ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Мирра нахмурилась и вернула банку на полку:

   - Ну что ж, если ты не хочешь добровольно поддаться шантажу, я заставлю тебя подчиниться силой!

   Заявление весьма самонадеянное. Маркус ответил на него презрительной усмешкой, которая схлестнулась со зловещей ухмылкой Мирры.

   Душа зеркала погрозила убийце пальцем и упорхнула в ванную.

   Джульетта и Вероника обменялись встревоженными взглядами. Что же она задумала?

   Зашумела вода. Маркус напрягся. Дверь открылась. На пороге стояла Мирра. Её одежда осталась лежать на полу. Волосы отливали серебром, стеклянное тело светилось.

   - Дамы и господа, - торжественно начала Мирра, и голос её был высоким, звонким, нечеловеческим, - мы начинаем! Я, - она протянула к Маркусу руку, охваченную ослепительным синим свечением, - забираю твою силу!

   Она провела ладонью по его затылку и вытащила из-за уха убийцы осколок зеркала:

   - Я забираю твою волю! - застывшее лицо Маркуса отразилось в осколке. - Я забираю твою душу!!!

   Кусочек стекла, охваченный синим пламенем, исчез в ладони Мирры:

   - Теперь ты не можешь ослушаться меня! Отныне ты мой!!! - громовым голосом произнесла душа зеркала.

   Сверкнуло серебро. Мирра исчезла. В уборной зашумела вода.

   Джульетта помотала головой, разгоняя волшебное наваждение. Вероника скукожилась на раскладушке, подтянув одеяло до подбородка. Маркуса била дрожь, отчего сотрясался весь этаж.

   В комнату вернулась Мирра: одетая, в человеческом обличии, без сияния.

   - Встать! - скомандовала она.

   Маркус подчинился. Стена затрещала, когда пять пар наручников потянули бельевую сушилку вверх.

   - А, да, - небрежно взмахнула рукой Мирра. - Девочки, давайте-ка снимем с него браслеты. Они нам больше не понадобятся.

   В воздухе сгустилось сомнение, образовав гигантские буквы: "ТЫ УВЕРЕНА?"

   - Он полностью в моей власти! - рокочущим гласом древних пророков провозгласила Мирра и тут же перешла на приблатненные интонации пророков современных: - Не бойся, крошка Маркус, когда спасем наших товарищей, я верну тебе твою душу. Лады?

   Маркус кивнул. Исполин был повержен.

   Маркусу с самого детства вбивали в голову, что он - бездушная скотина, годная лишь на то, чтобы служить покорным оружием в руках настоящих людей. Многие годы он исполнял волю губернатора. Несчастный воробей, по стечению обстоятельств окочурившийся в дымоходе, напомнил Маркусу, что некогда в его жизни все было иначе. Это воспоминание было зыбким, ненадежным, как обещание незнакомки. Но его хватило, чтобы бездушный государственный убийца засомневался: быть может, у него все-таки есть душа (или типа того). Несколько минут назад благодаря толстой рыжей бабе Маркус воочию узрел свою душу. Он получил неоспоримые доказательства её существования. Едва это случилось, его душу вновь отняли, запечатали в куске стекла и запрятали где-то...где-то...

   Взволнованное магией воображение Маркуса постепенно приходило в свое исходное состояние мёртвого штиля.

   Он чувствовал, что не в силах противиться приказам Мирры. Он обязан был делать все, что она велит: потому что иначе не мог и потому что страстно желал вернуть свою душу.

   ***

   Морально сломленный противник сидел на раскладушке. Вероника обрабатывала ушибы, синяки и порезы от наручников, которые он успел заработать со вчерашнего вечера. Мирра сидела на столе напротив широко распахнутого окна и болтала ногами.

   Вернулась Джульетта, нагруженная продуктами. После завтрака, проходившего в гнетущей тишине, устроили совещание.

   - Значит так, - деловито начала Мирра, перекатываясь с носка на пятку, - двое наших товарищей сидят в местной тюрьме. Внимание, вопрос: как их оттуда вытащить? Отвечает Маркус!

   - Устроить побег.

   - Гениально! У нас выявился лидер в конкурсе на самые очевидные ответы! Ладно, уточним запрос: как именно организовать этот побег?

   - Не обижайтесь, - примирительно попросила Вероника. - Это она так со всеми.

   Мирра со своей ядовитой манерой общения очень напоминала Маркусу капитана городской стражи Рихарда Твиста. Это раздражало, но было хотя бы понятно. Вероника же казалась Маркусу чуднОй зверушкой.

   Джульетта хлопнула ладонями по столу.

   - Ну что? - жалобно посмотрела на нее Вероника.

   - Мы попусту тратим время! Они уже сутки в тюрьме, а мы тут воркуем с этим...Все! Я беру арбалет и...

   - Правильно! - поддержала её Мирра. - Идешь туда, встречаешь десяток вооруженных до зубов стражников и, значит, им такая: "Вам арбалет не нужен? В полцены отдам!"

   - Перестаньте! - воскликнула Вероника и впилась в Маркуса глазами мокрого оголодавшего лемура: - Маркус, пожалуйста, помогите нам вытащить наших друзей!

   Это было совсем новое ощущение. Его никогда ни о чем не просили. Приказывали, умоляли о пощаде - но не просили. И Маркус понял (хотя, возможно, причиной тому было колдовство), что он не умеет отказывать в просьбе. Он внимательно посмотрел на них. Изучил каждую. Высокая, черноволосая, похожая на аристократку, но явно не из неженок, готова сейчас же нестись сломя голову в бой, не важно, что нет ни оружия, ни противника. Маленькая, щупленькая, простая, как куст сахарного тростника, отсутствие жизненного опыта и переизбыток идеализма выбиты на лбу огромными буквами. Рыжая, коренастая, с округлой фигурой, но острым, как мачете, характером, едва ли человек. Только благодаря её волшебству они сумели его победить. Тягаться с волшебником под силу только другому волшебнику.

   Они требовали от него помощи, требовали плана действий. Маркус мог бы объяснить им, что никогда ничего не планировал и не решал. Ему давали задание - он его выполнял. Все задания были однотипными: убить. В спасательных операциях Маркус ни разу не участвовал. Он мог бы все это сказать. Но слова застревали в горле. Маркус не привык говорить с людьми. Не рапортовать, не допрашивать, не уточнять детали операции, а просто говорить. Поэтому в конце концов, пошамкав губами, Маркус выдавил:

   - Я не знаю.

   - Чего ты не знаешь, чучело?! - обрушилась на него Мирра. - "Низняю"! И это государственный убийца! Зашибись!

   Маркус почувствовал себя задетым. Полжизни на него орали, вслед ему шипели проклятия и оскорбления, а ему было наплевать. Но вот сейчас ему вдруг стало обидно, и собрав волю в кулак, Маркус попытался объясниться:

   - Я всю жизнь ловил людей, пытал людей, убивал людей. Я никогда их не спасал.

   - Пфф, тоже мне проблема! А ты представь, что тебе нужно поймать наших товарищей для дальнейшего допроса. Вот что бы ты сделал?

   Такая постановка вопроса была привычной и понятной. Ни секунды не колеблясь, Маркус выдал:

   - Войти в здание, убить дежурного за стойкой. Убить двух стражников в холле. Взять ключи. Зачистить помещение. Вывести объекты через пожарный выход.

   Им это не понравилось. Первой заговорила Вероника:

   - Э...А можно ли сделать то же самое, но...без убийств?

   Секунду Маркус соображал:

   - Можно. Войти в здание, вырубить дежурного. Первому стражнику прострелить ногу из арбалета, второго - о стойку, перелом позвоночника, первого об пол - сотрясение мозга. Взять ключи. Запустить отравляющее...

   - Стоп! - прервала его Мирра. - А без убийств, сотрясений, переломов и отравы? Что-то вроде "мягко усыпить", временно обездвижить...Временно - имеется в виду на пару часов, а не на полгода с последующим курсом реабилитации.

   Выслушав её, Маркус глубоко задумался. Наконец, решение созрело:

   - Прийти ночью. Взломать пожарный выход. Взломать камеру. Вывести объекты.

   - И...- Мирра в смятении захлопала глазами. - И всё? А как же охрана.

   - Так ночь же, - недоуменно пояснил Маркус. - Никого нет. Дежурный спит.

43
{"b":"237907","o":1}