ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, Хельга взяла микрофиши и в ноябре отправилась в Лейпциг. Сразу после отхода поезда она посетила туалет. От меня она получила четырехгранный ключ, которым можно было открыть крышку на потолке туалета. За ней находилась шахта с трубами для воды и отопления. Книзу, в направлении рельсов, шахта была открыта. При моей знаменитой неловкости пакетик наверняка бы выскользнул у меня из рук и упал на пути. Но Хельга хладнокровно укрепила его на одной из труб и снова закрыла крышку. Как выяснилось, крышку, очевидно, очень долго не открывали, потому что туча хлопьев сажи вылетела оттуда и запачкала все туалетное помещение. Хельге пришлось пожертвовать частью своего нижнего белья, чтобы почистить помещение, чтобы никто ничего не заподозрил.

Выйдя в Эрфурте, она проинформировала своего брата и меня, после чего я послал телеграмму. Сыщики Штази тоже получили на свой стол эту телеграмму с обратной почтой, так как ее тоже невозможно было доставить, и теперь могли предполагать, о каком поезде, к примеру, могла идти речь. Они догадывались, что указанные в телеграмме сведения не верны, а другая сторона должна была, основываясь на них, используя определенный ключ, что‑то добавить или отнять, но теперь у них уже были конкретные исходные данные. Они уже радовались возвращению соответствующих поездов, предполагая, что другая сторона не получила сообщение и поэтому совсем ничего не знала о передаче. Когда поезда межзонального сообщения, которые они подозревали, возвращались назад в ГДР, техники МГБ разбирали каждый туалет каждого вагона вплоть до отдельных деталей. Гигантская акция — но без успеха. Дублирование передачи информации через брата оказалось великолепной идеей.

Если нам, в конечном счете, удалось успешно провести эту щекотливую акцию и убедить тем самым Федеральную разведывательную службу в серьезности нашего материала, то другой, довольно банальный процесс оказался для нас серьезной проблемой. У Хельги была слабость к отшлифованному вручную горному хрусталю. Она собрала маленькую, но серьезную коллекциею, а так как наш уход был уже близок, она не хотела оставлять лучшие куски образцы жандармам из Штази. Как раз в это время, как мы позже узнали, осуществлялась большая операция почтового контроля «Адлерфлуг» («Полет орла»), направленная против нас, в ходе которой подверглись проверке ни много, ни мало, 460 тысяч почтовых отправлений. При сравнении почерков охотники на шпионов вышли, таким образом, на имя Хельги и на ее адрес. Но чтобы действовать наверняка, они сначала 20 декабря запросили оценку эксперта по почеркам. Слава Богу, было время Рождества, причем самого настоящего Рождества, с сильным морозом и снегом, а к тому же и с новогодними отпусками. Только 3 января 1979 года поступила экспертиза отдела 32 оперативно — технического сектора (ОТС). В ней говорилось, что Михновски, Хельга, являлась вероятным автором текстов телеграмм на западные условные адреса. Теперь началась захватывающая охота.

Но все же нам помогла зима 1978 года, одна из самых холодных и самых снежных зим за последние десятилетия. Значительные части территории ГДР были непроходимы, тонули в хаосе, частично было нарушено энергоснабжение, на севере Национальной народной армии приходилось целыми днями чистить от снега заметенные деревни, используя танки — бульдозеры. До Оберхофа едва ли можно было добраться, отели оставались закрытыми до наступления нового года. Так как даже в Министерстве государственной безопасности не хватало зимних шин, только 20 января удалось организовать необходимую командировку в Тюрингский Лес, чтобы проверить Хельгу Михновски, допросить и при необходимости арестовать. Но к тому времени птички уже упорхнули. Товарищи смогли лишь детально задокументировать свою неудачу.

Доклад

о командировке 19. — 23.01.1979 г. в окружное управление Зуля

Командировка происходила под руководством заместителя руководителя Второго главного управления товарища полковника Клиппеля. Цель командировки состояла в решении следующих основных задач:

1. Введение контрольных мер и мероприятий перепроверки лица Михновки, Хельги и ее сына перед возобновлением ею работы 21.01.1979 г. в «Интеротеле Панорама», Оберхоф.

2. Проведение дальнейших конспиративных разведывательных мероприятий по Михновски и ее связях с использованием официальных и неофициальных средств и возможностей с целью конкретизировать уже наличествующую оперативную информацию и выработать последующие оперативные указания, для более подробного и точного выяснения установочных данных ее знакомого в Берлине.

Для этого следующие детальные политико — оперативные мероприятия должны быть реализованы окружным управлением Зуля:

— Перепроверка архивных данных в картотеке и срочное принятие специфических контрольных мер в отделах II и VI или М и 26 окружного управления Зуля и ПЦФ (отдела борьбы с почтовой контрабандой) окружного управления Эрфурта, а также районного управления Бад Зальцунгена по отношению к лицу Михновски, Хельга, род. 20.05.1937 г., и ее сыну Михаэлю, род. 30.07.1961 г., а также к ее уже известным связям

a) K ***, прож. 8633 Рёденталь/ФРГ, ***.

b) K ***, прож. 62 Бад Зальцунген

c) Г ***, прож. 62 Бад Зальцунген, ***

d) K ***, прож. 62 Бад Зальцунген, ***.

— Проведение особых мероприятий отделом М или отделом XX, таких как проработка наличествующих почтовых документов (посылочные квитанции и подлинники телеграмм) в Оберхофе, так как отдел 32 ОТС в Берлине нуждается в образцах почерка, которые писались при тех же условиях, что и телеграммы; контроль особой почтовой отправки (внутренняя и международная почта) из Оберхофа, в частности, из отеля «Панорама».

В окружном управлении Зуля тов. полковником Клиппелем были 19.01.1979 начаты и реализованы следующие мероприятия при поддержке заместителя по оперативной работе, тов. полковника Шторха:

— Перепроверка всех сообщений НС отделов II и VI с целью установить, какая информация есть о М. и ее связях. Какие наличествующие НС еще могут что‑то сообщить по М.? Есть ли у М. автомобиль? Обширная разработка расположения и устройства квартиры; создание системы разработки — у кого есть ключ, подготовка к конспиративному проникновению в квартиру. Проверка отпуска в 1977/78; и, возможно, предварительных заказов номера М. в гостинице «Панорама» и в «Интеротеле» Берлина. Проверка всех въездов к лицу К ***, ФРГ, включая однодневные поездки. Проверка талонов для контрольных часов М. на предприятии, чтобы установить формально, совпадают ли данные об ее отсутствии с данными ее пребывания в Берлине.

— Немедленное установление связи с НС «Йохеном Ассманном» через отдел II. НС знаком с М. по общей профессиональной деятельности. Цель состоит в получении подробных данных о знакомом М.

Уже 19.01.1979 были получены следующие частичные результаты:

— Контрольные меры по линии «M» начаты

— Перепроверка архива показала, что по лицу Л *** (разведенный супруг Г ***) существует архивное дело. К лицу K *** было установлено, что с 29.6.78 был начат процесс E.

— Сообщения НС по М., полученные от «Тило» и «Пауля» есть в распоряжении отдела VI. Тем не менее, эта информация подтверждает только уже известные сведения.

— НС «Шилль», «Херрманн», «Иника» и ОСБ «Буш» отдела VI знают М. и сообщали о ней в прошлом в устном и письменном виде.

Еще в тот же день было на основании расположения квартиры М. обсуждено, чтобы держать квартиру под контролем.

Эти мероприятия были реализованы при поддержке ОСБ «Буша» (бывший кадровый сотрудник окружного управления, теперь пенсионер) 20.01.1979, с 10.00 ч. Также был задействован отдел VIII. В то же время было проведено мероприятие A отдела 26 с подключением к номеру 648 (квартирный телефон Хельги М). Мероприятие В не могло быть реализовано сразу, так как необходимый специалист окружного управления Зуля, отдела 26, не находился в распоряжении.

Со стороны отдела VI поступила информация, что НС «Бернд» (руководящий служащий «Интеротеля Панорама») сообщил, что 16 или 17.01.1979 он позвонил сыну М. и спросил об его матери. Сын ответил, что знает адрес, по которому находится мать, и что если что‑то понадобится по службе, он может ей передать информацию.

22
{"b":"237923","o":1}