ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Весь дом был полон тревожных знаков, вопящих об опасности. Но их заслонили следы многочасового пребывания трех женщин. Из-за них само пространство вокруг изменилось, и уставший Маркус не заметил угрозы.

   Он вошел в комнату и стал жадно пить воду из чайника. Будто бы мало ему сегодня было воды! Лишь когда стены заколыхались, а пол поменялся местами с потолком, Маркус осознал, что у воды был странноватый привкус. В багровом тумане потухающее сознание Маркуса разглядело нахальное веснушчатое лицо:

   - Тут и сказочки конец! - с присвистом объявил незваный гость и захихикал. - Печально-печально, я ожидал большего. Наверное, гадаешь, кто я? Я твой преемник. Сменщик, стало быть. И я первый, кому удалось тебя уделать!

   Он зашелся противным хихиканьем, а Маркус подумал, что он заблуждается: пальму первенства у него из-под носа увела Мирра. Почему-то эта мысль была приятной.

   - Меня зовут, - новый государственный убийца сделал драматическую паузу. - А, не важно! Теперь все будут называть меня Фантомом! Клево, да? Это я сам придумал!

   Он выхватил из-за пазухи...

   - Знаешь, что это такое? - хвастливо спросил Фантом. - Это волшебная палочка! Настоящая, восьмизарядная. Её изготовили на одной подпольной фабрике неподалеку от Города. Это название такое. Дурь, правда? Назвать город Городом! Хотя мне наплевать. Вроде бы этот Город исчез. Испарился. Но мне повезло: они успели выслать мне волшебную палочку перед тем, как сгинуть. Я везунчик, хо-хо! Говорят, если пальнуть заклинанием в человека, от него останется только лужица жидкого дерьма. Ну, что скажешь? Пальнуть в тебя? Пальнуть? А? Хотя нет, от такого здоровенного урода натечет целое море говна. Я сделаю по-другому. Ап! Ап! Ап! Ап!

   Он послал по одному заклинанию в каждый угол комнаты. Пол и стены занялись пламенем.

   - Та-даам! - прокричал Фантом. - Огненное кольцо! Надеюсь, тебе тут будет не шибко жарко. Это была шутка! Счастливо оставаться.

   Дверь захлопнулась. Комната пылала. Маркус лежал на полу. Потолок над ним медленно вращался. Жаль. Жаль, что больше не доведется увидеть небо Эс-Марини. Море. Рыжий песок. Было жарко. Было больно. Было...да...это было сожаление...

   Сквозь удушливый дым, пламя, треск, грохот до Маркуса донеслись голоса:

   - Ё-моё! Ну и жарища! Ага, значит, это и есть государственный убийца Эс-Марини?

   - Да.

   - Псих, который предположительно замочил свою семью и которого боится весь остров?

   - Да.

   - Тот мужик, который нашинковал тебя, как капусту?

   - Да.

   - Ага. И мы его спасаем?

   - Да!!! Проблемы?

   - Нет-нет, я просто так. Уточняю детали.

   До Маркуса долетело несколько капель воды. Пол, стены и потолок вновь закружились в дикой пляске.

   - Септимус, скорее! Вытаскивай его и валим отсюда!

   - Умная, да? Вытаскивай! Нешто я ломовая лошадь?!

   - Баран ты безрогий! Вероника, чего копаешься? Помогай!

   - Огонь! Огонь не тушится!

   - Плюнь!

   - Спятила? Тут целое ведро воды не помогло, а ты говоришь...А, ты в этом смысле...

   - Говорила, надо было Ганса позвать! Эй ты, чучело! Пошевелись хоть немножко! А не то мы тут гикнемся, как четыре копчушки!

   Маркус чувствовал, что его куда-то волокут, поднимают, поддерживают. Повинуясь скорее инстинктам, чем разуму, он стал двигаться в направлении, в котором его подталкивали. Целую вечность он блуждал по лабиринтам. А потом сознание Маркуса отключилось.

   ***

   Фантом вприпрыжку шествовал по улице.

   Эс-Марини! Отныне это его остров! Будто к его, Фантома, пальцам привязаны сотни невидимых ниточек, на конце каждой из которых жизнь кого-то из обитателей острова. Отныне он по своему собственному усмотрению будет дергать эти ниточки, а в минуты особой скуки - обрывать их. А начнет он с тех девок, которых не сумел добить недоумок Маркус.

   - Добрый вечер, - приветливый голос, мягкий и тихий, подобный журчанию ручейка или шипению змеи, нарушил ход мыслей Фантома. Мгновение спустя из тени материализовался обладатель голоса. Фантом оскалился. Пришло время перерезать ниточку. Чик!

   Из волшебной палочки вылетело заклинание и врезалось в незнакомца. Фантом триумфально улыбнулся и рухнул. Из его шеи торчал нож.

   Людвиг аккуратно вытащил лезвие из трупа, протер и спрятал. Потом забрал у новоиспеченного и уже покойного государственного убийцы волшебную палочку, переломил ее пополам, каждую часть разделил ещё надвое, щепки выкинул в мусорку. Только последние скоты гадят там, где живут. Людвиг таким не был. Он любил порядок.

   ***

   Когда твое сознание покидает реальность, самое важное - запомнить, в каком направлении выход. Маркус утратил ориентиры, и теперь не представлял, где находится. За стеной два женских голоса ожесточенно спорили о достоинствах и недостатках закрытых купальников, и это явно не вписывалось в обыденность Маркуса. Однако за последние полтора дня, оставшихся в памяти государственного убийцы Эс-Марини, реальность успела сильно поменяться. Ключевой точкой поворота стала рыжая женщина, которая не умерла даже после трех прямых проникающих ранений в сердце. Вокруг этого немыслимого факта выстраивалась новая реальность Маркуса. В прежней люди, посмевшие сблизится с ним, умирали, причем именно по его вине.

   Не открывая глаз, Маркус пошевелился. Свое тело он ощущал и пришел к выводу, что оно лежит в горизонтальном положении. Факт, могущий означать что угодно. Подумав, Маркус решился открыть глаза.

   Он лежал на кровати в незнакомой комнате. За стеной женский голос художественным матерком ругал розовый цвет. Голос той, кто не умерла.

   Дверь приоткрылась. В комнату заглянула Джульетта. Заговорщицким шепотком она сообщила кому-то у себя за спиной:

   - Он очнулся.

   - Если он начнет буйствовать...- угрожающе прорычал незнакомый мужской голос. Окончание фразы заменило звяканье металла.

   - Эй, чего вы там столпились? - растолкав людей у двери, в комнату вошла Мирра. - О! Наше солнышко очухалось! Можешь не волноваться: искать тебя не будут. Ты у нас официально числишься трупом. Но с Эс-Марини тебе лучше свалить. Септимус (это мой друг) даст тебе документы и деньги на первое время. Правильно, Септимус?

   - Ну разумеется! - голос бородатого человека, показавшегося в дверном проеме, был наполнен горькой иронией.

   Реальность лихорадило. Маркус неотрывно смотрел на Мирру:

   - Я убил тебя. Но ты не умерла, - наконец выговорил он.

   - Круто, да? - Мирра самодовольно ухмыльнулась. - Спешу успокоить твою профессиональную гордость: ты постарался на славу. Вот только я, дружочек, бессмертная.

   - Значит, - медленно подытожил Маркус, - ты никогда не умрешь?

   - Типа того. Ты можешь, конечно, снова попытаться прикончить меня, хочешь?

   - Нет.

   - Хороший мальчик! Да, кстати, Вероника мне тут семафорит с галерки: держи свою душу.

   Ладонь Мирры налилась призрачно синим сиянием, которое сплелось в мерцающий шарик и, подлетев к Маркусу, растворилось в его груди.

   - Между прочим, соглашение ты нарушил, - пристально изучив свои ногти, Мирра отгрызла с мизинца заусенец. - Но я не в претензии. Так что можешь проваливать.

   - Куда?

   Вопрос застал Мирру врасплох. Нервно дернув плечами, она торопливо пробормотала:

   - А я почем знаю? Куда хочешь. Только за пределы Эс-Марини: если ваш губернатор увидит тебя живым и румяным, его не ровен час удар хватит. Мы, к примеру, едем на Эс-Шеллы.

   Торчащий в дверях Септимус издал тихий стон и, отвалившись от косяка, убрел куда-то прочь.

   Мирра недоуменно посмотрела ему вслед и пожала плечами:

   - Псих!

49
{"b":"237907","o":1}