ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дэмиен!

Меня тут же начинает тошнить. Дело не в звуке ее голоса, а в том, как она произнесла мое имя. Сердце дает сбой.

— Кэт.

Она принимает свое обычное обличье — короткие темные волосы, голубые глаза и тонкий нос. Пит сидит на подлокотнике кресла и заливисто хохочет. Все его тело покрыто полукруглыми шрамами, оставшимися после того, как зажили прыщи, которые он расчесал. Я предлагал ему связать себе руки.

Кэт, пошатываясь, подходит ближе, и мне приходится подхватить ее, чтобы не упала. Парень, у которого она только что сидела на коленях, злобно смотрит на нас.

— Кэт, — говорю я, наблюдая, как она, обхватив меня руками, сползает на пол, — что ты здесь делаешь?

Кэт, не говоря ни слова, утыкается мне лицом в колени и замирает.

— А как тебе самому кажется? — спрашивает Пит. — Что она здесь делает? Хорошо проводит время. Без тебя.

Дверь в одну из спален открывается, и оттуда выглядывают еще один парень в измятой пижаме с эмблемой Вилмора и пара девиц в чем-то обтягивающем. Девицы многозначительно смотрят на Кэт, стоящую передо мной на коленях.

— Да зачем вы вообще ее пригласили? — спрашивает одна из них тоном завзятого сноба, встряхивая длинными обесцвеченными волосами. Вторая, посмеиваясь, наблюдает за мной.

Да уж, их можно понять. Вряд ли в женском обществе может иметь успех девушка, умеющая делаться такой, какой хочет ее видеть мужчина в ближайшие пять минут.

— Я ее не приглашал, — говорит Пит. — Я позвал на вечеринку ее двоюродную сестру. Специально попросил Джулию не брать ее с собой. Но девушки никогда не слушают, что им говорят.

— Кэт… — зову я и злобно смотрю на Пита, обхватив обмякшее тело подруги руками и стараясь поставить ее на ноги. Вот сейчас рельефная мускулатура, которой у меня никогда не было, пригодилась бы.

— Зачем ты сюда пришла?

— Джулия подставила меня, — хнычет Кэт. — Она сказала, будет прикольная вечеринка, и я смогу… забыть о тебе. Она не сказала, что здесь будет Пит. И про тебя тоже ничего не сказала.

Глаза Кэт наполняются слезами. Она дотрагивается руками до моего лица, проводя пальцами по щекам.

— Мне всегда нравились твои уши, — сообщает Кэт. — И твой нос. И… брови.

Чтобы забыть обо мне?

— Ладно, давай об этом позже поговорим. Иди домой.

— Нет! — кричит Кэт. В этот момент она похожа на мою маленькую сестренку Джессику, которой два года.

Замечательно: привлекательная шестнадцатилетняя девушка с уровнем умственного развития двухлетнего ребенка в комнате, полной пьяных студентов. А если она не слишком привлекательна для них — пожалуйста — может превратиться в того, кого они хотят видеть.

Кэт обнимает меня рукой за плечи и усаживает в кресло рядом с собой. Она лижет мою щеку и пытается засунуть руки в штаны.

— Кэт, не надо, — говорю я, хватая ее за запястья.

Мы можем спокойно разговаривать — никому уже нет до нас дела. Парень, целовавшийся с Кэт, отправляется в спальню с одной из девушек в обтягивающей одежде. Краем уха я слышу слово «шлюха», которым перебрасывается пара других парней, когда они уходят.

В кресле для нас двоих слишком мало места, и мы даже ближе друг к другу, чем в те времена, когда имели обыкновение подолгу засиживаться в ее спальне за телевизором и прочими развлечениями, чувствуя втайне, что хотим большего. Только вот я шокирован тем, что случайно обнаружил ее на чужой вечеринке, пьяной, целующейся с каким-то парнем. «Чтобы забыть обо мне», потому что я сам сказал, что большего между нами не будет.

— Кэт, — спрашиваю я дрожащим голосом, — скажи мне, что вы просто целовались. А не… что ничего больше не было.

Кэт сердито смотрит на меня.

— Да почему? Ты не мой парень. Какая тебе разница?

Да, ведь это же придумал я сам. Теперь, задним числом, я понимаю, какой изъян погубил мой собственный план. Как оказалось, то, что она не моя девушка, не означает, что я не чувствую боли, сталкиваясь с ней в подобных обстоятельствах. Разница лишь в том, что в данной ситуации она мне не изменяет, потому что я с ней расстался — сказал, что между нами все кончено. Мы близкие люди, но я сам решил, что мы остаемся друзьями, не более того, а значит, права ревновать ее у меня нет. Как я мог придумать такой дурацкий план?

— Я твой друг, — говорю я, — не нужно этого делать.

Кэт садится мне на колени, обнимает за шею и кладет голову на плечо.

— Дэмиен, — говорит она, — мы же должны были пожениться.

Ух ты. Впервые об этом слышу. Но она говорит так серьезно, хотя… может, это просто пьяный треп, не более того.

— Похоже, невеста будет не в белом, — тихим голосом произносит блондинка. Все смеются. Да уж, а я-то полагал, что на нас перестали обращать внимание.

Я пытаюсь сбросить Кэт с колен, чтобы подняться. Она старается не дать мне встать, но я сильнее, и с координацией движений у меня, в отличие от нее, все в порядке.

— Не уходи! — ноет она, протягивая ко мне руки и чуть не опрокидывая кресло. Я говорю ей, что скоро вернусь. Остальным я сообщаю, что если до нее кто-нибудь хоть пальцем дотронется, пока меня не будет, они будут иметь дело со мной. При этом я советую им спросить у Пита, каково это, если моих слов им недостаточно.

Выбравшись в коридор, я набираю домашний номер Кэт, чтобы переговорить с ее мамой. Мы довольно долго беседуем о затянувшемся переходном возрасте, в котором находится ее дочь. Через открытую дверь я наблюдаю краем глаза за Кэт. Похоже, она совсем опьянела. Это хорошо — ей не придется наблюдать за тем, что сейчас будет происходить в комнате.

Вместо того чтобы вернуться в кресло, я направляюсь прямиком к Питу. Встаю прямо напротив него, вращая большими пальцами сцепленных рук, и стараюсь не смотреть ему в глаза.

— Похоже, твоя подружка готова пойти не только со мной, — говорит Пит, усмехаясь. — Видимо, ей приятней проводить время с другими, чем сидеть возле тебя.

О, я замечательный актер, и Пит сейчас об этом узнает.

— Пит, — говорю я, великолепно изображая голосом смятение, — я должен тебе кое-что сказать. Я больше не могу носить это в себе. Я обязан попросить у тебя прощения.

Пит ставит стакан на стол и скрещивает руки на груди.

— Ну, наконец-то, — говорит он. — Я жду этого целый год.

Я облизываю пересохшие губы.

— Я ревновал. Когда вы с Кэт… ну, ты понимаешь.

— Продолжай.

Я обвожу взглядом лица, задерживаясь на каждом по очереди, словно присутствие посторонних меня нервирует.

— И за эту выходку с приглашением… — продолжаю я, глядя на носки своих кроссовок, к которым прилипла грязь. — Мне было нестерпимо видеть тебя в объятиях кого-то другого. Я хотел сделать так, чтобы никто, кроме меня, не смел на тебя даже смотреть. Ни Кэт, ни Ванесса.

Имя «Ванесса» я произношу голосом, смахивающим на сдержанное рычание. Надеюсь, никого в этой комнате так не зовут. Впрочем, я совершенно уверен, что Пит не стал бы приглашать свою постоянную девушку на подобную оргию.

Пит опускает руки. Он смотрит на ребят, словно спрашивая их, не ослышался ли он и действительно ли я сказал то, что сказал.

— Что?

Я бросаю на него быстрый смущенный взгляд, снова отворачиваюсь и продолжаю говорить очень тихо:

— Только с тобой Пит. С одним тобой я всегда хотел быть! Мы были так близки, а потом появилась она, — говорю я, бросая сердитый взгляд в сторону Кэт, успевшей уже уснуть и не имеющей ни малейшего понятия о том, что я говорю. — Из-за нее мы разошлись.

Протягиваю руку и глажу Пита по колену.

— Целый год я чувствую себя таким одиноким без тебя, Пит.

— О, нет, это все происходит не со мной, — бормочет ошеломленный Пит.

С тобой, Пит, с тобой. Я вкладываю в следующую фразу столько эмоций, что глаза наполняются самыми настоящими слезами.

— Мне так долго пришлось скрывать свои чувства к тебе! Скажи же, что и ты меня любишь!

Пит тихонько произносит какое-то нечленораздельное ругательство. Он обводит комнату взглядом, надеясь, что кто-нибудь придет ему на помощь, но приятели, онемев, таращатся на нас, и никто не пытается оттащить меня в сторону.

37
{"b":"237943","o":1}