ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Мастер Андреа, с книжкой в руке, Россо.

Мастер Андреа. Ха-ха! Я нашел себе развлечение. А вот и Россо. Как дела, приятель?

Россо. Ты смеешься, и я смеюсь. Ха-ха! Божественная шутка… Один рыбак… ха-ха!.. Расскажу на досуге, сейчас спешу отнести эту одежду, видишь, у меня на руке, а заодно и эти миноги. Тот, кому они предназначаются, получит только половину, другую же я намереваюсь поглотить сам в наипочтеннейшем кабачке. Прощай!

Мастер Андреа. Будь здоров.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Мастер Андреа, один.

Мастер Андреа. Я обещал найти покровителя для этого сиенца и сам согласился быть его наставником. Вот, принес ему книжку гаданий, она поможет мне сделать из него настоящего придворного. Ага! Тут-то мы за него и примемся, чтобы уже к августу он у нас стал совсем хорошим и исправным. Я втер бы очки и родному отцу, а не то что какому-то сиенцу, заметь я только, что отец вздумал сходить с ума. Ведь заплатить за лошадей тому, кто готов собственные мозги отправить на почтовых, — благодеяние не меньшее, чем очистить мир от доброй части монахов и попов, ибо стоит только башке распроститься со своими мозгами, как она тотчас же наполняется чинами, почестями и всевозможными сокровищами. Такой человек не поменялся бы положением даже с бывшим псарем Сарациной, и, приходя в восторг от любого поддакивания, он брезгует Градасьо, придворным карликом при Медичи. А потому, если мне удастся обработать безумие этого сиенского сопляка, он будет мне обязан не меньше, чем обладатели французской болезни обязаны индийскому древу. Я же вижу, что это за птица! Клянусь честью, я внесу его в синодик дураков, пусть его торжественно поминают в честь и во славу этой страны, достойной своих цепей… чуть было не сказал — Сиены.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ

Мастер Андреа, мессер Мако.

Мастер Андреа. Приветствую, сочувствую и тому подобное.

Мессер Мако. Добрый день и добрый час. А где книжка?

Мастер Андреа. Вот она, к услугам вашей милости.

Мессер Мако. Я не переживу, если вы сейчас же не дадите мне урока.

Мастер Андреа. Вы шутите.

Мессер Мако. Напрасно вы меня оскорбляете.

Мастер Андреа. Разве я вас оскорбил, назвав шутником?

Мессер Мако. Да, потому что я никогда не был шутником, ни я, ни кто-либо из моей родни. Так начнем же.

Мастер Андреа. Главное, что придворный должен уметь, — это сквернословить, быть азартным игроком, завистником, развратником, еретиком, льстецом, злоязычным, неблагодарным, невеждой, ослом; он должен уметь заговаривать зубы, изображать из себя нимфу и быть по необходимости то мужиком, то бабой.

Мессер Мако. Adagio, piano, fermo! Что значит быть то мужиком, то бабой? Я этого шифра не понимаю.

Мастер Андреа. Это значит быть и мужем и женой попеременно.

Мессер Мако. Кажется, я вас понял. Но как сделаться еретиком? Это, кажется, посложнее?

Мастер Андреа. Так слушайте.

Мессер Мако. Я весь внимание.

Мастер Андреа. Когда вам кто-нибудь скажет, что при дворе существует доброта, скромность, любовь и совесть, вы должны ответить: «Не верю».

Мессер Мако. Не верю.

Мастер Андреа. Отлично. А если кто станет убеждать, что грешно нарушать посты, вы ответите: «Плевать!»

Мессер Мако. Плевать!

Мастер Андреа. Словом, если кто будет вам говорить о дворе хорошее, вы должны неизменно отвечать: «Вы лжец».

Мессер Мако. Уж лучше я скажу: «Ты нагло врешь».

Мастер Андреа. Пожалуй, это будет понятней и короче.

Мессер Мако. А почему, учитель, придворные сквернословят?

Мастер Андреа. Чтобы казаться многоопытными, а также из-за жестокости Акурсия и того, кто, распределяя придворные должности, отдает доходные места негодяям, обижает хороших слуг и доводит придворных до такого отчаяния, что они готовы заявить: «Отрекаюсь от единого крещения».

Мессер Мако. А как сделаться невеждой?

Мастер Андреа. Оставаться скотом.

Мессер Мако. А завистником?

Мастер Андреа. Лопаться при виде чужого добра.

Мессер Мако. Как сделаться льстецом?

Мастер Андреа. Восхвалять любое свинство.

Мессер Мако. А как зубы заговаривать?

Мастер Андреа. Рассказывать чудеса.

Мессер Мако. А как изображать нимфу?

Мастер Андреа. Этому вас обучит любая придворная сволочь, из тех, что от обедни до обедни заставляют чистить свои плащи и пушистые кафтаны, словно церковную утварь, и проводят долгие часы перед зеркалом, завивая и напомаживая свои античные головки, и с петрарником в руках болтают по-тоскански, приговаривая: «Клянусь честью», «Ей-богу», «Целую ручки», воображая себя totum continens.{63}

Мессер Мако. А как злословить?

Мастер Андреа. Говорить правду, чистую правду.

Мессер Мако. А как сделаться неблагодарным?

Мастер Андреа. Делать вид, что впервые видишь человека, оказавшего тебе услугу.

Мессер Мако. А ослом?

Мастер Андреа. Спросите любого, начиная с дворцовой лестницы. Для первого урока хватит, второй мы посвятим Кулизею.

Мессер Мако. Подождите! Что такое Кулизей?

Мастер Андреа. Сокровище и утешение Рима. Происходит же от латинского слова «culum», что значит «гузно», «задница», «афедрон» и так далее — на выбор.

Мессер Мако. Каким это образом?

Мастер Андреа. Завтра скажу. А потом перейдем к маэстро Паскуино.{64}

Мессер Мако. Кто такой маэстро Паскуино?

Мастер Андреа. Некто, напустивший холода в штаны синьорам и монсеньорам.

Мессер Мако. Чем он занимается?

Мастер Андреа. Оттачивает стихи.

Мессер Мако. Я тоже пишу стихи и по-латыни и по-итальянски и знаю эпиграмму, меня прославляющую.

Мастер Андреа. Кто ее написал?

Мессер Мако. Хороший человек.

Мастер Андреа. А кто этот хороший человек?

Мессер Мако. Я сам.

Мастер Андреа. Так прочтите ее. Я хочу послушать.

Мессер Мако.

Hanc tua, Penelope{65} musam meditaris avenam
Nil mihi rescribas nimium ne crede colori.
Cornua cum lunae recubans sub tegmine fagi
Tityre tu patulae lento tibi mittit he Ulysses.

Мастер Андреа. Караул! Караул! Грабят! Грабят!

Мессер Мако. Почему вы зовете на помощь?

Мастер Андреа. Потому что некий героический безумец у вас их спер.

Мессер Мако. Кто этот героический безумец?

Мастер Андреа. Способный человек, который в пушечной пальбе не уступит своему дворецкому. Однако продолжайте.

Мессер Мако.

Arma virum que cano vacinia nigra leguntur.
Italiam fato, numerum sine viribus uxor.
Omnia vincit amor, nobis ut carmina dicunt.
Sylvestrem tenui, et nos cedamus amori.

Мастер Андреа. Надо их напечатать и озаглавить в болонском духе, я же предпошлю им жизнеописание автора, моего дорогого и бесценного друга.

Мессер Мако. Ago vobis gratia.{66}

46
{"b":"237938","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поверив этому, поверишь чему угодно
Сахарные старушки
Люблю, люблю одну!
Восемь секунд удачи
Заботливый санитар
Обезьяны, нейроны и душа
Курс Наука логики для менеджеров с элементами ТРИЗ
Адвент по-взрослому, или 31 шаг к идеальному Новому году
Вторая жизнь майора