ЛитМир - Электронная Библиотека

МАРТА: Я тоже. Когда я в Анкоридже или Мельбурне, я всё время думаю о нашем  маленьком домике, где меня ждет мой маленький Бернар.

БЕРТА: Ох, ё-моё!

МАРТА: Когда мне нечего делать в полёте, я беру свой уокман и запираюсь в туалете!

БЕРТА: Неожиданно!

МАРТА: Да! Я слушаю «Гёттердаммерунг» или «Валькирию»; я смотрю на звезды и луну. Я думаю о любимом, и мне кажется, что мы смотрим друг другу в глаза, через кометы и метеоры… Вам так не кажется?

БЕРТА: Да…да…

МАРТА: Это всё так сентиментально! Да?

БЕРТА: Наверное.

МАРТА: А он смотрит?

БЕРТА: Куда?

МАРТА: На луну, звёзды… когда я в полёте.

БЕРТА: Наверное, он посвящает этому какое-то время, но мне он об этом ничего не говорил.

МАРТА: Конечно, не говорил! Это ведь очень личное. О таких вещах не говорят. Это должно оставаться там, в глубине сердца.

БЕРТА: Да, так лучше…  Жизнь и так достаточно сложна сама по себе, чтобы ещё рассказывать кому ни попадя о том, как кто воет на луну. Вы не находите?

МАРТА: Но с вами… я могу об этом говорить… Вы понимаете такие вещи… Вы женщина…

БЕРТА: И служанка! Поверьте,  фройляйн, служанка понимает всё и ни о чем не рассуждает. До мнения служанки никому и никогда нет дела!.

МАРТА: О, нет, Берта! Вы – другое дело!

БЕРТА: Ах, оставьте…

МАРТА: Да, да…

БЕРТА: Да? Вы так думаете?

МАРТА: Уверена! Вы хранительница очага…

БЕРТА: Не преувеличивайте…

МАРТА: Вы юная девственница из легенды о Граале и Нибелунгах!.. Вы сохраняете для меня пламя страсти моего Бернара, который ждет моего возвращения…

БЕРТА: О! Как романтично!

МАРТА: Как я его люблю! Каждый раз, когда я приезжаю, я его люблю ещё больше, и каждый раз, когда уезжаю, сердце разрывается!

БЕРТА: Боже, как сильно… К счастью, всё это только слова.

МАРТА: Нет, это не слова, уверяю вас!

БЕРТА: Верю! Мне вас жаль! Бедная фройляйн!

МАРТА: Да, когда уезжаю… Но когда я возвращаюсь, когда я снова оказываюсь здесь, я возрождаюсь… воскрешаю…

БЕРТА: Вы очень впечатлительны! Ну, не нужно себя доводить до такого состояния! Приберегите свои страсти до того, как он вернётся…

МАРТА: Да, вы правы… Ой, я забыла купить сигареты! Берта, милая, может, вы сходите?

БЕРТА: Конечно! Я вернусь через пять минут!

МАРТА: Danke schon. А я пока приведу себя в порядок… Я схожу с ума от радости… просто схожу с ума!

БЕРТА: И я, фройляйн, и я! (Уходит.)

(Марта выходит в комнату окнами в сад и закрывает за собой дверь. Робер выходит из комнаты окнами во двор, с газетой в руках, садится в кресло спиной к двери, в которую ушла Марта. Марта входит без пилотки, сумки и пиджака. Вдруг она замечает Робера со спины. Она бросается к нему.)

Марта (бросается сзади на Робера и целует его): Lieblings! Обожаю… 

РОБЕР: Позвольте…

Марта (отринула): Ох!..

РОБЕР: Ох!.. Ничего…

МАРТА: О, мёсьё… Простите меня…

РОБЕР: Да что вы, мадемуазель… Наоборот…

МАРТА: Но мёсьё! Что вы делаете в моем доме?

РОБЕР: В вашем доме? Вы хотите сказать - в доме Бернара?

МАРТА: Какая разница, Бернара или моём!.. Это без разницы!

РОБЕР: Я школьный друг…

МАРТА: Да?

РОБЕР: Меня зовут Робер Кастен.

МАРТА: Очень приятно…

РОБЕР: Мне тоже. (Жмут друг другу руки.) А вы Марта, да?

МАРТА: Бернар рассказывал вам обо мне?

РОБЕР: Конечно! Он мне все уши прожужжал! Марта то, Марта сё…

МАРТА: Это приятно! А как же вы здесь оказались без него?

РОБЕР: Ему нужно было уйти… и он попросил меня подождать… Я нежданный гость. Приехал из Экса!

МАРТА: Не может быть!

РОБЕР: Да, да!

МАРТА: Как там прекрасно!

РОБЕР: Да? Вы находите?

МАРТА: О, да! Моя мама тоже жила в Эксе…

РОБЕР: Да что вы!

МАРТА: На какой улице вы живете в Эксе?

РОБЕР: На rue de la Gare, 27.

МАРТА: Какой рю? Банхофштрассе!

РОБЕР: Как?

МАРТА: Банхофштрассе!

РОБЕР: А что это? Банхоф – это вокзал, да?

МАРТА: Ну, конечно!.. Вы должны хорошо знать эту улицу… моя мама жила на Фридрихштрассе!

РОБЕР: Фридрихштрассе?

МАРТА: Да.

РОБЕР: Я не знаю такой штрассе.

МАРТА: Но это невозможно! Фридрихштрассе – это прямо рядом с Банхофштрассе!

РОБЕР: Вы меня удивляете!

МАРТА: Да что вы! Это одна из главных улиц Экса! Фридрихштрассе! По-вашему проспект Мира! В Париже есть точно такая же!

РОБЕР: Но я не знаю…

МАРТА: Вы что, издеваетесь надо мной?

РОБЕР: Да боже сохрани!

МАРТА: А памятник?

РОБЕР: Какой памятник? Там есть только памятник Вовенаргу.

МАРТА: Вовенаргу?

РОБЕР: Да! Философу… Сына своей страны. Никаких других памятников там не наблюдается! Поверьте, у меня все в десятом колене уроженцы Экса!

МАРТА: Вы, вероятно, любитель плоских шуточек?

РОБЕР: Да вовсе нет… Я вам должен объяснить, почему я так уверенно говорю. Мой дед производил оливковое масло, мой отец тоже производил масло, только из миндаля, я тоже занимаюсь орехами. То есть ореховым маслом. Короче, мы умаслили весь Прованс.

МАРТА: Прованс?

РОБЕР: Ну да. А где, по-вашему, Экс?

9
{"b":"237911","o":1}