может быть, это и есть Циркач? Но как узнать? Не станешь же заходить вперед и рассматривать.

Следуя команде старшего, Саша Волобуев прошел вперед и остановился рядом с Доцентом, а точнее, по его левую руку. Лида оставалась на месте, сзади Коваленко. Тот продолжал стоять в проходе, наблюдая за вельветовым и кожаным пиджаками. И за женщиной — яркой блондинкой, стоящей рядом с ними. Что у нее в руках, не видно. Так проехали одну остановку, другую… На третьей вошла шумная компания молодых людей — человек семь-восемь. В вагоне стало совсем тесно. А тут еще водитель резко затормозил перед светофором. Все качнулись вперед, потом назад.

Коваленко смотрит, не отрывая глаз. Вот едва заметно дрогнуло правое плечо того, кто в кожаном пиджаке. Приподнялось его плечо и застыло…

Коваленко, сделав энергичное движение корпусом, продвинулся вперед. К сожалению, целлофановая сумка мешала разглядеть манипуляции Циркача. Но что он уже побывал в сумочке стоявшей рядом блондинки, у Коваленко сомнений не было.

Когда Доцент, несколько выпрямившись, сделал полшага вперед, Коваленко громко и решительно крикнул:

— Держите воров!

Услышав команду, Александр Волобуев, в одно мгновение обернувшись, схватил Доцента за руки. Коваленко уже держал Циркача. Кстати, когда тот обернулся и возмущенно произнес: «Безобразие! Как вы смеете!» — сержант его сразу узнал.

— Я из уголовного розыска. Прошу следовать вперед, — приказал Коваленко и стал продвигаться к выходу. До его слуха доносилось:

— Не имеете права! Я студент… Как вы могли подумать! — Это кричал Доцент, поглядывая по сторонам и желая найти сочувствующих. И они, кажется, уже нашлись.

— А может быть, и в самом деле студент? — послышался чей-то хриплый мужской голос.

Не молчали и другие.

— А кто украл? У кого?

— Позвать милицию!

Не обращая внимания на возгласы, Лида подошла к той самой женщине, у которой, по предположению Коваленко, похитили деньги. Она стояла спокойно, не ведая, что весь сыр-бор разгорелся из-за нее.

— Гражданка, посмотрите, все ли у вас цело? — обратилась Лида, но, увидев недоумевающее лицо, добавила: — Проверьте в карманах, в сумочке…

И только после этих слов женщина, поняв суть происшедшего, стала дрожащими руками открывать свою сумку, а когда открыла, то тут же бросилась на Циркача:

— Отдай мои облигации! Украл! Отдай!

— Какие облигации и на какую сумму? — спросил Коваленко, стараясь преградить путь потерпевшей, которая так хотела вцепиться в Циркача.

— На две с половиной тысячи. Трехпроцентный заем. Только сейчас взяла в сберкассе…

В это время автобус подошел к остановке. Водитель открыл переднюю дверь, Волобуев вывел Доцента, Коваленко — Циркача, а Лида вышла с потерпевшей и двумя свидетелями. Здесь, на остановке, в окружении толпы любопытных, Волобуев ощупал карманы Доцента. В правом лежала пачка облигаций трехпроцентного займа. Увидев их, потерпевшая вновь бросилась, но теперь уже на Доцента.

Понимая, что автобусная остановка — явно неподходящее место для обысков, осмотров и составления протоколов, Коваленко лихорадочно думал: как лучше поступить? Но в это самое время, на его счастье, появился инспектор ГАИ и, сразу догадавшись, в чем дело, предложил свои услуги: рядом стоял «рафик».

Через десять минут старший сержант Коваленко докладывал дежурному городского управления о задержании карманных воров.

А еще через пять приступил к исполнению своих обязанностей следователь.

Записки прокурора

Встать! Суд идет - img_8.jpeg

Деятельность прокуратуры СССР направлена на всемерное укрепление социалистической законности и правопорядка и имеет задачей охрану от всяких посягательств:

закрепленного Конституцией СССР общественного строя СССР, его политической и экономической систем;

социально-экономических, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гарантируемых Конституцией СССР и советскими законами;

прав и законных интересов государственных предприятий, учреждений и организаций, колхозов, кооперативных и иных общественных организаций.

Всей своей деятельностью прокуратура способствует воспитанию должностных лиц и граждан в духе добросовестного исполнения своих конституционных обязанностей, соблюдения законов и правил социалистического общежития.

Статья 2 Закона СССР о прокуратуре СССР.

Путь к истине

Встать! Суд идет - img_9.jpeg

В тот день был хозяйственный актив райкома, на который пригласили и меня. Планировали закончить его к обеду, но заседание затянулось. Воспользовавшись перерывом, я позвонил к себе в прокуратуру: нет ли чего нового и срочного. Секретарь, Вероника Савельевна, сказала, что со мной настойчиво добивается встречи какая-то гражданка из Рощино. Село Рощино — на отшибе, человек проделал немалый путь. Поэтому сразу по окончании хозяйственного актива я решил заглянуть на работу.

Гражданка из Рощино была крепкой молодой женщиной. Плечи — что у мужика. Угрюмые, глубоко посаженные глаза. Поначалу она вела себя несмело. При ее коренастой, могучей фигуре это выглядело довольно неестественно.

— Может, мне, гражданин прокурор, все в заявлении изложить? — сказала она низким, чуть хрипловатым голосом.

— Раз уж вы сами приехали, рассказывайте, — попросил я.

— Не знаю, с чего и начать…

— С фамилии.

— Парабук, — произнесла поспешно посетительница. — Анна Прохоровна… До сих пор величали товарищем, а теперь — гражданкой.

Она расправила на коленях широкопалыми руками юбку из толстого сукна, потом провела ладонью по губам.

— Так какая же у вас просьба? — спросил я.

— Десять лет работала в магазине, одни только благодарности имела. И между прочим, от милиции. За охрану социалистического имущества. Нынче же милиция записала меня в воровки. А я ведь сама побежала к участковому. Как увидела кражу, ни секунды не медлила. Не побоялась, что подумают.

— Где произошла кража?

— Как где? В моем магазине.

Парабук смотрела на меня в упор. Взгляд сердитый, тяжелый взгляд.

— Что похищено?

— Деньги. Пятьсот шестьдесят восемь рублей.

— Откуда их похитили?

— Из магазина.

— Где они лежали? Как это случилось?

— В ящике лежали. Железном. Утром пришла открывать магазин, отперла ключом ящик, а денег нет. Всю выручку взяли.

— Вы должны были сдать ее инкассатору.

— Не приехал инкассатор, — буркнула Парабук.

— Сейф накануне не заперли?

— Свой ящик я непременно закрываю перед закрытием. Накладные держу, часто мелочь какая остается… Все-таки деньги…

— Замок не был взломан?

— Не был. Ваш Бутов говорит, что ключом открывали. Я не знаю, чем открывали, но факт налицо — выручки не было.

Так, значит, этим делом занимается Сергей Сергеевич Бутов, совсем еще молодой человек, который недавно закончил заочно Высшую школу милиции и месяца два назад был назначен следователем районного отдела внутренних дел.

— Только одна угроза и лежала.

29
{"b":"237902","o":1}