ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ходе гражданской войны окреп военно-политический союз рабочего класса и трудового крестьянства — основа прочности советского строя. Цементирующей силой этого союза являлся российский рабочий класс и его авангард — Коммунистическая партия. Рабочий класс один не смог бы победить врагов революции, если бы он не имел союзника в лице трудового крестьянства и если бы он не принимал все меры к укреплению союза с ним.

Учитывая наметившийся с осени 1918 г. поворот среднего крестьянства в сторону Советской власти, VIII съезд партии принял историческое решение о переходе от политики нейтрализации середняка к прочному союзу с ним при сохранении в этом союзе руководящей роли пролетариата. Проведение в жизнь этих решений сыграло решающую роль в разгроме интервентов и белогвардейцев в 1919 г., в достижении решающего перелома во всей гражданской войне.

К началу нового антисоветского похода, начавшегося весной 1920 г., Советская власть добилась поддержки подавляющего большинства крестьянства. А это означало, что социальная база Советской власти значительно расширилась и союз рабочего класса и трудового крестьянства стал еще более прочным и могущественным.

За прошедшие два года серьезно окрепли Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, составляющие политическую основу Советского государства. Советы сыграли исключительно важную роль в мобилизации сил для разгрома интервентов. В годы ожесточенной войны они выполняли главным образом роль агитационных и мобилизационных центров.4 В этой области они накопили значительный практический опыт. За истекшие два года влияние Коммунистической партии в Советах еще более возросло. Так, среди делегатов губернских съездов Советов коммунисты составляли в 1918 г. 56,8%, а в 1920 г. — уже 77,3%. Количество же делегатов от других партий (меньшевиков, эсеров, анархистов) в это время быстро шло по нисходящей линии: 24,5% — в первой половине 1918 г., 4,3%— во второй половине 1919 г., и, наконец, в 1920 г. оно упало до нуля.5 В 1920 г. коммунисты составляли 91,7% среди членов губернских и 76,2% уездных исполкомов. На долю представителей других партий падало в губернских исполкомах 0,7%, в уездных — 5,3%.6 В ожесточенной классовой борьбе, во время гражданской войны, меньшевики, эсеры, анархисты полностью разоблачили себя в глазах трудящихся как партии контрреволюционного лагеря.

В борьбе против интервентов и белогвардейцев окрепла и закалилась Красная Армия. Руководствуясь постановлениями VIII съезда РКП(б), Коммунистическая партия и Советское правительство при поддержке трудящихся укрепляли ее боеспособность. Несмотря на тяжелые бои, которые пришлось вести с войсками Колчака, Деникина, Юденича, Миллера, советские вооруженные силы к 1920 г. значительно выросли. В марте 1919 г. в Красной Армии насчитывалось немногим более 1,5 млн. человек, из них на фронтах было 682,6 тыс. человек.7 В феврале 1920 г., по данным «Постоянной комиссии по определению численного состава Красной Армии», созданной при Реввоенсовете республики, в ее рядах уже было 3148 тыс. человек. Из них в действующей армии в мае было 1 882 800 человек.8 Таким образом, примерно за год Красная Армия выросла более чем в 2 раза, а действующая армия — почти втрое.

По своему классовому составу Красная Армия была рабоче-крестьянской. Рабочие составляли в ней около 15%, крестьяне — 77%.9 Состав армии отражал особенности взаимоотношений между двумя основными классами в Советском государстве — пролетариатом, который в численном отношении был в то время сравнительно небольшим, и крестьянством, составлявшим подавляющую часть населения в стране. В. И. Ленин не раз отмечал, что в управлении государством, одним из важнейших органов которого является армия, нам приходится опираться на очень тонкий слой передовых рабочих, которые ведут за собой многочисленный класс трудового крестьянства.

Наличие сильной армии Советского государства являлось серьезной гарантией сохранения его свободы и независимости, условием развертывания мирного социалистического строительства в период наступившей передышки.

Крушение последнего похода Антанты - photo01.jpg

Коммунистическая партия и Советское правительство, несмотря на все трудности военной обстановки, проводили работу по перестройке экономики страны на социалистических началах, на основе политики военного коммунизма. В ходе гражданской войны продолжалась национализация промышленности. Число национализированных промышленных предприятий увеличилось с 2522 на 1 октября 1919 г. до 4141 к апрелю 1920 г. Количество рабочих на этих предприятиях возросло соответственно с 750,6 тыс. до 983 тыс. человек.10 К весне 1920 г. под контролем Советского государства находились не только все отрасли крупной промышленности, транспорт, банки, но и средняя и даже часть мелкой промышленности.

Однако положение Советского государства продолжало оставаться тяжелым. Народное хозяйство страны в результате четырех лет империалистической и двух лет гражданской войны оказалось подорванным. Ни одна из капиталистических стран не имела таких разрушений, какие были в Советской стране к началу 1920 г.

Многие фабрики и заводы, шахты и рудники, железнодорожный транспорт были разрушены интервентами и белогвардейцами. Особенно сильно пострадало народное хозяйство юга Советской России, Сибири, Белоруссии и Украины. Все это привело к тому, что производство промышленной продукции сократилось в несколько раз. Так, например, добыча угля в Донбассе в 1919 г. составила всего 338 млн. пудов против 1543 млн. пудов довоенного, 1913 г.11

В тяжелом положении оказалась и металлургическая промышленность. При отступлении белогвардейцы привели в полнейшую негодность оборудование и затопили рудники Донецко-Криворожского бассейна, дававшего в дореволюционное время ⅔ всей добычи руды в России. Аналогичное положение было и на Урале. Поэтому выплавка чугуна по стране в 1919 г. составила 6914 тыс. пудов, тогда как в 1913 г. — 256 837 тыс. пудов, т. е. упала до 3% довоенного уровня.12 Производство стали составляло менее 5% от уровня 1913 г.

Сильному разрушению подвергся в годы первой мировой и гражданской войн железнодорожный транспорт. Эксплуатационная длина железнодорожной сети упала с 65 тыс. верст в 1916 г. до 23,7 тыс. верст в 1919 г. В начале 1920 г. она составляла 48,9 тыс. верст.13 В конце декабря 1919 г. число неисправных паровозов превысило 56% паровозного парка страны.14 Вследствие этого железнодорожное движение значительно сократилось. Так, если в довоенное время по линии Харьков — Москва ежедневно отправлялось 45 пар поездов, то в начале 1920 г. — только 4–5, максимум 8 пар поездов. Транспорт испытывал большой недостаток в топливе. Железнодорожники, так же как и рабочие промышленности, голодали.

Разруха в промышленности не позволила в широких размерах наладить ремонт подвижного состава на транспорте, не говоря уже о выпуске паровозов и вагонов. Доклады, которые представлялись в начале 1920 г. в ЦК партии и правительству, рисовали картину катастрофического положения на железнодорожном транспорте. Один из комиссаров эксплуатационного управления НКПС сообщал в ЦК РКП(б) о том, что воинские эшелоны из-за отсутствия паровозов простаивают на станциях по месяцу и более.15

2
{"b":"237922","o":1}