ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Учитывая опасность нападения со стороны Польши, В. И. Ленин 27 февраля потребовал от Реввоенсовета республики направить все внимание на усиление Западного фронта, принять экстренные меры для быстрого подвоза всего, что только можно, из Сибири и с Урала.84 11 марта 1920 г. В. И. Ленин в телеграмме на имя члена Реввоенсовета Кавказского фронта Г. К. Орджоникидзе указал на опасность нападения буржуазно-помещичьей Польши на Советскую республику и предложил подготовиться к быстрейшей переброске максимума войск на Западный фронт.85 В тот же день В. И. Ленин, информируя Реввоенсовет республики о подготовке Антанты к походу, указал, что с нашей стороны абсолютно необходимы достаточные военные приготовления. Надо быть готовыми к наихудшему. Одновременно В. И. Ленин направил телеграмму члену Реввоенсовета Ю. Уншлихту, в которой предупреждал, что «поляки, видимо, воевать будут. Мы все возможное делаем для усиления обороны. Надо также усилить чрезвычайно агитацию на польском языке. Поможем вам, если надо, людьми, деньгами, бумагой».86

Основное затруднение, возникшее перед советским командованием, было связано с переброской войск на Западный театр военных действий. Только после того, как определилось окончательное поражение Деникина и сибирской контрреволюции, можно было приступить к увеличению сил на Западном фронте. Все войска, какие приходилось перебрасывать на польский фронт, находились в это время от театра военных действий за тысячи километров — в Сибири, на Урале, на Кавказе. Даже при хорошем состоянии транспорта на перевозку этих войск к фронту потребовалось бы значительное время. Однако состояние железных дорог Республики во время гражданской войны было исключительно тяжелым, поэтому в течение полутора месяцев (с 15 марта по 1 мая 1920 г.) на Западный фронт прибыло всего три дивизии двухбригадного состава, а на польский участок Юго-Западного фронта — только одна стрелковая дивизия. Остальные войска к началу мая находились еще в пути.

Тем временем польское командование стремилось создать все условия, чтобы наступление в глубь Советской Украины прошло без особых затруднений. С этой целью польское командование решило перерезать железную дорогу Орша — Жлобин — Коростень — Житомир, связывавшую Западный и Юго-Западный фронты. Они пытались лишить советское командование возможности перебрасывать войска с севера на юг. Выполняя этот план, польские войска заняли в начале марта Мозырь и Калинковичи. Однако Пилсудский просчитался, так как основные резервы советских войск шли не с севера, а из глубокого тыла страны и с Кавказского фронта.

17 апреля 1920 г. Пилсудский отдал приказ о составе польских армий и групп, предназначенных действовать против советского Юго-Западного фронта. В этот же день он отдал директиву о наступлении, ближайшей целью которого являлся захват Киева.

Крушение последнего похода Антанты - scheme01.png

25 апреля 1920 г. буржуазно-помещичья Польша, поддерживаемая империалистами Антанты, начала широкое наступление на Украине. Руководство Польской социалистической партии молчаливо одобрило этот агрессивный акт польской буржуазии и помещиков. 27 апреля на заседании польского сейма, в составе которого были и депутаты Польской социалистической партии была зачитана хвастливая реляция о первых победах польской армии на Украине. В ответ сейм устроил бурную овацию в честь Пилсудского. Ни один из депутатов-социалистов не выступил с осуждением войны. Тем самым лидеры ППС еще раз подтвердили, что они находятся в одном лагере с польской реакцией и империалистами Антанты.

Только Коммунистическая рабочая партия Польши самым решительным образом выступила против антисоветской войны. Она мобилизовывала массы на свержение антинародного правительства Пилсудского, на защиту Советской России. В обращении ЦК Коммунистической рабочей партии Польши «К пролетариям всех стран» указывалось: «…польские рабочие не имеют ничего общего с нападением польского милитаризма на Советскую Россию;

что они самым решительным образом осуждают эту войну, проводимую не в защиту независимости, а в защиту господства мирового капитала;

что в лице Красной Армии они видят не захватчиков, угрожающих нашей свободе, а союзников в нашей революционной борьбе за свободу».87

Наша партия, трудящиеся Советской страны всю ответственность за новую войну возлагали на империалистов Антанты, на польскую буржуазию и помещиков.

«У нас нет сомнения, — подчеркивал В. И. Ленин, — что польское правительство начало эту наступательную войну против воли своих рабочих».88

Вместе с армией Пилсудского в войне против Страны Советов выступили украинские буржуазные националисты, злейшие враги трудящихся Украины.

Польское командование для выхода к Киеву рассчитывало нанести сильный удар в стык 12-й и 14-й советских армий, разобщить их, окружить и уничтожить вначале 12-ю, а потом 14-ю армии.89

Для главного удара были выделены семь пехотных и одна кавалерийская дивизия, а на одесское направление — три пехотные дивизии и конница. Решающую роль в операции должна была играть вновь сформированная 3-я польская армия, командование которой взял на себя Пилсудский. 3-я армия была наиболее многочисленной и состояла из лучших частей польской армии. Особую роль в этой операции польское командование отводило коннице, которая должна была прорваться в тыл советских войск и отрезать им пути отхода на восток.

Советские войска Юго-Западного фронта оказались в исключительно тяжелом положении. Им предстояло выдержать натиск численно превосходящего, хорошо подготовленного противника. Кроме того, в тылу войск Юго-Западного фронта активно действовала вражеская агентура, стремившаяся ослабить боеспособность советских частей. Накануне наступления польских войск две галицийские бригады, занимавшие оборону на участке 14-й армии, спровоцированные агентами Антанты, подняли антисоветский мятеж. Для его ликвидации советское командование вынуждено было использовать все резервы 14-й и часть резервов 12-й армии.

В этот же период активизировали свои действия контрреволюционные банды, бродившие в тылу советских войск Юго-Западного фронта. В правобережной части Украины действовали преимущественно петлюровские, а на Левобережье — махновские банды. Для борьбы с бандитами советскому командованию приходилось выделять значительные силы. Например, только из 12-й армии было послано 8 экспедиционных отрядов, в 150–200 человек каждый. Против махновцев, помимо специальных отрядов, действовали 42-я стрелковая дивизия и другие части.

В этой сложной обстановке и началось наступление интервентов на Украине. На рассвете 25 апреля 1920 г. польские армии атаковали советские войска на широком фронте от Припяти до Днестра. Командовал Юго-Западным фронтом А. И. Егоров, офицер старой армии. С первых дней Советской власти он честно служил делу революции. В 1918 г. А. И. Егоров вступил в ряды Коммунистической партии. Членом РВС фронта был Р. И. Берзин.

Разгорелись ожесточенные бои. Советские войска упорно дрались с врагом. Несмотря на многократное превосходство сил противника, части Красной Армии стойко и мужественно удерживали до последней возможности свои позиции. Примером этому могут служить действия 7-й стрелковой дивизии 12-й армии. Командовал дивизией А. Г. Голиков, а военкомом был Ф. Ф. Рогалев. Противник, имея перевес в силах, в районе Коростеня окружил эту дивизию. Испытывая недостаток в продовольствии и боеприпасах, 7-я дивизия в течение пяти дней самоотверженно сражалась в окружении. Цементирующей силой являлись коммунисты: их было 958 и 294 сочувствующих.90

16
{"b":"237922","o":1}