ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вижу, — сказал я. — Вы останетесь или поедем домой?

— Если разрешите, то я с вами.

— Конечно.

Сергей Сергеевич, поеживаясь, залез в мокрый плащ. Мы вышли к машине.

— Взглянем на магазин, — предложил я, мне хотелось самому посмотреть на место происшествия.

— Парабук работает? — спросил я по дороге у следователя.

— Работает, — ответил он, кутаясь в свою промокшую одежду.

На первых порах Сергей Сергеевич хотел было отстранить продавщицу от работы. Я ему посоветовал повременить с решительными мерами.

— Сейчас направо, — сказал Бутов водителю. Слава завернул в переулок, и показался небольшой каменный дом с деревянной пристройкой. — Приехали.

В темном помещении тускло светилась лампочка. Было тесно, пахло хозяйственным мылом и дешевым одеколоном. У прилавка стояли два покупателя — старуха в мужском плаще и девочка лет десяти.

Анна Парабук что-то взвешивала на весах и, увидев нас, как мне показалось, на мгновенье растерялась. На ней был чистый белый халат, темная косынка повязана узлом на затылке.

Сунув старухе кулек и приняв деньги, Парабук тихо сказала девочке:

— Поди, Татьяна, придешь попозже…

— Мамка стирает, за мылом послала. — Девочка протянула продавщице руку с несколькими монетами.

Парабук, не глядя, сгребла деньги, автоматически протянула куда-то руку и подала кусок мыла. Проводив покупательницу до порога, с лязгом закрыла тяжелую щеколду.

— Опять осматривать будете? — обратилась она почему-то к одному Бутову.

Лицо у Парабук было мрачное, под глазами заметны жгучие тени. Она двинулась впереди нас походкой тяжеловеса. Мне стало жаль ее. Я почти физически ощутил горе этой женщины.

За основным помещением следовала небольшая подсобка, заставленная коробками, ящиками, мешками. На простом столе стоял ящик, обитый цинковым железом. Тот самый, который фигурировал в деле как сейф. Окошко едва пропускало свет сквозь грубые, толстые металлические прутья. Из подсобки дверь выходила во двор, усыпанный мокрыми, прибитыми к земле опавшими листьями.

— Здесь мы живем, — просто сказала Парабук.

В глубине дворика темнел деревянный сарай. К нему прилепилась оштукатуренная беленькая пристройка.

— Всякий инструмент держим, — указала хозяйка на сарай. — А это флигелек. Паша летом спит.

Парабук с трудом подавила вздох. И я еще раз подумал: велико же ее горе, если сын действительно погиб.

— Дома обыск будете делать? — спросила продавщица.

— Нет, — сказал Бутов и спросил, видимо, чтобы несколько разрядить обстановку: — А супруг ваш где?

— На почту побежал, с родственниками телефонный разговор заказан. Пашу все спрашиваем… А, пустое все это, — горестно махнула она рукой…

Распрощавшись с Парабук, мы поехали вдоль села. Слава поминутно чертыхался. Машина перелезала через колдобины, буксовала. Из-под колес летели фонтаны грязи.

— Вон просеку видите? — показал рукой следователь.

Рощинские дома дугой опоясывали поле. Дорожка отрывалась от последней избы и прошивала стену темного леса, застывшего вокруг села.

— По ней школьники ходят в Житный. Этим путем ушел последний раз и Павел.

— А какое настроение было у мальчика накануне исчезновения? — спросил я следователя.

— Какое настроение? Весь вечер просидел над гербарием. Хотел на следующий день удивить учительницу. Вот и удивил… — с грустью в голосе ответил Бутов.

Наша машина выбралась наконец на шоссе, и шофер перестал костерить дорогу. Под шинами зашелестел асфальт.

— В глухом закуточке расположен магазин, — сказал я. Мысли мои перескакивали с одного на другое.

Действительно, путаное было дело. Странная кража, записка, подброшенная в железный ящик, пропавший паренек.

— Сергей Сергеевич, может, мы подключим к этому делу и нашего следователя? — спросил я. Если это убийство, делом должна заниматься прокуратура. Я не хотел, чтобы Бутов истолковал мое предложение, как недоверие. Однако порядок есть порядок.

— Это уж как вы считаете нужным, — отозвался Бутов. И я не понял: ему было все равно или он скрывает обиду.

Некоторое время мы ехали молча.

— Ладно, пока продолжайте расследовать сами, — сказал я, будучи убежден, что с мальчишкой просто какое-то недоразумение или несчастный случай.

Меня вызвали в областную прокуратуру, и я, намереваясь пробыть в командировке день-два, задержался на целую неделю. А когда вернулся домой, узнал, что Сергей Сергеевич почти не вылазит из Рощино. Вскоре следователь был у меня.

— Картина вырисовывается следующая, — начал он свой доклад. — В тот день, когда Павел Парабук исчез, его видели утром направляющимся в сторону леса двое свидетелей. Пенсионерка и совхозный бухгалтер. Он прошел мимо их дома с портфелем и удалился по просеке.

— Это, кажется, было известно и раньше.

— Подождите, Захар Петрович. Я заостряю ваше внимание. Итак, Павел проследовал по дороге в лес. Помните, когда мы были в Рощино, я вам показывал эту просеку. Минут через десять — пятнадцать по той же дороге и в том же направлении проехал на велосипеде слесарь Кропотин…

Сергей Сергеевич сделал паузу.

— Тот самый, что был накануне хищения в доме Парабуков? — уточнил я.

— Вот именно. Проезд Кропотина подтвердили еще несколько человек. Это понятно. Велосипед всегда будоражит собак. Поэтому слесаря и заметили. Кропотин тоже въехал по просеке в лес и, естественно, скрылся за деревьями. На работу он явился с большим опозданием. Был злым и раздраженным.

— Вы его допрашивали?

— Неоднократно. Он говорит, что поехал в Житный пораньше к открытию хозяйственного магазина за рубероидом, залатать прохудившуюся крышу. Сначала Кропотин показал, что магазин якобы был закрыт. Потом сказал, что магазин был открыт, но рубероида не было.

— Вы проверили?

— Конечно. Ложь. Самая отъявленная. Магазин был открыт — это раз, рубероид продавали до обеда — это два.

— Постойте, он не привез рубероид?

— Вот именно. Никакого рубероида он не привозил.

— В хозяйственном магазине помнят, что он приезжал? Ну, интересовался нужным ему товаром?

— Продавец говорит, что к открытию магазина приезжает много народа. И вообще осень у них — горячая пора. Люди готовятся к дождям и холодам, чинятся, ремонтируются. Короче, продавец его не помнит.

— Но это еще не доказательство. Кропотин в тех краях, как вы говорите, человек сравнительно новый. Хозмагазин — место бойкое, народу много.

— Я понимаю, — кивнул Бутов. — Однако слесарь сам сказал, что поехал в Житный за рубероидом. Он мог назвать что угодно. К теще, к знакомой, к приятелю. Но Кропотин упорно твердит: хотел купить рубероид. А этот самый рубероид он не привез, хотя хозмаг в то время был открыт и нужный товар имелся. Я правильно рассуждаю?

— В принципе — да. Как же Кропотин объясняет несоответствие его показаний с действительным положением вещей?

— Никак. Молчит. Далее. Я спрашиваю: ты Павла Парабука обогнал в лесу? По логике, на сколько тот мог уйти за десять — пятнадцать минут, что их разделяли по времени? Дорога там, по существу, одна. А так — бурелом, запутанные тропинки. Но Кропотин утверждает, что мальчика он не видел.

— Может быть, парнишка свернул на более короткий путь? Он был пеший, а Кропотин на велосипеде.

— Я проделал такой эксперимент. Попросил нескольких товарищей Павла по отдельности показать, как они обычно идут в школу. Маршрут, показанный всеми, совпадал с тем, по которому якобы ехал до Житного и обратно слесарь на велосипеде.

— Мальчишка же! Какой-нибудь птичкой заинтересовался или за белкой погнался. Свернул в сторону…

— Павел спешил. Он был в тот день дежурный, а дежурные приходят раньше всех из класса. Я узнавал, их учительница очень строго относится к дисциплине. Представляете, мальчик думает об одном — скорее прийти в школу. Главное, он несет в портфеле замечательный гербарий!

Я невольно улыбнулся.

— Разноречивые и путаные показания слесаря Кропотина позволяют сделать определенные выводы. — Следователь посмотрел на меня и поправился: — Могло быть так. Он видел из своего дома, что Павел прошел по дороге в лес. Один, без товарищей. И тут же отправился вслед на велосипеде, чтобы осуществить свою страшную угрозу. Это в том случае, если Кропотин заранее обдумывал преступление. А возможно, что Кропотин действительно собрался приобрести рубероид и встретил мальчика случайно. У них возникла перебранка, и в порыве гнева Кропотин ударил Павла или совершил другое действие, повлекшее за собой смерть мальчика. Но дело сделано. Надо надежно спрятать труп. О намерении ехать в магазин Кропотин и думать забыл…

33
{"b":"237902","o":1}