ЛитМир - Электронная Библиотека

Склад был старый, пыльный и сильно погрызенный крысами. Стены его — вперемешку доски-бетон-алюминий — давно требовали покраски, а предметы, скопившиеся на полках, поражали воображение своим многообразием и бессмысленностью.

Смотритель склада скучал. Он скучал так уже лет тысячу, а может, и целых две. На носу у него сидели потрескавшиеся очки и мохнатый паук в колпаке с бубенчиками, на пальцах фальшиво сияли тусклые золотые кольца, а холодные голубые глаза внимательно смотрели на мир, фиксируя любые происходящие в нём изменения. Вон полетела муха, вот лучик света проник сквозь прохудившуюся крышу, кто-то к стойке протопал… К стойке…Протопал…

— Не отдавайте им! — тихо прошептал голос снизу.

— Не понял… — ошеломлённо произнёс Смотритель.

— Ни за что не отдавайте! — жаркий шёпот стал громче — внизу явно встали на цыпочки в надежде быть услышанными.

— Так не отдавать-то что?! — Смотритель попытался разглядеть посетителя, однако стойка была широкая, а тянутся было лень.

— Ничего не отдавайте, — прошептали из-под стойки.

— Кому не отдавать-то?! — Смотритель начинал терять терпение, а паук на его носу нервно вязал флаг кубинской революции.

— Им, — голос внизу был почти неслышен.

— КОМУ ИМ?!!! — не выдержал Смотритель и резко перегнулся через стойку. Паук зазвенел бубенчиками. Внизу скромно, на цыпочках, стоял ёжик.

— Ты кто? — удивился Смотритель.

— Моё имя и порядковый номер вам ничего не скажут, — хлюпнул носом Тридцать второй справа. — Я спасаю вас от ужаснейшего кошмара.

— Это ещё от какого? — удивился Смотритель.

— Вот он придёт — сами узнаете, — уклончиво ответил ёжик.

— Кто придёт? — брови Смотрителя стремительно карабкались всё выше и выше — он уже ничего не понимал.

— Узнает, — Тридцать второй справа нервно оглянулся, затем поманил лапкой Смотрителя. Тот нагнулся ещё ниже. — Только смотрите, я вам ничего не говорил.

— Они придут, и будут просить чего-то. Я думаю, что Мечту, — быстро-быстро затараторил ёжик на ухо смотрителю. — А вы её не давайте!

— Да я и не дам, — хмыкнул смотритель. — Если у них документа нету.

— У них «Нада!» есть, — печально пробормотал Тридцать второй. — Оно сильнее документа.

— Нет ничего сильнее документа! — жестко поставил точку Смотритель. — Нет документа — нет и мечты.

— Ну смотрите, как знаете. Я вас предупреждал. Вы им только Мечту не отдавайте… — и Тридцать второй справа выскользнул за дверь.

Через пять минут в дверь постучали. Тараном. На пороге стоял Главный Ёжик.

— Здравствуйте, я за Мечтой, — скромно шаркнул он ножкой.

— А у вас документ есть? — коварно поинтересовался Смотритель. — И вообще, зачем она вам?

— Нада! — уклончиво ответил Главный Ёж.

Глаза Смотрителя остекленели, и он отправился искать на полках Мечту. История повторялась. Паук тихо вязал шарфик.

Пыльная, потёртая Мечта стояла на пеньке. В ней не было ничего особенного, она была самая обыкновенная. Но ёжикам было всё равно. Мечта была белая, пушистая, и, что самое главное ЕЖИНАЯ.

Всё будет хорошо

Сказочки про ежиков (СИ) - i_029.jpg

Однажды ёжики решили, что всё будет хорошо. Как эта мысль прокралась в их коварные, усеянные колючками головы — я не знаю. Но к добру это не приведёт, я вам говорю, как главный ёжиковед мира. Страшным это закончится. Ибо ёж — существо хитрое, злобное и безжалостное. А то, что оно добрым притворяется — так это что бы всех обмануть. Потому вы как хотите, а я лучше спрячусь. Под стол. Ибо если ёжи решили, что всё будет хорошо, то…

Дверь вышибли тараном. Обломки её, задумчиво повисев в воздухе 2 и 76 сотых секунды, плюхнулись на пол и затаились.

— Здравствуйте, — вежливо произнёс Главный Ёжик и бочком протиснулся в проём. За ним аккуратно, перешагивая через фрагменты двери и стараясь не греметь многочисленными музыкальными инструментами, пробралась вся стая.

Фея, застывшая в позе статуи «Кухарка управляет государством», уронила на пол поварешку. Та, звякнув, укатилась под кровать. И всем сразу стало неудобно.

— Извините, — буркнул Главный Ёж. — Мы ненадолго. И с дверью как-то неудобно получилось.

— Ы-ы-ы, — фея попыталась что-то сказать, но, к сожалению, растеряла все слова — они стремительно разбежались по углам и теперь нагло и беспринципно показывали оттуда язык.

— Абсолютно верно, — судорожно сглотнув, Ёжик лапкой смахнул пот. — Мы тоже так считаем, верно, ребята? — резко обернулся он к стае, и все кроме тридцать второго ёжика справа, дружно кивнули.

— Я не согласен, — гордо пискнул он.

— С чем? — сурово спросил Главный Ёжик.

— С «Ы-ы-ы», — шмыгнул носом Тридцать второй справа. — Как-то неубедительно прозвучало.

— Ы-ы-ы, — ещё раз промычала фея.

— Во-во, видите! Что я говорил! — запрыгал Тридцать второй. — Я же…

— Да, — задумчиво хмыкнул главный Ёжик. — В чём-то ты прав. Унесите его.

— Правду не задушишь! — прохрипел, вырываясь, Тридцать второй справа. — Ваше «Ы-ы-ы» — не «ЫЫЫ»!

— Ну и Б-г с ним, — главный Ёжик облёгчённо промокнул лоб платочком. — Ну и пускай не «ЫЫЫ». Так о чём это мы? Ах, да! Мы хотим, что б всем было хорошо!

— ЧЕГО?!!! — заорала фея. — Хорошо? Всем?!!! Очумели?! Да вы кто такие? Да вы…

— Мы ёжики, — гордо задрал мордочку Главный ёжик. — Мы — стая.

— Стая ёжиков, — обречённо вздохнула фея. — А все говорят, что слоны розовые. Брехня! Не, надо меньше пить, — и взяв дрожащей рукой банку растворимого кофе, она опрокинула её в рот, и залила всё кипятком из чайника. Глаза у феи старательно полезли на лоб. А ёжики — остались.

— Мы не слоны, мы — ёжики, — уверено произнёс Главный. Фея в досаде сплюнула на пол.

— Мама, а вот ты говорила, что плеваться нехорошо, а тётя, — громко и яростно зашептал неизвестный маленький ёжик.

— Тётя — дура, — безапелляционно заявила его мать и на всякий случай дала детёнышу подзатыльник. Главный Ёж смущённо кашлянул. В рядах стаи, было подвергнувшихся брожению, вновь воцарился порядок.

— Вам чего? — обречённо поинтересовалась фея.

— Нам — что б всё было хорошо, — уверенно произнёс Главный.

— Зачем? — удивилась фея.

— Нада! — уклончиво ответил Ёжик.

— Так не бывает — что б всё хорошо! — буркнула фея.

— Не бывает? — разочаровано переспросил Главный Ёж.

— Зуб даю! — искренне ответила фея.

— Тогда извините, — Ёж аккуратно надел на голову кивер. Стая подтянулась, и, взяв в лапы музыкальные инструменты, выстроилась в колонну.

— До свидания, — и Главный Ёжик, взмахнув жезлом тамбурмажора, вышел из комнаты. За ним, стройным шагом, в ногу, удалился ежиный оркестр.

Музыка стихла вдали. Все ушли. А фея — фея осталась. Она стояла в дверном проёме и смотрела ёжикам в след. И почему-то, по какой-то странной и непонятной причине, ей казалось, что они её не поверили.

Ёжики шли ровно, медленно и тожественно. Они играли марши, танго, вальс, частушки. Одна мелодия сменяла другую, от полонеза до польки. Ёжики шагали вперёд, не оглядываясь. Затем Главный Ёж махнул жезлом — и стая заиграла джаз, умопомрачительный новоорлеанский диксиленд. Он нёсся в высь и вплетался в музыку неба. Ёжики шагали вперёд. А за их спиной, там, где они прошли, ВСЁ СТАНОВИЛОСЬ ХОРОШО.

Возвращение ёжиков

Сказочки про ежиков (СИ) - i_030.jpg

Однажды ёжики решили вернуться. «Почему?» — спросите изумлённо вы. «Нада!» — уклончиво ответят эти наглые твари. Коварства им не занимать. Вечно строят козни и грозят миру если не разрушением, то глобальной катастрофой как минимум. Вам страшно? Мне — очень. Это потому, что я знаю больше вас и представляю все последствия того ужаса, что они с собой принесут. Но вы смеётесь? Зря, честно скажу, зря. Пускай вас не вводит в заблуждение нос-пуговка, смешные иголки и маленькие, чёрные глазки. Ёж — хитёр и коварен. Он хищник, и гуляет сам по себе. И я иду копать погреб, с бетонными стенами, крепкими потолками, и запасами еды на зиму. И всё потому, что однажды…

6
{"b":"237905","o":1}