ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дивизии и полки стали более полнокровными и боеспособными. В течение апреля — мая и последующих месяцев на Западный фронт прибывали войсковые соединения и части, снятые с других фронтов.

В. И. Ленин внимательно следил за подготовкой контрнаступления Красной Армии. Он требовал от Реввоенсовета республики отчетов о движении эшелонов с войсками, давал указания о том, чтобы ускорить эти перевозки. 12 мая В. И. Ленин направил в Реввоенсовет Кавказского фронта телеграмму, в которой требовал, чтобы дивизии, предназначенные для Западного фронта, были направлены туда без задержек и промедления.

Перебрасывать войска приходилось с Кавказа, из Сибири и других районов, находившихся за тысячи километров от фронта. Дальность перевозок, а также тяжелое состояние железнодорожного транспорта сильно затрудняли пополнение и снабжение войск Западного фронта, но железнодорожники преодолели все трудности, и к 14 мая была закончена переброска 29, 6, 56-й стрелковых и 15-й кавалерийской дивизии. 4, 12, 18 и 21-я дивизии вошли в состав Западного фронта уже после того, как закончилось майское наступление. На польский фронт были направлены все основные силы военной авиации, которой в то время было не так уж много. К началу мая 1920 г. на Западный фронт прибыли 22 авиационных отряда и ожидалось прибытие еще 9 авиационных отрядов.

При подготовке наступления Красной Армии в Белоруссии особое внимание партия уделяла войскам Западного фронта, пополняя их кадровыми рабочими, коммунистами и членами профсоюзов. Так, из 3692 коммунистов, направленных Центральным Комитетом партии в действующую армию в мае 1920 г., Западный фронт получил 2312 человек.3 Кроме того, на Западный фронт прибыло большое число коммунистов непосредственно из местных партийных организаций. Чтобы усилить партийное влияние в частях и соединениях, Политотдел фронта перевел коммунистов из тыловых частей и учреждений в боевые части. Из тыловых учреждений 16-й армии, например, в роты и артиллерийские батареи было переведено 112 коммунистов.

В результате притока коммунистов численность армейских ячеек значительно увеличилась. Так, в 16-й армии число коммунистических ячеек возросло с 302 в феврале до 467 в мае 1920 г., а количество членов партии в них увеличилось соответственно с 3124 до 6660, кандидатов — с 2042 до 2167.4

В 15-й армии число ротных ячеек только за один месяц выросло с 445 до 580, в них состояло 10 228 коммунистов. В результате общего роста партийной организации пополнился членами партии и командный состав частей фронта. В 16-й армии, например, количество командиров-коммунистов увеличилось с 10,9% в январе 1920 г. до 14,2% в мае.

Сравнительно большая для того времени коммунистическая прослойка в армиях Западного фронта позволила в короткий срок укрепить части, поднять в них дисциплину и повысить боеспособность. Опираясь на партийные организации, политорганы развернули широкую партийно-политическую работу по подготовке войск к наступлению. В частях и подразделениях коммунисты проводили среди бойцов беседы, доклады, организовывали митинги. На них рассказывалось о целях нового наступления Антанты против Страны Советов и задачах в связи с этим Красной Армии в деле защиты Советской Родины.

Политическую работу среди войск фронта направлял член РВС фронта Ю. С. Уншлихт. О том, какой большой размах она приняла в этот период, можно судить по примеру 16-й армии, в частях которой только в апреле и мае 1920 г. было прочитано 304 лекции, проведено 1602 собеседования и 691 митинг. Наряду с устной пропагандой большую роль во время подготовки войск к наступлению играла печать. Политотделы фронта и армий выпускали в эти дни большим тиражом листовки и памятки бойцу в связи с предстоящей операцией: в среднем на каждого красноармейца в неделю приходились 2–3 экземпляра разных листовок. Общее количество всех периодических изданий, распространявшихся в войсках фронта, возрастало изо дня в день. Если в апреле 1920 г. оно составляло 3517 тыс. экземпляров, то в мае — уже 6311 тыс.

Политическая работа, проведенная в армиях Западного фронта, подняла в войсках боевой дух, создала высокий наступательный порыв.

Приток вооружения и боеприпасов на фронт все время возрастал. К началу наступления в частях и армейских складах были созданы такие запасы боеприпасов, которые позволяли выделить в среднем на каждого бойца 180 винтовочных патронов и до 400 снарядов на каждое орудие. В снарядах артиллерия Западного фронта нужды не испытывала. На первые дни наступления боеприпасов было вполне достаточно. На фронт был подвезен бензин для самолетов, которые из-за отсутствия горючего до этого использовались в крайне ограниченных размерах. К началу наступления Западный фронт уже имел 10 400 пудов бензина. Кроме того, фронту было выделено дополнительно еще около 24 тыс. пудов бензина.5

Были приняты меры, чтобы на фронт было направлено большое количество обмундирования и созданы запасы продовольствия. Но к началу операции многое еще не было доставлено на фронт. Поэтому за несколько дней до начала наступления, 10 мая 1920 г., с Западного фронта сообщалось в Реввоенсовет республики о нехватке обуви, белья и шинелей. Слабым местом являлась также необеспеченность штабов и войск средствами связи, о чем докладывалось Реввоенсовету республики 8 мая 1920 г. Отсутствие надежной связи серьезным образом отразилось потом на управлении войсками в ходе операции.

Большое внимание уделялось подготовке войскового транспорта, его увеличению. По решению Совета Обороны в стране была проведена специальная мобилизация лошадей и повозок для Западного фронта. Только за один месяц с 1 апреля по 1 мая удалось увеличить число лошадей в войсках и учреждениях фронта с 25,6 тыс. до 35 тыс., повозок — с 7,7 тыс. до 9,1 тыс.6 Но к началу наступления армейский транспорт еще не был полностью подготовлен к обеспечению крупной наступательной операции.

Короткий срок, отведенный на подготовку наступления Западного фронта, не позволил полностью закончить сосредоточение всех людских сил и материально-технических средств, предназначенных для этой операции. Однако минимально необходимые предпосылки для нанесения успешного ответного удара были созданы. Сложные условия военной обстановки требовали не затягивать время с переходом в наступление. Это диктовалось в первую очередь необходимостью облегчить положение войск Юго-Западного фронта. К тому же надо было сорвать наступление, подготовляемое польским командованием в Белоруссии в направлении на Оршу и Витебск, намечавшееся на 17 мая 1920 г.

Первоначально оперативный план наступления войск Западного фронта предусматривал нанесение главного удара силами 16-й армии в направлении Игумен — Минск. Вспомогательный удар должна была наносить 15-я армия, действовавшая севернее 16-й армии. В соответствии с этим планом в районе 16-й армии были сосредоточены основные силы фронта. Сюда были подвезены все 40 тяжелых орудий артиллерии особого назначения, почти вся авиация и технические средства связи. В эту же армию направлялась основная часть прибывавшего пополнения.

Этот план, однако, страдал существенными недостатками. Войскам 16-й армии, действовавшим в направлении главного удара, нужно было начинать свои боевые действия с форсирования реки Березины, западный берег которой противник сильно укрепил. При отсутствии достаточных технических средств для переправы через Березину могла произойти задержка в развитии наступления. Кроме того, противник на этом направлении имел возможность нанести по главной ударной группировке советских войск фланговые контрудары из Борисова и Бобруйска, что также могло осложнить наступление. Серьезным препятствием являлась также лесисто-болотистая местность и бездорожье. В этих условиях было бы весьма затруднительным передвижение артиллерии и транспорта.

28
{"b":"237922","o":1}